Татьяна Савоярова (Юр.Ханон. Лица)

Материал из Ханограф
Перейти к: навигация, поиск
« Художник мысли »
     ( немного — оттуда )
автор : Юрий Ханон  ( кроме всего прочего )
Анархист от музыки Физиология шарма

Содержание




В красках...,  да не тех

( мозаическое панно, для начала )

...фотография на границе (возможного)...
Татьяна Савоярова
(Сан-Перебур, 210) [1]



Татья́на Савоя́рова (1966-2066) [комм. 1] — по всей видимости, в этом месте должна следовать биографическая справка... Во всяком случае, так принято? — у вас. Так сказать, в среде. Или среди, так сказать... — Однако, исключительный предмет, вопрос & ответ сегодня таков, что любое «принято» и «в среде» — неуместно. А потому начнём — вовсе без неё. Без среды и сред. Так сказать, находясь в абсолютном праве... И среди совершенных..., самозамкнутых ценностей.

Татья́на Савоя́рова (1966-2066) [комм. 2] — совершенно неправильно было бы начать, например, с таких слов: «...Татья́на Савоя́рова — молодой петербургский художник, печально известный своими резко реакционными взглядами на историю и теорию искусства, которые вывели её на прежде невиданную платформу идеологии и эстетики творчества...»

Или, к примеру, с других: «...Татья́на Савоя́рова — один из несомненных лидеров европейской живописи начала XXI века, однако в последние двадцать лет она совсем не заботится о своей сегодняшней популярности. Давно перешагнув все границы допустимого и возможного в этой области, она поставила себя и своё искусство — совершенно отдельно от прочих художников, чем, безусловно, заслужила для себя и настоящее, и будущее — вне контекста обыкновенной человеческой деятельности...»
Или, к примеру, с третьих: «...Татья́на Савоя́рова — пожалуй, один из самых странных и причудливых мастеров кисти своего времени. Можно сказать два слова, и даже три..., но затем любое суждение о ней и её картинах наткнётся на собственную полную беспочвенность... Поистине, только полный идиот может принять всерьёз самого себя, находясь среди её картин. Внешне спокойные и традиционные, они размашистым шагом выходят за грань привычных представлений обывателя о себе или об искусстве...»
Или, к примеру, даже так: «...Татья́на Савоя́рова — подлинный виртуоз выбивания стула из-под всякого здравого суждения. Представьте себе обвислую задницу обывателя... Или критика... Пожалуй, только молчание может дать точное представление о её творческом методе... Потому что — и она сама, и её картины находятся глубоко не здесь и не сейчас...» А затем, захлопнуть крышку рояля и — закончить серию странных представлений, поставив (на этом деле) — жирную точку. Возможно, даже масляную.[2]

И всё-таки попробуем хоть что-то понять..., опираясь на собственное понимание (как на костыль). Или на его отсутствие... Возможно, что всё — не совсем так (дым до небес). Или даже — совсем не так. Разумеется, только очень большое искусство (нечто вроде медной скрипки) способно ускользнуть от оценок и понимания, которое всегда находится значительно ниже — ватерлинии... И здесь, похоже, мы сталкиваемся именно с таким случаем. Типическая представительница старинной династии российских артистов, внучка знаменитого «короля эксцентрики» Михаила Савоярова, Татьяна — такой же типичный савояр и пересмешник в искусстве, как и её прославленный (даром что — легендарный) дед.[комм. 3] Так что ставить точку — рановато. Жирную... И даже масляную.

На первый взгляд (или глядя сугубо издалека) её филигранно проработанные и словно слишком детальные картины чем-то неуловимым могут напомнить самые въедливые образцы сюрреализма в духе Рене Магритта или тайные граффити Эрика Сати, замешанные на злобном реализме чёрных фламандцев. Однако — то будет одна лишь видимость, поскольку (прежде всего) сам художник не признаёт себя ни сюрреалистом, ни Эриком Сати, ни чёрным фламандцем, ни кем-либо иным, кроме самоё себя...[комм. 4] И здесь (уж можете мне поверить!) информация на данную тему — заканчивается.

