Крестовник (Натур-философия натур. Плантариум)

Материал из Ханограф
Перейти к: навигация, поиск
« Старик ... на кресте »
автор: Юрий Ханон
« Божественное растение дьявола » « Орех ты..., чо́ртов »

Содержание



Крест мой,  дряхлый и седой...


Под крестом растёт крестовник,
На кресте висит чиновник...
( Михаил Савояров )




Кресто́вник или сене́цио (лат. Senécio) — значит, сене́цио и кресто́вник...
Ну что ж, интересное начало. Неплохо было бы его ещё хоть как-то... развить (и углубить). — Например, ради вящей понятности. Или для глубины... Потому что это очень непросто ... когда нет понятности. Или есть, но — не полная...

...чтобы можно было кое-что понять, затем углубить понимание...
Крестовник обыкновенный (Германия) [1]

Чтобы можно было кое-что понять, затем углубить понимание..., и наконец, сделать кое-какие выводы. В конце концов, разве не для того существуют статьи о растениях? — тем более, о кресто́вниках и сене́циях...[комм. 1]

Кресто́вник или сене́цио (лат. Senécio). — Будто на выбор...

Значит, в первую очередь (то, с чего требуется начинать), это кресто́вник или кресто́вик — нечто глубоко русское..., почвенное..., (страшно сказать, но возможно, даже право, славное?) — и, по всей видимости, имеющее некоторое отношение к Нему. Точнее говоря, — к кресту. Вероятно, оно похоже на крест..., или где-то поблизости от него..., или даже — под ним..., а то и на нём, непосредственно (ох, не дай-то бог!)
А во вторую очередь — это сене́цио (несомненно, какой-то задохлый итальянец, отдалённый наследник времён латинской империи). Слишком..., слишком много времени утекло. И слишком много времён прошло... с той поры. Теперь уже — далеко не тот..., senécio..., бедняга. Старый, дряхлый, немощный, лысый, седой, престарелый и мрачный, в общем — всё как полагается для всякого уважающего себя старика... по имени Антонио, Муцио..., или даже Сильвио... Не исключая и дяди-Вольпио, нашего (бескровного) принца крови. Собственно говоря, не будем напрасно устраивать интригу из ничего...
Потому что всякий у нас, как ни крути — сене́цио, мой дорогой старик... Возможно, в разное время. При разных нравах (О темпера!.., О море!..) и обстоятельствах. Не исключая даже старухи..., этой женщины-сене́цио... — где-то там, на берегу маркизовой лужи..., у разбитого корыта. Или даже под ним...
Потому что при нынешнем разнообразии и склонности к демокритическому праву выбора..., даже лысина... далеко не у всех — одинакая. Потому что (чисто, между нами) не всякий Соловьёв — седой.[2] — К счастью.
Потому что полного совпадения в этом мире — не бывает. Спасибо, если (хотя б) частичное... Да и, если говорить по существу, каким бы оно ни было, это совпадение, — на окончательный результат это никак не влияет. А потому, спокойно и уверенно, можно оставить эту неблагодарную тему..., чтобы вернуться к ней — уже в каком-то совсем другом месте. И времени...
Потому что здесь и сегодня — не место и не время, мой дорогой Сене́цио. — Во́т что́ я успел понять здесь и сегодня, прежде чем закрылась эта тяжёлая дверь..., и я услышал стук гвоздей — как всегда по кресту. По нему, разумеется...

Значит, сегодня их здесь двое..., кресто́вник и сене́цио. И если судить по двум человеческим названиям..., если по ним судить..., (и одновременно всё-таки не быть судимым), то напрашиваются кое-какие выводы. Относительно их природы, если желаете... И как раз на этом месте мне придётся остановиться более подробно...

Кресто́вник или сене́цио (лат. Senécio) — как говорят ботаники (а порой их бывает тошно слушать, как и всякого профессионала) это — не слово, не понятие, а всего лишь род. — Род растений, я хотел сказать. Хотя на этот раз (приятно признаться) — род не простой, а очень крупный..., и даже крупнейший. Дым до небес. Да. Они так и говорят: «крупнейший». Чудо как хорошо слышать! — крупнейший род растений, причём, не только из семейства астровых, но также и вообще (как считается сегодня) — самый крупный род среди всех цветковых растений. По разным данным, род сене́цио включает в себя (стараниями людей, разумеется) — от одной до трёх тысяч видов этих пресловутых кресто́вников... Эти выносливые растения (часто сорняки, заполняющие пустыри или наползающие на поля с «полезными» культурами) встречаются по всему миру, от тропиков до арктических областей. Кроме того, они очень разнообразны, эти крестовники, как по размерам, так и по своей жизненной форме. Среди них есть однолетние и многолетние травы, кустарнички и кустарники, а по своему росту они варьируют от суккулентных карликов до настоящих деревьев..., пускай даже и не слишком крупных.[комм. 2]

Прочитав этот текст, спущенный мне (напрямую) ботаниками из местного отделения академии наук..., по правде сказать, я остался в полном недоумении. Разумеется, рекорды у нас теперь очень приветствуются... Спасибо дяде-Вольпио. И тот факт, что крестовник — самый крупный род... (и так далее по тексту) безусловно убеждает меня в торжественности момента, но ничуть не прибавляет смысла. Невольно спрашивается: «ну и что же из того?» Да собственно..., будь сене́цио, мой дорогой старикан, даже самым крупным родом среди насекомых и червей... какие выводы можно было бы сделать из этого факта?

— к чему прислонить?
— с чем сопоставить?
— из чего вывести?

И ещё мне говорят так: научное название рода Senécio происходит от латинского слова senex, что означает — «старый, дряхлый, немощный, лысый, седой, престарелый, мрачный». Собственно говоря, латинский сенецио, старик, — он и есть одним словом старик. — Ничуть не сомневаюсь, что это преславное имя... в своё время — было утверждено, пришпилено и присвоено крестовнику нашим прекрасным линейным Карлом, (не путать с карликом!) который отлично знал толк..., во всяких именах. Не исключая также и прочих тайных знаний... Правда, и здесь прилизанные господа ботаники попытались дать задний ход (как они любят)..., и объяснили (за Карла) название сенецио примерно так: мол, оно относится (всего лишь) к внешнему виду этих (словно бы) подслеповатых растений. Когда на них созревают семенные корзинки (а это происходит на удивление быстро, например, в апреле, всего через пару недель после раннего цветения), этот крестовник выглядит каким-то ободранным стариком, — полуголым, растрёпанным и частично «лысым». Как будто его как следует отделала — очередная Ксантиппа... Или Екатерина.

В общем, что́ с него возьмёшь..., одно слово — silvio...

Но увы, все эти слова, равно жалкие и беспомощные — ничуть не объясняют основной мысли линейного Карла... Ещё тогда, в те давние & седые времена, когда он (наш прекрасный старик, отец ботаники и дед генетики) сказал: да, я знаю, это и в самом деле — он, Senécio..., мой стародавний предок и покровитель, на все века знаменитый дядюшка Senecion (из рода Геренниев), получивший своё звучное и на века прославленное прозвище за своё..., за своё..., своё...

— Но нет. Прошу прощения, ведь я здесь всё-таки не нанимался открывать тайную дверь, которые мы с дядюшкой Линнеем неплохо заперли..., в своё время, а теперь, пожалуй — придержим... до срока. — Чтобы не продать за грош...
— Ну..., хотя б за два?..[комм. 3]

Куда проще (якобы, дитя моё..., яко бы — проще) объясняется (эт) русское имя «кресто́вник»... Начать с того, что оно — просто, народное. Не масонское. Не тайное. Напротив того — явное и до предела открытое, а потому, вроде бы, и не требует никаких объяснений...[комм. 4] — И всё же... Не будем преуменьшать (всё напрасно). Потому что крестовник..., — это не просто так. Это уже заявка... как минимум, на крест. Стало быть, имеет отношение. А может быть, даже близкий родственник Иисуса (того Христа чья фамилия, в отличие от приснопамятного Сенециона, навсегда удержала при себе орудие позорной казни, выбранное римским прокурором Понтием)... Подобно Плакун-траве, Кипарису или Терновнику, крестовник на добрый десяток веков удержал при себе это (бес)славное событие... из жизни племён примитивных приматов. Или скажем более уважительно... — небольшую мистерию политической лебеды, случившуюся в захолустной Иудее чуть не две тысячи лет назад. — Причём, (кое-кого, я знаю) удивляет крайняя устойчивость этого среднерусского сорняка. Да... Он, такой настойчивый..., даже настырный, — буквально вцепившийся корнями в святую землю... Обетованную.
Почти до середины XX века ботаники называли этот род — Кресто́виком. Затем, видимо, ради пущего различия с пауками-крестовиками и прочими антропоморфными крестови́нами, было добавлено ещё одно среднее «н»... Впрочем, оттого — ничего не изменилось. Буквально — ничего. Всё осталось на месте. Как было. Что кресто́вик, что кресто́вник... Одно дело — крест..., и безо всякого полумесяца.
Да, и я готов снова повторить. Настойчиво (и даже настырно). — Буквально вцепившись корнями в святую землю. С красной строки... (хотя она ничуть не будет красной). Скорее — наоборот. Смотрите:

