Blok

Материал из Ханограф
Перейти к: навигация, поиск
Жестокий ... Блок
автор : Юр.Ханон
       ( не считая внука короля )
Жестоко забытый Жестокий эксцентрик

Ханóграф: Портал
EE.png


Содержание


Belle-L.pngЖестокий ... БлокЪBelle-R.png

( в’место после’словия )

Ночь, улица, до фонаря аптека...[1]:297
( Михаил Савояровъ )

...умолчанный всеми, за исключением — Блока (на умолчание)...
очевидно не поэт [2]

...в


место вступления (вроде преступления) скажу ради завязки романа несколько слов о вашем Блоке, вернее говоря, о его лице. Вскользь и почти без пристарстия... Тем временем, поглядывая... (немного искоса) совсем не на его фотографию. Словно бы совсем с другим лицом.

— На первый взгляд... Слегка непосвящённого.

  Другим, — сказал я только что... Значительно менее узнаваемым и почти незнакомым, особенно, в последние сто лет... Вот, о том-то и речь: как говорится, «невелика потеря». Думаю, «всяк сюда вошедший»[3]даже... начавший читать) без труда вызовет из недр (национальной) памяти лицо Александра Блока, знакомое если не с детства, то со школьных времён — уж точно. Фотографическое, конечно. С первого взгляда ставшее хрестоматийным и даже более того: архетипическим. Почвенным и основным. В отличие от савояровского, к примеру. Или безо всякого отличия (и примера). Само по себе. — Отрешённое, вдохновенное, рафинированно-спокойное лицо генiя, шагнувшее со страницы учебника — прямо в мозг отечественного школьника. Как Блок. От начала и до конца жизни. — Глядя на его фотопортреты, сразу хочется поставить двойную жирную черту и точку... Или сразу две, одну над другой, по вертикали: вот!.., дождались наконец-то, это и есть поэт. Он. Единый и неделимый. Эталон, образец (а не те, с позволения сказать, образины, что вокруг него). Блок. Настоящий поэт..., поэт с большой буквы «П». Не только символист, но и сам — символ, по совместительству. Да ещё и какой символ!.. Даже захочешь, а лучше — не придумаешь. И не нарисуешь.[комм. 1] Так всегда бывает, если (когда) по инерции сталкиваешься с чем-то Подлинным и Сложным (каким должно быть самоё искусство), выходящим за рамки привычной жизни. — А ведь здесь даже беглого взгляда довольно, чтобы узреть: не раз, и не два, а дважды два он — не просто Блок, а цельный символ (чтобы не поминать всуё ещё и символизм). Или жупел, — если так понятнее. Для начала: самому себе символ, а затем ещё — и всему остальному... вокруг себя. Потому что, положа руку на сердце (и некоторые смежные органы): в точности таким и должно быть в представлении лицо — поэта.[комм. 2] Нездешним. Непроницаемым. И проникновенным. Короче говоря, таким, что будешь искать (слово) тринадесять лет, да всё одно — не отыщешь: каковó же оно, это лицо.

— Снаружи, видимое изнутри. Словно бы по предельному контрасту...
  Красив и высок был Ал. Блок: под студенческим сюртуком точно латы, в лице «строгий крест». Где-то меж глаз, бровей к устам. Над лицом, отрочески безволосым — оклад кудрей пепельных с золотисто-огненным отливом, красиво вьющихся и на шее... (Евг. Иванов)[4]:15
...Единожды на всю жизнь, как знак самого себя. Здесь и одновременно не здесь. Живой и потусторонний...
и снова — маска [5]

  Тысяча извинений..., потому что именно с него, с лица я и начну свой невидный спич, чтобы вскоре оставить — неоконченным. Или остановившимся, что гораздо точнее. Казалось бы, ничего иного, кроме тихой и незначительной игры слов поверх маски: лицо Блока или Блок лица. Единожды на всю жизнь, как знак самого себя. Здесь и одновременно не здесь. Живой и потусторонний. Всего лишь присутствуя и не участвуя. — Мальчик, подросток, юноша, наконец, поэт с неподвижным, застывшим лицом без мимики. Как маска. Или просто — маска. Без мимики, — сказал я. Или — почти без неё.[6]:57 Точнее говоря, повторил вслед за всеми теми <обывателями, поэтами>, кто знал, рассказывал, вспоминал о нём. Во времена его жизни. И вскоре после них... Казалось бы, любая фотография (воспоминание) — и есть «остановившееся лицо», да ещё и маска, вдобавок. Оставленная намеренно в качестве образа. Впечатления. Или воспоминания...