  « ...глядя на её картины, очень скоро становится прозрачно заметно,
     что Папе Иннокентию III, сколько он ни старался, так и не удалось добить альбигойцев... » [3]

...обычное похищение, такое, говорят, у них каждый день случается, раз по сто...
Татьяна Савоярова
«Похищение» (2011) [4]



Татья́на Савоя́рова (декабрь 1966 – декабрь 2066) — и неудивительно, что это имя не слишком знакомо «профессионалам» и праздным зевакам на обочине живописи. По старой доброй традиции, этот художник относится к числу «делателей», если угодно — даже монахов..., замкнутых обитателей келей высокого искусства. Разумеется, в своей внешней «биографии живописца́» или записного «деятеля искусств» она допускает ошибки... И даже более того: массу ошибок. даже не хочется перечислять, о чём здесь идёт речь... А ведь придётся... Тем более — что речь здесь пойдёт (далеко) не только о ней, но и о правиле..., универсальном — для всякого художника, писателя, композитора, и даже — каноника... Короче говоря — универсальном правиле для кого угодно.

И вот, в своей повседневной жизни Татьяна пренебрегает этим универ’сальным правилом. Что не замедливает сказаться, само собой... И прежде всего, она не сводит контакты с кем надо. Сверх того, она не ходит в гости и не дружит с кем надо. Она позволяет себе не посещать места..., необходимые для таких людей. И не поздравлять вовремя того, кого положено. Само собой, она даже не пьёт водку с кем надо. И не предлагает денег..., кому принято. И даже не спит — с кем это следует... Она только пишет свои картины..., изредка пытаясь их показать. Короче говоря, она ведёт себя неразумно и допустимо. Почти нагло...

Ярчайший результат подобного поведения — налицо... Минуя «грошовый венок признания», составленный обывателями из банных веников своей субботней славы,[5] она (словно бы минуя любых посредников) апеллирует сегодня — сразу туда..., к вечности. И разумеется, та отвечает ей — полнейшей взаимностью, не глядя на внешние (и вторичные) признаки. В конце концов, не будем забывать, кто́ она..., эта старая дама, которая вечно плевала на всех, — кто сегодня и здесь.

Старые олухи.

Кстати, о птичках... Пожалуй, ради (не слишком) приятной простоты словесного выражения, её картины модно было бы назвать фрейдистскими (или, вернее сказать, адлеровскими) — до такой степени в них силён особый дух какой-то до-странности жёсткой (почти жестокой) и въедливой психоаналитики. Иногда кажется, что автор, кропотливо и тихо следуя за ритуальными рецептами старых индейцев, готов снять скальп с каждого, кто попадётся ей под руку..., и затем, достав свои крошечные инструменты, копаться в его тривиальном содержимом — до всех возможных пределов (не)приличия. Разумеется, такая микрохирургия невозможна без самоанализа. Снять кожу с головы: сначала собственной, затем — пациента (а также многочисленных родственников, друзей и коллег покойного..., ни на минуту не останавливаясь на достигнутом). Поскольку у таких работ — нет и не может быть ни публики, ни зрителя. Она видит перед собой только препарат и препараты... Человеческие, разумеется.

Дело не слишком почётное. Слегка чёрное... И всегда — необходимое.

Итак, прежде всего, попробуем не врать..., что по существу — невозможно (в этот узкий период времени, ограниченный рождением и смертью). Именно об этом и говорит Татьяна Савоярова... — преимущественно, молча. В своих картинах.

   — Родившись в 66 году, Татьяна Савоярова до сих пор продолжает эту традицию, сколь старую, столь и добрую. Глядя на её творчество, отчётливо заметно, что бедному Папе Иннокентию III, сколько он ни старался, так и не удалось полностью уничтожить альбигойцев.
   — Родившись 16 числа, Татьяна Савоярова до сих пор находится во власти ветхой (почти библейской) диалектики. Глядя на её живопись, зримо понимаешь, что самые крупные идеи сначала скрываются, а затем открываются среди россыпи крошечных деталей: будь это мусор или драгоценности.
   — Родившись 16 декабря, Татьяна Савоярова находится в постоянном противоречии с падающим вниз солнцем и наступающей темнотой мира. Её картины одновременно пронизаны холодом застывшей мысли и жаром лихорадочного отступления света.
   — Родившись в декабре, Татьяна Савоярова не пытается скрывать неразрешимых сомнений. Глядя на её картины, крайне трудно избавиться от мысли (качество, между прочим, во все времена считавшееся для художников не только лишним, но и вредным).
   — Родившись в начале зимы, Татьяна Савоярова до сих пор не может избавиться от холода мироздания и центрального отопления. Глядя на её странные полотна, за изображением постоянно ощущаешь застывающую воду, белый снег, чёрную землю и медные трубы.
   — Родившись внучкой Михаила Савоярова, знаменитого короля эксцентрики и тоже «внука короля», Татьяна Савоярова до сих пор продолжает в его репертуаре. Находясь перед её картинами, постепенно понимаешь, что и сегодня вполне всерьёз могут существовать не только короли, но даже эксцентрики.
   — Родившись в этом сомнительном мире, Татьяна Савоярова ещё раз ставит точку на его несомненной сомнительности. Глядя на её портреты, пейзажи и натюрморты — можно только развести руками. И это её – несомненное достоинство.[комм. 5]