Даже при са́мом внимательном и придирчивом взгляде на это растение..., каким бы оно ни было, — в его облике не удаётся уловить буквально ничего..., я повторяю, — ни-че-го, что позволяло бы назвать его «кресто́вником». Ни малейшего..., я повторяю, — ни малейшего намёка на какой-нибудь крест (ну..., пускай, даже самый захудалый или завалящий)..., его — нет. Было, да сплыло. Словно как под землю провалилось. Пусто. Zéro. Возможно, когда-то было, да ничего не осталось... — Равно как проваливаются (одна за другой) и все попытки найти хотя бы ничтожные намёки на что-либо смежное (или двуспальное)..., например: крестовину, крестец, возможно, крестителя, крестины, крестовку, кре́сти (или кресты́), а ещё крестоносца, крестьянина или, хотя бы крепость. Пожалуй, один только крещатик ещё оставляет отдалённые ассоциации... с тем местом. Не столь отдалённым... Но и то — пустая видимость, мадам. Без малейшего намёка на какое-то понимание.[комм. 5]

— Так почему же, спрашивается, седой крестовник получил своё имя? От какого-такого креста вырос его главный корень, чтобы столько лет удерживать своё имя — не имея на то ни малейших оснований?.. — Типичный самозванец.

Признаться, этот вопрос меня ничуть не интересует. — Сущая ерунда. Досужий разговор...
...и не имеют язычковых цветков...
Senecio herreianus
(излюбленное комнатное растение) [3]

А вот, пожалуй, вот что важно, в качестве информации к размышлению... В отличие от большинства астровых растений, цветы крестовника (даром, что относятся к семейству сложноцветных) не имеют язычковых цветков. Совсем не имеют.[комм. 6] Все цветки у крестовника — только трубчатые, без малейшего намёка на язычковость (полная противоположность одуванчику). Это — во первых. А во-вторых... Мало того, что крестовник — типичный рекордсмен..., самый большой род цветковых растений..., так ещё и большинство видов крестовника — ядовиты... Причём, не просто ядовиты, но ядовиты — злостно... и коварно. Их яд смертелен, но (в отличие от большинства прочих известных убийц) действует не сразу... и смерть (в зависимости от дозы или вида крестовника) может наступить спустя месяцы, годы или даже десятилетия — после дня отравления. Причём, (словно бы) не от сенецио (или цикуты, например), а вследствие совсем других причин..., вероятно — органических. Не вызывающих никаких подозрений. Или вопросов. К примеру, от долгой продолжительной болезни, подорвавшей здоровье... Ну, например, от цирроза печени, как это сделал наш прекрасный сенецио..., старик Эрик...

— Теория, мой друг, суха...

— И здесь я снова делаю паузу, поскольку — таков (мой) нынешний Крест... Крест крестовника. Этого бессильного, лысого и седого старика, назвавшего себя Сенецио, — мой друг, не говоря уже о Меркуцио..., или Горацио... Буквально, при́ смерти.
— Но древо жизни — пуще процветает, уж скоро вовсе процветёт...[4]:513

При том, едва ли не самыми ядовито-коварными из всех видов сенецио..., этого седого и дряхлого старика — будут вовсе не те невыразительные сорные травки, что растут на среднерусской низменности, не считая прочих, право, славных возвышенностей и северных болот... Вовсе нет. Северные виды, даже когда ядовиты, они (почти) ничем не отличаются от прочих бравых растений. Симптомы отравления наступают достаточно быстро, проявляются в ярко выраженной форме и мало в чём расходятся с методами воздействия прочих... аналогичных ядовитых растений..., к примеру, красавки. Но чем южнее, чем пустыннее растёт прекрасный крестовник, тем больше сладкого, тлетворного яда копят в себе его листья... — Не скажу: совпадение. Или случайный случай... Но всё же именно те, что растут в земле обетованной..., пожалуй — самые коварные и ядовитые. Север Африки. Синай.[комм. 7] — Низкорослые. Крайне выносливые. Почти никогда — не зелёные. С толстыми листочками, напоминающими то ли стеклянные шарики, то ли овальные камни, отшлифованные ветром и морским прибоем... Ботаники, эти пошлые люди, называют такие растения «листовыми суккулентами».[комм. 8] Именно в них концентрация скрытой смерти достигает своих пределов. Возможных пределов. — А также и части — невозможных...

Понятно, что нарисованная схема скрытого отравления ядами крестовника..., едва ли не идеальным образом соответствует — всему тому, что разыгрывалось на наших глазах не раз..., и не десять раз..., в прошлом и будущем (не считая настоящего, как всегда). «Великая» Римская Империя — ничуть не более велiкая, чем всякая другая... Получив, в своё время, смертельную дозу отравления — собственным кресто(внико)м в захудалой окраинной провинции, поначалу она даже и не заметила изъяна. Но затем..., шаг за шагом, тихий & коварный яд двуединого бога постепенно проникал в ткани жизненно важных органов, сантиметр за сантиметром — вызывая их перерождение. Сначала фиброматозное. Затем, жировое... И наконец, окончательное помертвение тканей, одновременно сопровождаемое разрастанием раковых клеток и метастазами. — Так действует яд крестовника, вызывающий цирроз печени и — рак... И в точности так же действовало христианство, поставившее (в качестве ответного шага) свой могильный крест на восходящей римской цивилизации, а затем — похоронив её под собственными метастазами на полторы тысячи лет...[5]:503-505 Впрочем, не стану повышать голос. Это — будни. Любая человеческая «цивилизация» без особых изменений, так или иначе, но проходила по этому пути вниз... — И прошлая. И сегодняшняя... — По крестному пути крестовника..., прошу прощения. Менялись только имена и пейзажи. Всё остальное — оставалось прежним...

И здесь, слегка остановившись, задам ещё один вопрос. Напоследок.

Лофофора. Мак. Дурман. Белена (список далеко не полный, объелся). — В конце концов, не слишком ли любопытна эта старая, вечно гримасничающая обезьяна? — Стоит только открыть любой текст, посвящённый видам крестовника, как (непременно) на глаза попадётся примерно такой..., не одну тысячу раз жёванный текст:

...большое число видов рода сенецио — широко распространённые декоративные растения, известные во всех широтах как высокодекоративные садовые однолетники или многолетники. А многие тропические (в частности, суккулентные) виды — предмет коллекционирования любителей суккулентных растений. Ксерофитные виды сенецио можно найти — практически во всех ботанических садах и во многих частных коллекциях. Ближайший родственник крестовника, род Цинерария, некоторые виды которого включены в род сенецио..., или напротив, называются крестовниками «по старой памяти» — также одно из красивейших растений: как садовых (в том числе, и для городского озеленения), так и тепличных...
— ну, и так далее...

Здесь и поневоле ответишь... — невпопад, конечно. Тут же припомнив и друга-Фридриха, и шапочного знакомого Зигмунда, и даже «дважды испорченную» «русскую» девочку-Сабину (не раз пытавшуюся испражняться на свою левую ногу). — Ну, и пожалуй, самое последнее, что остаётся в таких случаях..., немного пошамкать старческим беззубым ртом... о лучезарной путеводной звезде рвоты, или её подкожном инстинкте смерти...

Само собой, не для того создана жёсткая и прямая наука — внутренняя хомистика, чтобы рассказывать подобные анекдоты..., не слишком-то достойные — даже здешних, ханографических текстов. Но ... благодаря усилиям толпы доблестных современников..., она отныне — закрыта. Эта старая скрипучая дверь, ведущая — туда, в середину человека. А потому, не слишком заботясь об «истинности» предлагаемого пути, как настоящий падре или ксёндз — в знак полного понимания — просто подниму один палец вверх. Туда, где вечно находится Он..., — вместе со всей армией своих пресловутых крестовников.

И пускай теперь не я, а Тот-кто-сказал единожды веское слово, ответит за своё маленькое тайное знание..., наконец-то связавшее маленький крестовник и большой (самый большой!) сенецио — в один неразрывный веник..., чтобы не сказать — швабру. Ту плотную связку, где один пруток не отделить от другого..., а все вместе — не сломать. До тех пор, пока не придёт очередной варвар и не выбросит их — все вместе — в один костёр всеобщего (не)знания. — Нимало не сомневаюсь, что последнее моё указание покажется совсем (семь или восемь) непонятным. И тем лучше... Главное, что он, Линейный Карл & господин системный старик систематики — отлично знал, что делает... Раз и навсегда.