Ком’ ...ментарии


  1. В качестве маленького отступления (под Москвой), чтобы самому не городить сотню лишних слов, обращусь напрямую — к свидетелю Иеговы..., вернее говоря, его родной тётке. — Мария Бекетова (и не она одна) более чем внятно рассказывала о том же вопросе в своих «Воспоминаниях о Блоке» (которые я ещё не раз упомяну здесь..., и всякий раз всуе):
    «В ту же зиму на Лахтинской <улице> нарисован был Константином Сомовым портрет Александра Александровича, заказанный художнику «Золотым Руном». Сеансы происходили <дома> у Блоков. В эти часы захаживал часто Кузмин и другие литераторы. Художник тщательно оберегал портрет от посторонних взглядов и показал его только тогда, когда он был вполне закончен. Прежде всего он пожелал узнать мнение матери. Она подошла, и сердце у неё упало: такое тяжёлое впечатление произвёл на неё портрет: сходство только в чертах. Выражение рта и глаз неприятное и нехарактерное для Блока, освещённое художником субъективно. Вместо мягких кудрей на портрете тусклые шерстяные волосы.
    — Мне не нравится, — сказала мать.
    — Вы совершенно правы, мне тоже не нравится, — грустно промолвил художник.
    К сожалению, этот портрет довольно распространён, а между тем он даёт превратное понятие о Блоке»... — На этом месте прерву цитату, и без того исчепавшую тему до самого донышка. — Оставим пустые разговоры. Итак, первое слово сказано: кто прочитал, тот увидел. В конце концов, не такая ли судьба постигла — один за другим — все рукотворные портреты Блока? Или, говоря шире (в общем), все рукотворные рисунки за последние две тысячи лет, пытающиеся «изобразить неизобразимое», слепить руками «образ нерукотворный». Причём, всякий раз рисуя снаружи нечто, подавляющим образом существующее только изнутри... Разумеется, каждую из таких попыток ожидал очередной невидный провал. Ибо все они (как один) изображали не образ, а его — подобие. В известном согласии с самим собой. Но — не с ним (ибо не ведали, что творят, только рисовали)... — Пожалуй, совершу и я (днесь) свою попытку, начавши дело совсем с другой стороны. И совсем с другими намерениями...
  2. ...в отличие, скажем, от того же Алексашки Пушкина, «нашего №1» русской литературы, который при жизни, мил человек, имел при себе совсем не то лицо (или образ), которое пристало бы «гению словесности» или «светочу поэзии». Вследствие чего, говоря к примеру, просвещённые современники Александра... Сергеича, и прекрасно...душные друзья-коллеги не слишком-то высоко его ставили. Потому что не таким, — ох, не таким должен быть настоящий поэт. Что уж тут поделаешь!.. — ошибка природы. Или насмешка. Не будем закрывать глаза на очевидное: изрядно потрудиться над её выправлением пришлось уже потомкам, в поте и крови лица ваяя и вываивая в гипсе, мраморе, бронзе, граните или масле (поверх холста) тот истинный облик, которым, по нашей приматской природе, непременно должен был иметь «велiкий пиит», чтобы соответствовать своему высокому (на)званию. — Совсем не таково дело с Александром Блоком, «нашим №2» русской поэзии. Глядя на него, сердешного, кажется, и комар носа не подточит. Находясь перед лицом его фотографий (не портретов и не статуй!..), иной раз, сразу и не разберёшь, чтó здесь «более» веет велiчием: его изображение или всё-таки — поэзия, после всего. — Разумеется, мне скажут: зачем же делить, они обои вместе. И конечно же, я отвечу: а шли бы вы, друзья мои...



Ис’ ...сточники


  1. Мх.Савояров, Юр.Ханон. «Избранное Из’бранного» (лучшее из худшего). — Сан-Перебур: Центр Средней Музыки, 2017 г.
  2. Иллюстрация.Михаил Савояров, «внук короля» — в костюме и в образе савояра, паяца, гаера (с галстуком висельника на шее), (не) любимая фотография Михаила Савоярова. С почтовой фото-открытки начала 1910-х годов (С-Петербург).
  3. Данте Алигьери. «Божественная комедия» (перевод М.Лозинского). — Мосва: Правда, 1982 г. — («Ад», песнь третья).
  4. «Блок без глянца» (составители П.Фокин, С.Полякова). — СПб.: «Амфора», 2008 г., 432 стр.
  5. ИллюстрацияАлександр II, посмертная маска — снятая в день его убийства и смерти: 1 марта 1881 года
  6. Орлов В.Н. «Жизнь Блока» («Гамаюн, птица вещая») — Моква: «Центрполиграф», 2001 г., 618 стр.




Лит’ература   ( без блока, вероятно )

Ханóграф: Портал
Yur.Khanon.png

Ханóграф : Портал
MuPo.png



См. тако же

Ханóграф: Портал
MS.png

Ханóграф: Портал
EE.png




см. дальше




Red copyright.pngAuteur : Yuri Khanon.   Red copyright.png  Все права сохранены.   Red copyright.png   All rights reserved.

* * * эту статью может редактировать или исправлять только один автор.
— Всяк имеющий странное желание что-то поменять в этом тексте, —
может внести в него свою лепту: малую или боль’шую...

* * * Статья публи’куется в...первые : текст, редактура и оформлениеЮр.Савояров, esc.

«s t y l e t  &   d e s i g n e t   b y   A n n a  t’ H a r o n»