И наконец, чтобы не городить слишком много лишних слов, я отнёс бы её картины — к той редчайшей области искусства, которую можно было бы назвать причинно-следственной (или, сокращённо — следственной) живописью. Поскольку на каждый холст (или доску, которыми Татьяна также порой не брезгует) легко можно заводить дело. — Полномасштабное. С подробнейшим расследованием всех причин и последствий (изображённого на ней) преступления. Человеческого, разумеется. Потому что..., кроме него — здесь более никого нет.

Ибо, как (в последнее время) говорил бедняга-Протагор :
     « ...Человек есть мера всех вещей существующих, что они существуют,
          и не существующих, что они не существуют... » [6]

...всякий, кто её хоть раз открывал — легко поймёт (я, впрочем, всю жизнь предпочитал изобретать велосипеды)...
Татьяна Савоярова
«Открытие Америки» (2013) [7]



Татья́на Савоя́рова (16 декабря 1966 – 26 декабря 2066) — пожалуй, её можно было бы назвать одним из немногих — и, безусловно, ярчайшим представителем причинно-следственного направления в живописи XVII-XXI веков, не считая также и всех прочих. Не будучи точным и жёстким агностиком по сознанию, в своём творчестве она смогла прорваться прямиком — в те области духовного опыта, где понимание в точности совпадает с непониманием, сознание — с его отсутствием, а расплывчатый образ — становится чёткой мыслью. Живопись Татьяны Савояровой в своих лучших образцах напоминает текст, до того чётко в нём видны мысли. Можно в точности утверждать, что она запоняет свои картины не фигурами, не лицам и не объектами, а иероглифами идей. Вот почему её работы скорее относятся не к искусству, а — к теории познания. Причём, в той его части, которую обычно выносят за пределы возможного для всего человеческого: мозга, понимания, зрения или подозрения. Очень точно сказано, между прочим: на каждый холст Татьяны — легко можно заводить отдельное «дело». С расследованием всех причин и последствий (изображённого на нём) преступления.

— Преступления за черту, — я хотел сказать.

И в этом месте я готов немного понизить голос, чтобы меня как-нибудь случайно не дослышали работники прокуратуры..., а также других (преимущественно, государственных) контор в области профессионального людоедения. Не зная (и не желая знать) тонких инструментов, они привыкли делать в точности то же самое, но — исключительно оптом. Вместо пинцета пользуясь — ковшом экскаватора... или гусеницами бульдозера. Или (на худой конец), модным изобретением покойного ефрейтора Калашникова.

Скажем прямо: в этом деле не слишком много искусства... Уж можете мне поверить на́ слово...
Но прежде всего, они не готовы делиться, но только — делить... и делать это совсем не ради бога.
В отличие от высокого искусства, они напрочь лишены бескорыстия, эти плебеи в мундире из-под картофеля.
Пожалуй, вы ещё спросите: но при чём тут картины? — легко отвечу. Вот пожалуйте. Это был всего лишь пример.
Один из примеров (как в школьном учебнике): чем занимается этот странный, ни на кого не похожий художник.
И даже в юбке..., что (в данном случае) — особенно странно...

Пожалуй, главное, что есть в живописи Татьяны Савояровой... (в отличие от многих прочих) — это глубокая и глубоко спрятанная детская фантазия подсознания, — нанизанная на жёсткий стержень мысли,[комм. 6] что крайне не характерно для современного — и — академического искусства. Не пытаясь угождать вставочным и выставочным комитетам, и не примыкая к традиционным школам (точнее говоря, кланам), для каждой новой картины она выбирает необходимый комплект глубинных фетишей сознания. И каждый из них препарирует — сколько возможно. Как говорится, — пока не брызнет... Но более всего, бросается в глаза — вневременность её искусства. Слишком явно и наглядно, она находится вне всяких современных трендов, течений и мод, выбрав для себя тяжёлый, трудоёмкий и жёсткий путь ювелирного психологизма и почти фотографической фиксации (внутренней) реальности каждой картины. Именно поэтому большинство художников воспринимают её творчество с плохо скрываемым раздражением. Называя её картины «маргинальными», они лишний раз выдают ей вексель на подлинность, ибо Настоящий & Высокий художник — прежде всего маргинал.