Главное — указать путь. Как дважды 33... Был нулевой год. Затем тридцать третий... И ещё, спустя ровно столько же лет — он..., совсем уже старик, потерявший интерес к этой жизни — пошёл следом. Кто он был? — Римлянин, конечно... Не иудей. Нет... Сын известного ритора и историка, выходец тоже из дальней провинции Кордуба, «воспитатель» этого жуткого идиота..., Нерона, великий стоик, старик-философ, чудом избегнувший смерти по личному распоряжению другого придурка Калигулы и всё-таки приговорённый этим дегенератом..., которого «воспитывал». Приговорённый к смерти. Или — к самоубийству (в виде помилования). Вот он: лысый, седой (но ещё крепкий) старик, который покончил с собой (если считать по годам) ровно вдвое ... по сравнению с тем, который — якобы не сам. Которого прибивали — гвоздями. К сухому дереву, сколоченному в форме креста... — В точности за 33 года до него, седого, лысого старика. Гражданин Рима..., да и сам — «почти» император. Впрочем, с самого начала дело как-то не заладилось. — Сначала он вскрыл себе вены на руках. Но кровь текла слабо... Старик. — Вдобавок (скажу по секрету), все настоящие стоики — непременно спазматики. Затем, немного торопясь, он вскрыл себе вены — ещё и на ногах. Но и это не слишком-то помогло... По-прежнему кровь текла вяло. По-старчески... И тогда он выпил ещё — яд. Из одного известного растения... Одного из тех, которые были всегда в запасе у императоров и сенаторов, как частно-государственные растения Рима... Приводившие приговор в исполнение. Или так..., без приговора.
И уже́ тогда, выпив яду, он, старик — умер, войдя в горячую ванну.

...его имя было: Луций Анней Сенека...
Крестовник обыкновенный
( опять Германия ) [6]

Его имя было Лу́ций А́нней Се́не́ка..., Сенека-младший (поскольку его отец — тоже был Сенекой, хотя и старшим), чаще его зовут просто — Се́нека... или Сене́ка. Без уточнений. Потому что он один — такой. По стопам Сократа... и ещё одного. Которого (чуть раньше) казнили в Иудее. На кресте...

Возможно, всё это — большой секрет. Или не очень большой... Или вовсе не секрет. Разумеется, я сейчас не говорю о линейном Карле. Ни слова. Потому что он и без меня всё отлично знал. В точности. — Но если даже папаша-Энгельс, бесконечно далёкий от всякого рода «ботаники», не без удовольствия называл Сенеку — родным «дядей христианства»...[7] Любая энциклопедия расскажет вам якобы человеческим языком, что «этика Сенеки оказала большое влияние на формирование христианской идеологии». Но — ни одна (вплоть до сегодняшнего дня) даже не обмолвится, что ещё и — соединила..., и даже слила воедино... рукой одного знаменитого масона. Да так, что теперь и не разорвёшь... — Настоящий альянс ... в коллаже.
Повсюду и в любой день, он теперь один, един и даже — в трёх лицах. Как всемогущий и вездесущий... — вечно лысый и дряблый, старческий и седой крест... — Крест христианства.
Послушайте, вот он, уже здесь. Поперёк этой страницы. На одной строке. Через запятую. Или внутри одних скобок... Сенецио и крестовник. Вечно не здесь. И всегда — рядом...

Как медленное разрушение горькой полынью...
Или тихое фиброзное угасание от перерождения тканей...
Или далёкий стук гвоздей, забиваемых в дерево..., старое дерево креста...

Потому что смерть..., прошу прощения..., я хотел сказать: смерть... седого крестовника — она всегда не сейчас. И не здесь. Она всегда, вечно — в будущем времени... Как проблеск надежды. Или одна маленькая (очень маленькая) тайна..., — никогда не имеющая разгадки.





A p p e n d i X

( или маленький цитатник для стариков )



С крестом  (в доме)

...крестовник не серо-белый, прежде известный...
Senecio herreianus
(с листьями, напоминающими крыжовник) [8]

➤   

Senecio haworthii или крестовник серо-белый, прежде известный под названием Kleinia canescens, на самом деле этот вид следовало бы называть «белоснежным».[комм. 9] Низкие стебли и цилиндрические, с обеих сторон заострённые листья на очень коротких черешках покрыты густым белым войлоковидным опушением. При избыточном увлажнении растение быстро «толстеет», из-под белого опушения становится видна зелёная кожица.[9]:133

  Вальтер Хааге, «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben), 1960 г.
➤   

Senecio herreianus прежде назывался Kleinia gomphophylla. На стелющихся, формирующих обильную поросль разветвлённых стеблях сидят пулевидные, коротко-заострённые листья, напоминающие светло-зелёные ягоды крыжовника. Особенно интересны на них прозрачные полосы шириной до 2 мм, открывающие доступ солнечным лучам вглубь тканей. Такие листья-«ягоды» развиваются особенно хорошо на очень светлом месте.[9]:133

  Вальтер Хааге, «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben), 1960 г.
➤   

Senecio stapeliaeformis (крестовник стапелиевидный) [комм. 10] образует толстые прямостоячие стебли диаметром до 2 см. с пятью-семью рёбрами, густо усеянными рудиментами прямостоячих листьев. Между рёбрами окраска стебля серо-зелёная, с короткими, не сливающимися тёмно-зелёными штрихами. Красивые терминальные багряные цветки похожи на красные гвоздики. Этот вид предпочитает водонепроницаемую, но суглинистую почву. В течение всего года, включая и период летнего покоя, его следует держать в очень сухом состоянии. Растёт в зимнее время, размножается подземными отводками. Родина — Южная Африка, Капская провинция.[9]:135

  Вальтер Хааге, «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben), 1960 г.
➤   

Senecio (Tourn.) L. (крестовник). Этот род содержит около 1300 видов, распространённых по всему земному шару. Это лиственные и почти совсем безлистные кустарники с мясистыми ветвями и листьями. Листья плоские, круглые или недоразвившиеся, чешуйчатые. В культуре удаются, хорошо растут и неприхотливы. Зазимовывать их нужно при температуре около 10ºC. Размножаются корневыми отростками.[10]:178-179

  — Ф.Пажоут, Я.Валничек, Р.Шубик, «Кактусы», 1963 г.
➤   

Senecio praecox образует короткие, высотой до 10 см. стволы, суживающиеся кверху.
Senecio stapeliaeformis образует стоячие голые стебельки. Только на их верхних концах растут листья длиной около 4 см., быстро опадающие. Их затвердевшие остатки торчат на стебле растения в форме наростов, отдалённо похожих на колючки.[10]:179

  — Ф.Пажоут, Я.Валничек, Р.Шубик, «Кактусы», 1963 г.
➤   

В тропической Африке (в Танзании, Кении и в некоторых областях Конго на высоте 3-4 тысячи метров над уровнем моря обитает некоторое число древовидных, слабо- или совсем не суккулентных видов сенецио, по своему внешнему виду напоминающих гигантские лобелии, растущие в похожих условиях (но только в Южной Америке). Эти виды Хауман (Hauman) описал и выделил в отдельный род Dendrosenecio (древовидный сенецио). — Согласно нашему пониманию, этот род, равно как Senecio L., Kleinia L. и Notonia DC. должны быть слиты в единственный настоящий род Senecio, после чего перестать существовать как отдельно существующие таксоны.[11]:348

  Hermann Jacobsen, «Das Sukkulenten lexicon»,[комм. 11] 1970 г.
➤   

Крестовник укореняющийся — (Senecio radicans). Родина — Южная Африка. Многолетнее суккулентное травянистое растение с многочисленными ползучими тонкими побегами, на которых имеются узлы, образующие корни. Вследствие этого растение легко и быстро укореняется. Листья серо-зелёные с тёмно-зелёными полосками (вдоль листа). Цветки белые. Растение требует солнечного местоположения. В зимний период температура в помещении должна быть 11-13 градусов. Зимой растения надо поливать редко, летом — по мере необходимости. Весной пересаживать в дерново-листовую почву в равных объёмах с прибавлением пятой части песка. Применяют как ампельное растение в подвесных вазах, корзинках, плошках и горшках.[12]:26