Мне кажется, совершенно не обязательно каждый раз отрезать себе ухо, чтобы доказать этот тезис.
Позволю себе заметить..., вполголоса.


Ибо, как сказал некий подозрительный тип (дядя-Миша) по прозвищу Шемяка :
     « ...Её картины потрясают. На них никогда нельзя найти то, что есть,
          но и того, чего на них нету — найти тоже нельзя... » [8]

...кажется, здесь не один дух..., а целых два (на одного)...
Татьяна Савоярова
«Дух демократии» (2015) [9]



Татья́на Савоя́рова (де 1966 - де 2066) — допустимо ли называть её «художником»?.. — разумеется, нет!..[комм. 7] Но с другой стороны, может быть, её всё-таки допустимо называть «художником»?.. — ну разумеется, да!..[комм. 8] Пожалуй, на этом месте можно было бы закончить, более не называя ни пустых дат, ни пустых условий. Чтобы попусту не заполнять мировое пространство излишним числом маленьких слов. Там где требуется только Одно...

И всё же, не удержусь от ещё одного маленького уточнения...
Очень маленького... — почти невидимого.

С подозрением относясь ко всякому (так называемому) цитированию, тем не менее, в данном случае я вынужден — подтвердить. И в самом деле, её живопись умудряется балансировать (как умирающая балерина из одноимённой картины) на грани существующего и несуществующего. Пожалуй, единственное их слабое место — находится примерно там же, где и вся окружающая их сволочь.

Татья́на Савоя́рова (де 1966 - де 2066) — сегодня (вечером, в десятом часу) мне особенно странно произносить эту редкую фамилию. Тем более, в таких пикантных обстоятельствах..., почти в полной темноте. Когда не горят фонари. И клонятся до земли деревья, если меня правильно понимают... Вот уже полвека (и какого века!) будучи и сам — бессменным и полновластным «внуком короля». Вот почему напоследок (словно бы ниоткуда) здесь возникает немаловажный вопрос: с которого следовало бы начинать, по хорошему... В конце концов, даже ради одного только удобства обращения хотелось бы знать: каково её официальное звание..., и как это можно выразить в едином слове? — Татья́на Савоя́рова. «Внучка короля»... Это кто, в итоге? — может быть, крон-принцесса?.. Сестра дофина?.. Вице-королева? Герцогиня? Или просто княжна?.. — чтобы не вспоминать о бедной Софье Таракановой.

Темно..., опять вокруг темно, мой драгоценный человек... Совсем как у Вас..., в голове.
Или немного ниже..., чтобы не указывать пальцем.

— Что, образование? — вы, кажется, спрашиваете: «образование»? Невероятно глупый вопрос. Как и все прочие...

Иногда, знаете ли, бывает удивительно неприятно общаться с самим собой... в присутственном месте. Грязь, бациллы, постоянный риск заразиться какой-нибудь неприятной болезнью. И прежде всего — глупостью, конечно. Без неё ... не сделаешь даже шагу. — Ах, что за мерзость!

— В таком случае, продолжим в прежнем духе... Постоянно имея при себе два высших образования (геодезическое и музыкальное), а также одно среднее (художественное), Татьяна Савоярова таким образом сочетает глубину с поверхностью и является настоящим аматёром в искусстве — тот предмет, который всегда находится двумя этажами выше любого профессионала. Тем более приятно видеть в подобном качестве — женщину. Закончив в 2007 году Высшие курсы при Центре Средней Музыки (проф. Юрий Ханон), Татьяна Савоярова ко всем своим титулам получила также консулат каноника и средний сертификат идеолога от живописи.

Звание, — скажем прямо, — столь же высокое, сколь и хлопотное. Не давая никаких преимуществ, тем не менее оно обладает высшим характером требовательности и силы.
Все эти качества в полной мере отражаются в её работах, которые (иногда) язык не повернётся назвать — картинами.

В любом случае, как их ни назови, — они выходят вон — из любого текста и контекста. И здесь заключается две их основные точки: сильнейшая (изнутри) и слабейшая (снаружи).[комм. 9]

     « ... Нет для человека ничего невозможного,
       как сказал подручный мясника, выбрасывая свою любовницу вон
            из окошка маленькой квартирки — на шестом этаже... » [10]:95



Татья́на Савоя́рова..., Татья́на Савоя́рова... (де 1966 - де 2066) — кажется так (и совершенно напрасно) произносил я здесь раз за разом, раз за разом, нога в ногу, нога в ногу, словно бы надеясь на какое-то понимание... Пришедшее свыше. Разумеется, нет. Ничуть. Хотя не будем кривить лицом: надежда — была, не скрою. Хотя и совсем на другое. Остаётся она, впрочем, и теперь. Напоследок. И даже после всего останется... Не сомневаюсь.

В конце концов, написанное здесь не имеет адреса..., в той же мере обращённое — прямо туда, минуя нынешние планы, кланы, лица, таблицы, суету, маету и прочую человеческую шелуху. — Так было... И так будет ещё.

...позируя для одной из своих будущих картин (в прошлом)...
Татьяна Савоярова
(Сана-Перебур, 208) [11]
Потому что поверх всего (если слить всю облигатную пену, подонки и мусор), безусловно, остаётся — главное.

На сегодняшний день, имея за плечами несколько сотен работ (масло-холст или масло-доска), этот художник работает — как никто — плотно, чтобы не сказать почти непрерывно, затрачивая минимум времени на обыкновенную человеческую суету или на устройство «своих дел». К сожалению, это не даёт особых преференций, имея в виду (ваши) выставки, вставки, заставки, поставки, подставки, а также публикации, заказы или аукционы. Но зато... («зато!», — это я сказал) каждый месяц из-под её руки выходит от трёх до десяти работ ювелирной точности, насквозь пронизанных мыслью. И это, пожалуй, лучшее, что вообще можно сказать о Художнике.
 — О том... Художнике, которого не было.[12]:51

Хотя вернее было бы промолчать, конечно... — Совсем промолчать.[комм. 10]
Однако, этот язык слишком мало кому доступен... — Мадам... Месье...
Я думаю, самое время поставить точку. Жирную... Возможно, даже масляную.

Потому что перед таким искусством остаётся только снять... шляпу. Пускай не последнюю. Но — самую главную.

Этот художник... Или художница... Или — обои вместе, чтобы не сказать лишнего...

На кончике её кисти находится — нечто очень существенное, чего лишено большинство людей.
К тому же, большинство — подавляющее, к большому сожалению...
К о-о-очень большому...

Во́т что́, безусловно — главное.





каноник Юр.Ханон
   ( ар.211 ).





Ком’ментарии


  1. Даты жизни не требуют отдельных комментариев. Впрочем, кроме одного...
  2. Даты жизни, поставленные в начале, середине и конце статьи не требуют особых комментариев. А если и требуют, то не комментариев. А чего-то совсем другого...
  3. Полное имя художницы: Татьяна Васильевна (Савоярова, в девичестве Воронова, не совсем «Соловьёва»)... Таким образом, несложно сделать маленький точный вывод: с автором этой статьи (имеющим почти ту же фамилию, Соловьёв-Савояров) она не находится в прямом родстве. Чтобы не быть голословным, скажу прямо: тоже внучка и тоже Михаила Савоярова по другой родственной линии, Татьяна Савоярова приходится ему (мне) двоюродной кузиной. Таким образом, все «обвинения» в свой адрес я отметаю — с порога.
  4. Да-да, именно дядюшка-Магритт. — Пожалуй, это единственный «упрёк», который способны выдавить из себя эти олухи от искусства. Увидев, что на полотне есть какая-то мысль..., и мысль странная... пожалуй, они имеют единственный способ защиты своей сокровенной тупости. Ткнуть пальцем и промычать пару дебильных слов... Именно для них, для этих ублюдков кланового сознания, Татьяна, если не ошибаюсь, ещё в 2010 году написала специальную картину под названием: «Это не Магритт, это — я»... Разумеется, возражений не последовало.
  5. Понимая слово «достоинство» в его первоначальном смысле, это перечисление по пунктам имеет своей целью — эффект окончательного непонимания.
  6. И в данном случае я готов принять все обвинения в свой адрес. Именно так, и эта (не)хитрая «наука» (в последнее время) называется — хомистика.
  7. Глядя на эти бесконечные постные рожи клановых профессионалов и подблюдных любителей самих себя в искусстве, подобное утверждение нельзя воспринять иначе — чем оскорбление. В довесок, трижды позорное не только для такого Искусства, но и для такого Лица. — Жуткими бессмысленными толпами они слоняются туда-сюда по плоскости жизни в поисках своего куска общественного пирога..., типические обыватели сегодняшнего дня, только по недоумению называемые словом «художник».
  8. Всего лишь с одним уточнением: «художник мысли», — как я и обозначил с самого начала. Именно так: не художник славы, не художник профессии, не художник денег, успеха, влияния, авторитета, преподавания, а также всякой иной формы социальной рвоты. И здесь мне только остаётся сделать прощальный жест рукой. В сторону верблюда.
  9. Всех недопонявших и перепревших я бы попросил выйти вон... — туда. Есть такие умыслы и смыслы, пояснять которые не только бессмысленно, но и неприлично. После всего.
  10. В конце концов, возникает вопрос: а пристало ли мне говорить о том исключительном предмете, причиной которого я мог бы назвать самого себя... В том случае, если бы у меня был — язык. Например, русский язык. Возможно, даже человеческий. Ну..., или хотя бы телячий..., — как вы все здесь любите. — Дорогой друг...