  — Прасковья Левданская, «Кактусы и другие суккуленты в комнатах», 1971 г.
➤   

Корни некоторых сенецио утолщены, запасают в засушливое время воду, но чаще всего суккулентность этих растений обусловлена особенностью строения листьев и стеблей. У ползучих форм достаточно толстые листья шаровидной или яйцевидной формы, поочерёдно сидящие на стебле. Они обычно голубовато-зелёные, с полоской-оконцем на верхней поверхности. Побеги у этих видов выпускают пучки корней по всей длины на определённом расстоянии друг от друга. Растущие прямо и обильно ветвящиеся виды сенецио бывают от 15 см. до 1,8 м. в высоту, а S. johnstonii — ещё больше: он растёт в виде прямостоячего деревца с одним стволом. Это один из очень немногих высокогорных видов, встречающийся на Килиманджаро в Танзании, на высоте около 3650 м. над уровнем моря.[13]

  — Эдгар и Брайан Лэм, «Кактусы», 1975 г.
➤   

Многолетние, двулетние, реже однолетние травянистые растения, полукустарники, кустарники или маленькие деревья с голыми или опушёнными войлочными побегами. Листья разнообразные по форме, эллиптические до обратно-яйцевидных, цельнокрайние и рассечённые, дольчатые, перистолопастные, очерёдные. Соцветие — корзинки, маленькие до больших, одиночные или по нескольку в щитках или метёлках; краевые цветки язычковые, женские, или они отсутствуют; срединные двуполые, трубчатые.
Распространены во всех районах земного шара — от северных полярных до тропиков; кустарники и деревья обитают в субтропиках и, в основном, в тропиках. В роде 2000 (1300) видов.
Многие представители этого огромного рода известны в культуре, выращиваются в открытом и закрытом грунте как декоративные растения; их разводят на срезку, как горшечные растения, а также используют на оформление. Примерно 30 видов культивируется под стеклом, в оранжереях.[14]:298

  — Семён Сааков, «Оранжерейные и комнатные растения и уход за ними», 1983 г.
➤   

Крестовник ― Senecio (Tourn.) L. Огромный род семейства астровых, насчитывающий около 1500 видв (по другим данным от 2000 до 3000 видов), представлен многолетними травянистыми, с том числе, листовыми и стеблевыми суккулентными растениями: кустарничками, кустарниками и древовидными формами. Все они широко распространены по всему земному шару. Центр происхождения суккулентных крестовников находится в Южной и Восточной Африке, отдельные виды встречаются на Канарских островах, в Юго-Западной Европе, на Аравийском полуострове, острове Мадагаскар и в Мексике. Некоторые виды можно использовать в качестве ампельных растений.[15]:42-43

  — Раиса Удалова, «Агавы, алоэ и другие суккуленты», 1994 г.
➤   

Корни суккулентов приспособлены для быстрого поглощения как дождевой воды, так и влаги, образующейся в результате перепада ночных и дневных температур. В большинстве случаев корни располагаются близко к поверхности почвы и способны всасывать влагу росы. Исследования, проведённые в Восточной Африке, показали, что даже в том случае, когда основные корни идут глубоко в землю, тонкие боковые вссывающие корни могут расти по направлению к поверхности почвы. У хавортий, триходиадем сочные корни запасают влагу; у крестовника (Senecio hallianus) образуются надземные колбасообразные придаточные корни до 12 см. длины и толщины...[15]:15

  — Раиса Удалова, «Агавы, алоэ и другие суккуленты», 1994 г.
➤   

Обжигающее действие солнечных лучей уменьшается и за счёт образования в эпидермисе листа кристаллов оксалата кальция. Лучи проходят вглубь ткани как через матовое стекло. Такие «окна» есть у представителей <семейства> асфоделовыххавортии притуплённой и хавортии тупой (Haworthia retusa, H.obtusa).
Выпуклая поверхность «окон» у фенестрария и офтальмофиллума отражает лучи солнца. У многих суккулентов (Senecio herreianus, Peperomia dolabriformis) вместо «окон» есть светлые пятна, полоски, служащие для тех же целей.[15]:17

  — Раиса Удалова, «Агавы, алоэ и другие суккуленты», 1994 г.
➤   

Прежде всего нужно отметить необычайное разнообразие облика представителей этого рода. Среди них есть как стелющиеся травянистые растения (например, крестовник Роули), очень эффектные в ампельной культуре, так и кустарники и деревья, которые никак не подходят для выращивания в квартире. Второе замечание касается присущей всем крестовникам способности приспосабливаться к домашним условиям. Способность эта поистине велика, и тем более удивительно, что некоторые крестовники культивируют только в ботанических садах, хотя при выращивании в жилых помещениях их считали бы весьма неприхотливыми растениями. У большинства культивируемых в Европе крестовников вегетационный цикл соответствует смене времён года в северном полушарии, обратный цикл — скорее исключение (он свойственен крестовнику членистому, стрелковому и крестовнику клейния).[16]

  — Ян Гратиас, «Кактусы и другие суккуленты», 1997 г.
...знай итальянские Борджиа...
Senecio stapeliiformis
(очень похожий на стапелию) [17]
➤   

Знай итальянские Борджиа и Медичи о свойствах сложноцветных растений рода сенецио, количество их жертв могло бы заметно возрасти.
Оказывается, представители этого рода относятся к числу опаснейших ядовитых растений, но не потому, что их яд очень силён, а потому, что он действует очень скрытно. Только в начале ХХ века возникло предположение, что содержащиеся в этих растениях вещества могут быть опасными для жизни.
Очевидно, яд содержат все многочисленные представители рода, включая суккулентные, по крайней мере, он обнаружен во всех исследованных в этом отношении видах (а их было около 100). Причём, именно в суккулентах встречается наиболее высокая концентрация ядов в особенно опасных комбинациях.
Попадая в организм, эти яды не вызывают быстрых и заметных изменений, но необратимо изменяют биохимические процессы, в первую очередь, в печени, что приводит к постепенному развитию цирроза и рака. <...>
Конечно, сенецио не относятся к числу аппетитных растений, но ягодообразные листья одних и сочная, напоминающая по виду и запаху огурец мякоть других вполне могут кого-то, особенно детей, соблазнить попробовать их на вкус.
А потому, радуясь общению с этими цветами, нельзя забывать об осторожности!..[18]

  — Дмитрий Семёнов, «Коварный яд сенецио», 2000 г.
➤   

Крестовник, сенецио (Senecio). Раньше к этому роду относили и близкородственный род клейния (Kleinia), но теперь он снова выделен как самостоятельный. Среди представителей этого обширнейшего рода, широко распространённого по земному шару, (их насчитывают около полутора тысяч!) встречаются и деревья, и кустарники, и множество травянистых — однолетних, двулетних, многолетних — растений. <...> В нашей флоре средней полосы России насчитывается 15 видов, как правило, цветущих осенью, соцветия немного напоминают одуванчик.
Нередко в коллекциях встречается к. членистый (S.articulatus), с членистыми утолщёнными стеблями около 1 см. толщиной, светло-серой окраски (благодаря восковому налёту) и характерными тройчато- или перисто-раздельными листьями. <...>
Оригинальными поникающими побегами, покрытыми совершенно круглыми листьями (англичане его называют «нитка бус») отличается крестовник Роули (S.rowleyanus). Его помещают на полку или в подвесное кашпо, откуда ниспадающие побеги образуют своеобразный живой занавес. Но эффекта можно добиться только при достаточном освещении.[19]:42

  — Татьяна Клевенская, «Неприхотливые комнатные растения», 2001 г.
➤   

Крестовник членистый (S.articulatus). Членистые вертикальные стебли этого вида достигают более 40 см. в высоту, имеют мелко-дольчатые стреловидные светло-серые листья. Жёлтые цветки появляются редко и неохотно. Неприхотлив, выносит свет и сильную тень, умеренную жару, но не заморозки. Размножается в основном стеблевыми черенками, которые быстро образуют боковые побеги, но можно также размножать и семенами. Родина: Южная Африка (ЮАР).
Крестовник Балли (S.ballyi). Это один из видов, наиболее любимых коллекционерами и довольно трудных при выращивании в культуре. Растения имеют толстый бугристый корень, от которого могут отрастать два хорошо различимых побега. Во время вегетативного роста развиваются короткие стебли до 8 см. длиной с большими листьями 4 см. в ширину и 8 см в длину. Затем, когда наступает период цветения, вырастает длинный толстый стебель-цветонос с мелкими чешуеобразными листьями. Его верхушка увенчана оранжевыми соцветиями. Растение предпочитает рассеянный свет и умеренное тепло, но нуждается в защите от заморозков, а также сильной жары и палящего солнца, так как оно склонно к поражению корневой гнилью. Размножается черенками или семенами. Родина: Кения.[20]

  — Майлс Андерсон, «Кактусы и суккуленты», 2002



Под крестом  (в прозе)

...садовое растение (не голова)...
Крестовник изящный (Senecio elegans)

➤   

Только два летних месяца — июнь и июль — красуются здесь различные цветы, да и то почти ежедневно подвергаются то морозам, то снегу. Но привычны растения гор к подобным невзгодам и не погибают от них. Даже нежные цветки, каковы мак, касатик, горошек и др., будучи ночью засыпаны снегом и заморожены холодом, вновь начинают цвести как ни в чём не бывало, лишь только отогреет их дневное светило. Те же самые морозы и снег не убивают в альпийской области и насекомых;[комм. 12] как только стихнет непогода, сейчас являются здесь бабочки, мухи, комары, пауки не только на лугах, но и вблизи вечного снега. Все спешат пожить и порадоваться в короткие промежутки солнечного света и тепла... В области альпийских кустарников растут: два вида рододендрон, усыпанные в июне — один (Rhododendron capitatum) лиловыми, другой (Rhododendron Przewalskii) крупными белыми цветами, альпийская карагана (Caragana jubata), также залитая в это время розовыми цветками, низенькая, всего от 1/2 до 3/4 фута, малина (Rubus sp.), таволга (Spiraea sp.), альпийская лоза (Salix sp.) и жёлтый курильский чай (Potentilla fruticosa). Три последних вида, вместе с маленькой (1/2 — 1 фут высоты) облепихой заходят далеко в область альпийских трав. Из травянистых растений в той же альпийской области чаще других встречаются: великолепный полевой мак (Gathcaria integrifolia n.sp.) в 2-3 фута высотой, нередко с 5-ю или 7-ю цветовыми головками на одном стебле, притом иногда 7-8 дюймов в диаметре развёрнутого цветка, мак голубой (Meconopsis racemosa, M.quintuplinervia n.sp.), курослепник (Caltha palustris), Goluria longifolia n.sp.— единственный вид, который известен был до сих пор на Алтае, гималайская буковица (Trollius pumilus) и гималайского же рода Cremanthodium discoideum n.sp., хохлатка (Corydalis linarioides n.sp., С. trachycarpa n.sp.), касатик (Iris ensata), одуванчик (Taraxacum sp.), мыкер (Polygonum viviparum), осока (Carex sp.), анемон (Anemone micrantha), первоцвет (Primula farinosa), низенькие — ревень (Rheum pumilum n. sp.), мытник (Pedicularis cranolopha n.sp.), молочай (Euphorbia sp.), валериана (Valeriana n.sp.) и вероника (Veronica sp.), бузульник [комм. 13] (Senecio altaicus)...[21]

  Николай Пржевальский, «Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Жёлтой реки»,[комм. 14] 1833
➤   

Из трав между альпийскими кустарниками красуются в июле: генцианы (Gentiana barbata, G.Olivieri var., G.straminea n.sp.), мытники (Pedicularis labellata, P.Przewalskii n.sp.), герань (Geranium Pylzowi n.sp.), крупная альпийская астра (Aster alpinus), крупный мыкер (Polygonum viviparum), колокольчик (Adenophora sp.), зверобой (Hypericum Przewalskii n.sp.), мелисса (Dracocephalum tanguticumn sp.), бузульник (Senecio Sagittan sp.), живокость (Delphinium Pylzowi n.sp.), <сосюрея> — Saussurea pygmaea n.sp., Saussurea phaeantha n.sp., Saussurea nigrescens n.sp. Там же по небольшим лугам возле ключей и речек цветут: тмин (Garum sp.), горошки <остролодки> — (Oxytropis sp., О.ochrocephala n.sp., О. kansuensis n.sp., О. strobilacea), лютик (Ranunculus affinis), маленькие генцианы (Gentiana aristata n.sp., G.aperta n.sp.), Anaphalis alata n.sp., <горноколосник> — Umbilicus sp., <володушка> — Bupleurum miltinerve, Swertia marginata, etc. Вообще луга альпийских кустарников роскошны своей травянистой флорой, в особенности в середине лета.[21]

  Николай Пржевальский, «Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Жёлтой реки», 1833
➤   

В шесть часов утра Оливер был уже на ногах; он блуждал по полям и обшаривал живые изгороди в поисках полевых цветов; нагруженный ими, он возвращался домой, и тогда нужно было заботливо и внимательно составить букеты для украшения стола к первому завтраку. Был и крестовник для птиц мисс Мэйли; Оливер с большим вкусом убирал им клетки, научившись этому искусству у многоопытного приходского клерка. Когда с этим бывало покончено, его обычно отправляли в деревню для оказания кому-нибудь помощи или устраивали иной раз игру в крикет на лугу, а бывало и так, что находилось какое-нибудь дело в саду, которым Оливер (изучавший эту науку под руководством того же наставника, садовника по профессии) занимался весело и охотно, пока не появлялась мисс Роз. А тогда его осыпали тысячью похвал за всё, что он сделал.[22]

  Чарлз Диккенс, «Приключения Оливера Твиста», 1839 г.
➤   

Я поставил его стул на прежнее место, и мы сели. Суета и оживление, которые я заметил в комнате молодых супругов, продолжались, и я почти не сомневался, что там производилась «уборка». Моя догадка подкрепилась появлением на сцене тонкой прямой тени, которую я счёл за щётку и которой весьма деятельно орудовали.
Да, чтоб не забыть — когда щётка на миг позволила себе передышку, на шторе очень чётко вырисовалась тень бедного молодого гравера. Он подошёл к окну, видимо для того, чтобы продеть между прутьями клетки какой-то предмет, вероятно, веточку крестовника.
В эту минуту я заметил, что мой друг сильно изменился в лице. Он приподнялся на стуле и, взволнованно вглядываясь в тень, каким-то странным тоном произнёс:
 — Как, вы сказали, фамилия этих людей?
 — Адамс, — ответил я.
 — Адамс... Вы уверены?
 — Совершенно уверен.
Тень уже исчезла, но я заметил, что мистер Пайкрофт стал рассеян; чувствовалось, что ему не по себе, и я перевёл разговор на другую тему, не касаясь волновавшего меня вопроса, пока мой гость сам не вернулся к нему. [23]

  Чарльз Диккенс, «Земля Тома Тиддлера», 1861
➤   

Но самая разнообразная растительность встречается на сухой почве рёлок,[комм. 15] где всего более растут деревья и кустарники, а из травянистых растений чаще других попадаются: лилия, красная и жёлтая (Lilium pulchellum, L. spectabile), пионы (Paeonia albiflora), ясенец (Dietamnus fraxinella), синюха (Polemonium coeruleum), валериана (Valeriana officinalis), крестовник (Senecio pratensis)...[21]

  Николай Пржевальский, «Путешествие в Уссурийском крае», 1870 г.
➤   

В общем флора гор левого берега Ды-чю значительно сходствует с альпийской флорой горной области верхнего течения Жёлтой реки, хотя, конечно, в рассматриваемом районе встречаются и виды, исключительно свойственные Северо-восточному Тибету.
Из наиболее характерных растений, цветших во второй половине июня, можно отметить: для нижнего горного пояса все поименованные на стр. 93 кустарники, присоединив к ним вьющийся по обрывам ломонос (Clematis orientalis), по луговым горным склонам — альпийскую хохлатку (Corydalis capnoides var. thibetica), мелколепестник (Erigeron uniflorus), буркун (Medicago platycarpos), крестовник (Senecio campestris), голубой мак (Meconopsis racemosa), колокольчик (Campanula aristata), астрагалы (Astragalus cythropus, А.confertus, Astragalus n.sp)...[24]

  Николай Пржевальский, «От Кяхты на истоки Жёлтой реки», 1883-1885 г.
➤   

Благодаря достаточному орошению в описываемой местности, т.е. на нижнем Номохун-голе, развивается несколько лучшая, по крайней мере для Цайдама, растительность. Тамариск (Tamarix Pallasii) является здесь деревом от 20 до 25 футов высотой — при толщине у корня своего корявого ствола от 1 до 1 1/2 футов; кроме того, здесь же обилен хармык (Nitraria Schoberi) и три вида сугака (Lycium chinense, L.ruthenicum, L.turccmanicum). Ближе к наружной окраине этих сопровождающих реку зарослей, на более солёной почве, в изобилии растут: белолозник (Eurotia ceratoides), чагеран (Hedysarum multijugum) и ломонос (Clematis orientalis var.); из трав же — Saussurea crassifolia <(соссюрея)>, Kochia mollis, Kochia seoparia var. (<кохия>), Salicornia herbacea (<солерос>), Suaeda salsa (<шведка солончаковая>), Salsola kali и ещё четыре или пять видов солянок. На засеянных ячменём полях, в особенности по арыкам, роскошно развиваются те же, что и у нас, сорные для хлеба травы: костёр (Bromus japonicum), острица (Asperugo procumbens), осот (Sonchus oleraceus), лебеда (Ghenopodium album), воловик (Lycopsis sp.), ежесемянка (Echinospermuia sp.), Acroptilon Picris, лактук (Lacluca tatarica), крестовник (Senecio resedifolius), спорыш (Polygonum aviculare), жеруха (Lepidium latifolium), крестовый корень (Cnicus sp.) и полынка (Artemisia maritima?, A.Sieversiana); четыре последние вида растут преимущественно по старым пашням. Кое-что из названной флоры попало в наш гербарий, который мы теперь и закончили для нынешнего года. В этом гербарии считалось 542 растительных вида.[24]