Ис’точники


  1. Иллюстрация.Т.В.Савоярова, портрет лица, фото: Юр.Ханон (не картина: не масло, не холст, сентябрь 2010 года)
  2. Юр.Ханон, «Мусорная книга» (том третий). — Сан-Перебург. «Центр Средней Музыки», 2014 г. (б.с.)
  3. Юрий Ханон. «Ювенильная тетрадь» (181-201). Том первый, стр.106. — Сан-Перебур. «Центр Средней Музыки» — специально для внутренней документографии Хано́графа.
  4. Иллюстрация.Татьяна Савоярова, «Похищение», масло, холст, 2011 год; Tatiana Savoyarova, «Entwendung», Centre de Musique Mediane Art Gallery, Russia, Saint-Petersbourg, 2011. Catalogue No.116-х: «Portrait of Connue». & Leo-Narden.
  5. Соколов А.Г., Михайлова М.В. «Русская литературная критика конца XIX — начала XX века». Хрестоматия. — М.: Высшая школа, 1982 г. — стр.348 (Манифесты футуристов)
  6. Философский словарь, (под редакцией И.Т.Фролова) издание пятое. — М.: Издательство политической литературы, 1987 г., стр.390.
  7. Иллюстрация. Татьяна Савоярова, «Отрытие Америки» (или «Статуя Свободы»), 110x68, масло, холст, 2013 год; Tatiana Savoyarova, «Statue of Liberty», Centre de Musique Mediane Art Gallery, Russia, Saint-Petersbourg, 2013. Catalogue No.116-х: «Statue of Liberty» & Angelo Michele de Casuetti.
  8. Миша Шемяка. Интервью по поводу окончания очередной выставки, посвящённой (его) «ботинку» в искусстве. — Сана-Перебур, 2012 год.
  9. Иллюстрация.Татьяна Савоярова ( & Юр.Ханон ). — «Дух Демократии» (фрагмент картины: масло, холст, 2014-2015 год). — Tatiana Savoyarova. «The Soul of demokration» (fragment).
  10. Alphonse Allais: mots, propos, aphorismes. En Verve (из отдела заметок «le Journal»). — Paris, Conde-sur-Noireau: Horay, 2004. — 128 с. — ISBN 2-7058-0344-0.
  11. Иллюстрация.Т.В.Савоярова, портрет лица, фото: Юр.Ханон (не картина: не масло, не холст, сентябрь 2008 года)
  12. Юрий Ханон, «Альфонс, которого не было». — СПб.: Центр Средней Музыки & Лики России, 2013. — 544 с.





См. так’же

Ханóграф: Портал
MS.png

Ханóграф: Портал
Yur.Khanon.png





см. дальше →





Red copyright.pngAuteur : Юрий Ханон.   Red copyright.png  Все права сохранены.   Red copyright.png   All rights reserved.

* * * эту статью при известных обстоятельствах мог бы редактировать или исправлять только автор.

— Всякий желающий сделать замечания или дополнения, — может засунуть два пальца в рот и сделать это...

* * * публикуется впервые : текст, редактура и оформлениеЮрий Хано́н.



« stylet by Anna t’Haron »