  Николай Пржевальский, «От Кяхты на истоки Жёлтой реки», 1883-1885
➤   

Нежный розовый цвет альпийского первоцвета (Primula farinose — употребляется местными жителями как средство, облегчающее дыхание при восхождении на горы) и других родов, как бесстебельной дрёмы (Silene acaulis), белый цвет анемона, ярко-жёлтый огненный цвет сокольника (Hieracium), медно-красный цвет Bartsia, темно-голубой — генциан, или горечавок (Gentiana), и тёмно-фиолетовый, бархатистый цвет фиалок (Viola calcarata) — вот господствующие тоны, которыми отливает поверхность и к которым при известных условиях (например на Симплоне) присоединяются белоснежные венчики померанцевых цветов Senecio incanus (крестовника), кроваво-красные живучки (Sempervivum), двуцветные астры, серый мохнатый эдельвейс (Edelweiss) и густой лазоревый цвет Eritrichium nanum.

  — Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, из статьи «Альпийские растения», 1907 г.
➤   

Кресто́вик (Senecio L.) — род растений из семейства сложноцветных, группы Астерообразных. Травы, полукустарники, кустарники, изредка небольшие деревца, что особенно характерно, так как древовидные сложноцветные вообще очень редки. Головки их по большей части лучистые. Краевые цветы, образующие лучи, мужские, те же, что занимают средину головки — двуполые. Общее ложе плосковатое, голое, ямчатое или коротко волосистое. Плодики почти цилиндрические с 5 или 10 рёбрышками и волосатым, скоро опадающим хохолком. К<ресто́вик> — один из самых больших родов, заключает до 900 видов, между которыми многие весьма трудно различаемы и до сих пор плохо изучены. Распространены повсюду. Для человека почти без значения.

  — Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, из статьи «Крестовик», 1907 г.
➤   

Кресто́вик обыкновенный, баранчик, дымокурка (S. vulgaris L.) — однолетнее растение, сильно засоряющее своими многочисленными семенами поля и огороды, преимущественно на плодородной почве и заглушающее там многие из возделываемых, например, люцерну. Мера истребления — скашивание К<рестовника> на полях, межах и т.п. до созревания семян и разведение пропашных растений. Прежние лесоводы (Гейер) рекомендовали его посев в лесных питомниках, для защиты деревец от зноя, но в новейшее время, после открытия на К<рестовнике> одной из стадий развития грибка — паразита Calosporium Seneciocionis — врага сосны, эта мера должна быть признана крайне опасной.

  — Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, из статьи «Крестовик», 1907 г.
...он ещё не всё узнавал и слышал, говорил, заикаясь...
Крестовник обыкновенный, сорняк
(и снова та же Германия) [25]
➤   

Он ещё не всё узнавал и слышал, говорил, заикаясь. Вёл он себя так, что, не будь Паня предупреждена врачами, посчитала бы его рехнувшимся. Увидел в зарослях опушки бодяг, колючий, нахально цветущий, ― не вспомнил, огорчился. Ястребинку, козлобородник, бородавник, пуговичник, крестовник, яковку, череду тоже не вспомнил. Все они, видать, в его нынешней памяти походили друг на дружку, потому как цвели жёлтенько.[26]

  Виктор Астафьев, «Ясным ли днём», 1967 г.
➤   

Одни ботанические семейства отличаются обилием видов, содержащих алкалоиды, другие — нет. До сравнительно недавнего времени не появлялось сообщений о нахождении алкалоидов в представителях семейства Астроцветных (Сложноцветных). Это положение изменилось с тех пор, как стало известно, что заболевания печени домашних животных в Южной Африке вызываются алкалоидами, содержащимися в крестовниках (род Senecio). Из многочисленных крестовников, в том числе и из широко распространенных сорняков и из тех, что встречаются в лесах, на болотистых местах и по берегам рек, были выделены алкалоиды одного и того же типа — гепатотоксические, т.е. ядовитые для печени. Аналогичные алкалоиды обнаружили в растениях рода гелиотроп и триходесма (сем.Бурачниковых) и в некоторых видах кроталярии (сем.Бобовых). Из разных видов этих растений было выделено около 25 алкалоидов. Один из них — платифиллин слабее действует на печень, оказывает атропиноподобное действие на глаза и кишечник. При заболеваниях органов брюшной полости он имеет преимущества перед атропином и применяется как спазмолитик, снимающий боль при приступах, например, желчнокаменной болезни. Основным его источником является крестовник плосколистный (S.platyphyllus).[27]

  Валентина Астахова, «Загадки ядовитых растений» (глава вторая), 1976 г.
➤   

Он прекрасно знал природу. Писатель Сергей Львов рассказывал мне, как Паустовский «преподал урок» молодым авторам, которые были слушателями его семинара в Литинституте. «Константин Георгиевич сказал, что терпеть не может, когда кто-то в стихах или в прозе произносит «птицы», «деревья» или «травы», и тут же устроил нам экзамен. Он показывал то на один куст, то на другой, срывал то одну траву, то другую. Оказалось, никто из нас не знает, как называется растение с малиновым соцветием, мы не различали по виду и не знали по имени ни стрелолист, ни дикую рябинку-пижму, ни окопник, ни крестовник. Даже весьма опасное растение — ядовитый вех — было нам неизвестно. Почти все деревья были для нас, городских ребят, просто «деревьями». «Как же вы будете писать? — спросил Паустовский. — Это ведь надо знать!» [28]

  Валерий Дружбинский, «Константин Паустовский, каким его помню...», 1980 г.
➤   

Как ни петляет, ни завязывается узлом дорога, но приводит к зелёной лужайке между холмами, защищённой от ветра и солнца. Больше того: она приводит к поросшей зелёным мхом скале, из которой бьёт весёлый, вечно молодой прозрачный родник. Газели, никогда ни видевшие людей, бродят вокруг, приветливо поглядывая на них круглыми детскими глазами. Гигантский крестовник раскинул здесь свои высокие ветви, острый запах мешает уснуть. Но уснуть всё-таки надо! Освежившись родниковой водой, они устраиваются на ночь. И прежде всех засыпает Филипп Сергеевич с недоеденной куриной ножкой в зубах.[29]

  Вениамин Каверин, «Верлиока», 1981
➤   

Крестовник широколистный. Высокий многолетник (50-200 см) с длинным ползучим (внутри рыхлым или полым) корневищем; листья — крупные., широко треугольные, глубоко выемчатые у основания (до 30 см); мелкие жёлтые корзинки из трубчатых цветков собраны в щитковидные метёлки; плоды — мелкие семянки с хохолком. Цветёт: июнь-август; плоды: июль-сентябрь.
Распространение: эндемик Кавказа (горно-лесной и субальпийский поясы); поляны, опушки, редколесья, луга.
Ядовито всё растение; максимум веществ в подземных частях. <...>
Картина отравления. Основные симптомы — сухость во рту, сердцебиение, расширение зрачка, возбуждение ЦНС, снижение АД, задержка мочеиспускания, одышка, судороги.
Первая помощь: как при отравлении беленой чёрной.[30]

  — Борис Орлов и др., «Ядовитые животные и растения СССР», 1990 г.
➤   

Оставшись переживать в одиночестве ― он так и не понял, чем вызвана столь неожиданная реакция, ― Владимир Константинович рассеянно выдвинул первый попавшийся ящик: ива, имбирь, ирис, иссоп... Сотня, если не больше растений и на каждое ― десятки отдельных карточек. «Что ж, если нет другого выхода, можно попробовать, ― рассудил он, ― методом исключения. Не квинкефолиум, не кервель, не крестовник... Может, калган? Надо искать клубень, крупное корневище».[31]

  Еремей Парнов, «Александрийская гемма», 1990 г.
➤   

Травянистые растения верхнегорного лесного пояса также разнообразны и некоторые из них вы не встретите ниже. После таяния снега зацветает ландыш; лекарственный крестовник широколистный образует обширные заросли; на опушках возвышается желтоцветковая телекия; а если посчастливится, то можно встретить редкую |лилию кавказскую с чалмовидно закрученными лиловыми цветками.[32]

  — Юрий Карпун, «Природа района Сочи», 1997 г.
➤   

― Северная ель растет неподалёку от бамбука, даурская лиственница ― рядом с актинидией. Понимаешь?.. Приятель то и дело поправлял очки, вскакивал с дивана, метался по комнате и, казалось, готов был немедленно умчаться из этой квартиры, сесть в самолёт и улететь на Сахалин. ― Зелёные великаны! Кресто́вик, шеломайник,[комм. 16] гречиха до четырёх метров вытягиваются. Листья белокопытника в диаметре бывают метр... Нет, полтора! Представляешь себе листик такого размера?..[33]

  — Вадим Бурлак, «Хранители древних тайн», 2001 г.
➤   

Следующее знаменитое растение острова ― мужское капустное дерево (Senecio leucadendron), принадлежащее к роду крестовников (Senecio). Высота его 1,5-5 м. По виду оно похоже на чёрное капустное дерево, лишь соцветия более крупные и белые. В прежние времена на склонах гор на высоте 600-780 м. росло женское капустное дерево (Senecio prenanthiflorus) ― тонкое, прямое, высотой 1,5-4,5 м, с ярко-лиловыми молодыми побегами и большими белыми соцветиями, состоящими из маленьких, густо сидящих цветков, на первый взгляд напоминающих цветную капусту. Раньше на острове росло в больших количествах ещё одно капустное дерево ― белоствольная капуста (Petrobium arboreum). Сейчас это растение встречается в природе очень редко. В целом все капустные деревья находятся на грани исчезновения и нуждаются в особой охране.[34]

  — «Редкие растения мира», флора Острова Святой Елены, 2008 г.
➤   

В силу великой своей ин(валидности), вечно полный какого-то изуверского недоверия к власти идей над мысленными предметами, наконец, я решился действовать. И начал свои эксперименты с одного из одноклассников, с которым несколько лет имел несчастье сидеть... за одной школьной партой. По правде говоря, он был редкостным идиотом и однозначно заслужил путешествия на тот свет, хотя бы в силу своего рождения..., впрочем, будем последовательными. Примерно то же можно сказать и — обо всех прочих людях нашей славной популяции... А потому оставим. — Раза два без особого удовольствия я накормил его салатом с добавлением доброй порции крестовника роулея. Смертельной, по моим кустарным подсчётам. Затем — ещё несколько раз добавлял это растение ему в бутерброды и между прочим делом, чтобы не произносить слишком грубых слов... Должен сказать, что результат операции превзошёл все мои самые смелые расчёты и оказался — сногсшибателен. Подлинный (длинный) фейерверк! — После летального угощения, так и не приходя в сознание, мой дегенеративный одноклассник прожил ещё каких-то жалких 33 года, и затем — скоропостижно умер, не попрощавшись «с родственниками и друзьями покойного». К сожалению, я не присутствовал на вскрытии, но уверен, что смерть наступила если не от скоротечного цирроза, то хотя бы — от ярь-водянки. Таков оказался страшный Крест Крестовника.
Само собой, первый успех вдохновил меня на новые свершения. Не скрою. Следующий мой эксперимент с сенецио (спустя всего пару лет) оказался — куда более впечатляющим, особенно для дам... И прежде всего, я поменял вид... (вид сенецио, разумеется). Теперь в ход пошла явная артикуляция, на членистой почве Велiкого крестовника. И вот что я сделал...

  Юрий Ханон, «Книга без листьев», 2009 г.



На кресте  (в поэзии)

...дивная фотография с берегов Канарских островов...
Крестовник нивяниколистный
(Канары, берег окияна) [35]

➤   

Мой друг, Сенецио, старик,
Прошли твои былые годы...
Всё ждёшь пощады от природы?
Ты для неё ― прохладный труп.
Давно убог, подавно глуп,
Не различаешь шар и куб.
Ты головой давно поник,
Скажи, зачем тебе хламида?
У нас одна с тобой планида:
Сними хламиду и парик...[36]

  Михаил Савояров, «Суд’ я» (из сборника «Синие философы»), 1914
➤   

На горе растёт шиповник,
У горы растёт терновник,
Под горой растёт крестовник,
На кресте распят чиновник,
На чиновнике ― венец,
Не крестовый, не шиповый,
Не терновый, наконец,
Золотой, золотой, позоло́-чен-ный...[37]

  Михаил Савояров, «Жертвенник» (из сборника «Вариация Диабелли»), 1916
➤   

На голове венец терновый,
Терновник выглядит ― как новый.
Растёт крестовник под крестом...,
Но я, простите, не о том...
Пилата звали прокуратор,
Он от природы был оратор...[38]

  Михаил Савояров, «Малая история» (из сборника «Вариация Диабелли»), 1920







Ком’ментарии

...как всегда, «Je retire», без лишних слов...
ещё один — крест [39]

  1. Подобный вдумчивый идиотизм я даже и комментировать не стану. Поскольку вовсе не для того здесь поставлен Хано́граф, чтобы заниматься вашими престарелыми глупостями, мой дорогой старик..., с крестом (или без о́ного). Разница в данном случае невелика...
  2. И всё же, не следовало бы принимать сказанное слишком близко к сердцу и сразу искать вокруг себя глазами... У нас здесь не так-то много крестовников. Пожалуй, наибольшее видовое разнообразие растений из этого рода, а также наибольшее разнообразие его жизненных форм наблюдается (увы) не в России, а в Южной Америке и Средиземноморье, а также в умеренных областях Азии и Северной Америки. Здесь, в России встречается всего полтора десятка видов, в большинстве своём — достаточно однообразные и невыразительные по своему внешнему виду травянистые растения, а в северных областях — и того меньше.
  3. Излишний комментарий. Разумеется, здесь нет ни слова о тех надутых газом скопцах и резиновых куклах, о которых и говорить-то позорно (для рта и ушей). Но зато (вскользь) упомянут тот единственный, который нашёл в себе существенное возражение по вопросу седого крестовника или господина Сенецио — в его линейном исполнении.
  4. Кроме (нынешнего ботанического) имени крестовник, эти растения в России иногда называют «рябинкой» (название ничуть не уникальное и, как это часто бывает, описательное, которым называют и пижму, например), а также желтоцветом, летучкой, баранчиком или дымокуркой. И ещё..., пожалуй, на всякий случай полезно помнить, что в XIX веке крестовником называли (за форму цветов) совсем другое растение — истод горький (алоцветка, вередник или измодик, ботаническое название Роlygala amarа), а также, иногда, и некоторые похожие виды из того же рода одноимённого семейства истодовых.
  5. В этой связи до крайности умиляют некоторые версии (весьма многочисленные) происхождения названия «крестовник» или «крестовик», которые напоминают скорее конвульсивные попытки сдержать позыв..., чем хоть какую-то интеллектуальную деятельность. Пожалуй, едва ли не наибольшее эстетическое наслаждение мне доставило узнать, что (оказывается) название «крестовник» могло произойти от некоторого сходства этого растения с другим (из семейства капустных..., или, по старому — кресто-цветных, с позволения сказать), носящим название «клоповник». Пожалуй, даже я, доблестный внук «короля эксцентрики» (да и сам тоже..., далеко не принц), как бы ни старался, не смог бы придумать ничего — более восхитительного..., в этой (малой) области.
  6. Собственно говоря, полное отсутствие в соцветии крестовника язычковых цветков и является определяющим (да ещё и наглядным) признаком этого ботанического рода... — Но только ботанического, — замечу напоследок.
  7. Впрочем, не буду врать слишком длинно и занудно..., потому что — не только обетованные и пресвятые... Южно-африканских (например, капских) видов это тоже касается... в полной мере.
  8. Впрочем, среди крестовников есть не только листовые (суккуленты), прошу прощения за не вполне при’личное слово... Не так много, но среди пустынных южно-африканских видов встречаются и классические стеблевые суккуленты — с утолщёнными мясистыми стволиками и — вполне обычными листьями, быстро опадающими или вовсе рудиментарными. Наиболее известные примеры таких сенецио: членистый (articulatus) и стапелиевидный (stapeliiformis). В таких растениях концентрация самых коварных (медленных) ядов иногда бывает максимальной (см. дальше).
  9. Этот очень эффектный вид был завезён в Англию едва ли не первым (ещё в 1795 году), и его долгое время называли «Kleinia tomentosa». Родина этого крестовника — Южная Африка, Капская провинция.
  10. Крестовник стапелиевидный получил своё название за сходство внешнего вида стеблей с очень далёким и совсем не родственным с ним растением по имени «стапелия». Это сходство тем более бросается в глаза, что и этот вид сенецио, и многие «классические виды» стапелий имеют один ареал произрастания: ЮАР, Капская провинция.
  11. Цитата из фундаментальной книги Якобсена приведена в моём (заведомо «нехорошем» и не авторитетном) переводе — с рурского на русский (ю.х.)
  12. На всякий случай напомню пару слов про «альпийскую область». Николай Пржевальский путешествует не по Европе и не в швейцарских Альпах, его путь идёт «из Зайсана через Хами в Тибет». А потому это словосочетание «альпийская область» здесь обозначает не какое-то конкретное место, а климатическую зону, характерную для горных областей по всей земле.
  13. Кроме ботанически точного и красочного описания природы, это перечисление интересно также — как документ времени (ботанического, в частности). В частности, здесь Пржевальский называет сенецио не крестовником, а — бузульником (теперь это близкий крестовнику род из того же семейства астровых). Важное свидетельство из уст профессионала. Напомню: дело происходит в 1833 году.
  14. Жёлтой рекой (в «чистом» виде описательный перевод названия..., не слишком чистого) в XIX веке называли Хуанхэ.
  15. «Рёлки» — наносные эоловые дюны, расположенные в долине реки Амур и её притоков. Высота рёлок может достигать 15 метров, но чаще они — пологие. Происхождение эоловых дюн — может быть как реликтовым (древним), так и современным. Старые рёлки заметно отличаются от молодых — своим изрядно «обжитым» видом, на них, как правило, значительно больше растительности, так что в своих записках Пржевальский описывает, скорее всего, именно реликтовые рёлки.
  16. Шеломайник — это региональное название лабазника камчатского (или таволги), кустистого растения из семейства розовых, которое в некоторых местах достигает размеров необычных для этого мелколистного кустарника.


Ис’точники

Ханóграф: Портал
EE.png

  1. Иллюстрация.Senecio vulgaris (Gewohnliches Greiskraut) in Hockenheim (18 april 2015)
  2. Михаил Савояров. ― «Слова», стихи из сборника «Сатиры и сатирки»: «Здравица» (1935)
  3. Иллюстрация.Senecio herreianus Dinter (1932) (Крестовник херреи) фото: Frank Vincentz (23 feb. 2007)
  4. Юр.Ханон, Аль.Алле. «Чёрные Аллеи». — Сана-Перебур: Центр Средней Музыки, 2013 г. 648 стр.
  5. «Ницше contra Ханон». — СПб.: «Центр Средней Музыки», 2010. — 840 с.
  6. Иллюстрация.Senecio vulgaris Asteraceae (Gewohnliches Greiskraut, Gemeines Greiskraut, Gemeines Kreuzkraut), Bluten- und Fruchtstande. Karlsruhe, Deutschland (2 mai 2009)
  7. Маркс К., Энгельс Ф.. Собрание сочинений (издание второе) тт. 1-50. — М., 1955—1981 гг., (том 19, стр.307)
  8. Иллюстрация.Senecio herreianus Dinter (1932) (Крестовник херреи, фото из книги Вальтера Хааге). — Walther Haage. «Das praktische Kakteenbuch in Farben» (1960-е).
  9. 9,0 9,1 9,2 Вальтер Хааге «Кактусы» (Das praktische Kakteenbuch in Farben). — М.: «Колос», 1992. — 368 с. — 25 000 экз.
  10. 10,0 10,1 Ф.Пажоут, Я.Валничек, Р.Шубик «Кактусы». — издание второе. — Прага: «Праце», 1963. — 208 с. — 5 000 экз.
  11. Hermann Jacobsen, «Das Sukkulenten lexicon». — VEB Gustav Fischer Verlag Jena. — 2., erweitere Auflage, 1981. (1.Auflage 1970).
  12. П.И.Левданская, «Кактусы и другие суккуленты в комнатах». — Минск: «Ураджай», 1979 г., издание второе, переработанное и дополненное, стр.123
  13. Эдгар Лэм, Брайан Лэм, «Кактусы», перевод с английского, Blandford Press Ltd., 1975, — М., «Мир», 1984 г., стр.162
  14. С.Г.Сааков, «Оранжерейные и комнатные растения и уход за ними», — Л., «Наука» (Ленинградское отделение), 1983 г., 622 с.
  15. 15,0 15,1 15,2 Удалова Р.А., «Агавы, алоэ и другие суккуленты». — СПб.: «Агропромиздат», 1994 г., 112 с.
  16. Ян Гратиас, «Кактусы и другие суккуленты». — М., «Кладезь», 1997 г., стр.106
  17. Иллюстрация.Senecio stapeliiformis (Крестовник стапелиевидный из книги Вальтера Хааге). — Walther Haage. «Das praktische Kakteenbuch in Farben» (1960-е).
  18. Д.В.Семёнов. «Кактусы и другие суккуленты в доме и в саду». — М., «Фитон +», 2000 г., стр.202
  19. Клевенская Т.М., «Суккуленты: неприхотливые комнатные растения». — М., ОЛМА-ПРЕСС, 2001 г. («Цветы дома и в саду»).
  20. Майлс Андерсон, «Кактусы и суккуленты», (иллюстрированная энциклопедия, пер. с английского). — М., «Ниола 21-й век», 2002 г., стр.202
  21. 21,0 21,1 21,2 Пржевальский Н.М. «Из Зайсана через Хами в Тибет и на верховья Жёлтой реки». (под редакцией и со вступительной статьей Э.М.Мурзаева) — М.: «ОГИЗ», 1948 г.
  22. Чарлз Диккенс, «Приключения Оливера Твиста» (пер. А.В.Кривцовой). — Издание десятое, пересмотренное.
  23. Чарлз Диккенс, «Земля Тома Тиддлера». (Перевод Н.Бать). — Издание десятое, пересмотренное.
  24. 24,0 24,1 Пржевальский Н.М. «От Кяхты на истоки Жёлтой реки». Исследование северной окраины Тибета и путь через Лоб-Нор по бассейну Тарима, (под редакцией и со вступительной статьей и примечаниями Э. М. Мурзаева) — М.: «Государственное издательство географической литературы», 1948 г.
  25. Иллюстрация.Senecio vulgaris (Gewohnliches Greiskraut) an der Saar in Saarbrucken (17 april 2013)
  26. Виктор Астафьев в книге: Советский рассказ (сост. И.Н. Крамов). Том 2. — М.: «Художественная литература», 1975 г.
  27. Астахова В.Г. «Загадки ядовитых растений». — Москва, «Лесная промышленность», 1977 г.
  28. Валерий Дружбинский, «Константин Паустовский, каким его помню...» (воспоминания)
  29. В.А.Каверин. «Пурпурный палимпсест», — М.: «Аграф», 1997 г.
  30. Б.Н.Орлов и др., «Ядовитые животные и растения СССР», — М.: Высшая школа, 1990 г., стр.219-221
  31. Е.И. Парнов, «Александрийская гемма». — М.: «Московский рабочий», 1992 г.
  32. Карпун Ю.Н. «Природа района Сочи. Рельеф, климат, растительность». (Природоведческий очерк). — Сочи, 1997 г.
  33. Вадим Бурлак, «Хранители древних тайн». — М.: Вагриус, 2001 г.
  34. «Редкие растения мира», флора Острова Святой Елены. — М., журнал «Наука и жизнь», № 5 за 2008 г.
  35. Иллюстрация.Senecio leucanthemifolius on the beach close to Órzola on Lanzarote, The Canary Islands, Spain.
  36. Михаил Савояров. «Слова», стихи из сборника «Синие философы»: «Суд’я», 1914 г.
  37. Михаил Савояров. «Слова», стихи из сборника «Вариации Диабелли»: «Жертвенник», 1916 г.
  38. Михаил Савояров. «Слова», стихи из сборника «Вариации Диабелли»: «Малая история», 1920 г.
  39. Иллюстрация.Поль Гаварни, «Cavalleria trombettista sul cavallo» (Отъезжающие). Courtesy of the British Museum (London). Акварель: 208 × 119 mm, ~ 1840-е годы.


См. так’же

Ханóграф: Портал
NFN.png





← см. на зад





в ссылку

— Компилятивное эссе « крестцовые артефакты » было собрано (по лоскуткам) в начале 2014 года.
Кое-как сокращённое и обрезанное, в таком виде оно было напрасно подарено
боковому проекту « викицитатник » под стандартным именем : « Крестовник ».





Red copyright.png  Автор : Юрий Ханон.  Все права сохранены.                    Red copyright.png  Auteur : Yuri Khanon.  All rights reserved.

* * * эту статью может исправлять только сам Автор.
— Желающие сделать дополнения, могут пустить их под горку или отправить через крестец.



«s t y l e t  &   d e s i g n e t   b y   A n n a  t’ H a r o n»