Рвота (Натур-философия натур)

Материал из Ханограф
(перенаправлено с «Vomitus»)
Перейти к: навигация, поиск
« Рвота, в конце концов,  как начало начал »
автор: Юрий Ханон
« Феликс: счастливый раб » « Бальзам на душную »

Содержание



Возвращение — в мир

( или краткое введение во рвотные массы )



...очень красивая средневековая рвота...
Средневековый вариант рвоты [1]


Преди’словие  ( более чем краткое ).

Вне всяких сомнений, эту статью (расходов) следует считать важнейшей и краеугольной для всякого антропоморфного читателя, поскольку именно она и — только она — полностью исчерпывает экзистенциальное, эсхатологическое и гносеологическое существо существования человека на земле, посреди этого мира: от его начального извержения и до завершающего выкидыша. Одновременно, не претендуя на всеохватность подхода, я ставлю перед собой цель только наметить основные штрихи процесса и показать всё лучшее из достижений и результатов всемирно-исторической рвоты.

Предмет.

Образ.
Идея.
Процесс.
— Кто следующий?

Рво́та, блево́та или извержение желудка (так или иначе: vomitio, vomitus, vomi-ficum и даже vomissement, бедные французы) — ракоходное (иначе говоря, инверсивное), большей частью — рефлекторное извержение содержимого желудка через рот. Акт рвоты подчиняется особому рвотному центру (не путать с Кремлём, Вашингтоном или Брюсселем), расположенному в продолговатом мозге. К чести всякого животного организма следует отметить: в отличие от её носителя, рвота не коварна и не склонна к стяжательству, подлости и прочим гуманистическим проявлениям.
Очень редко она возникает внезапно. Традиционно предупреждая своего носителя о своём приближении, чаще всего ей предшествуют сигнальные симптомы: тошнота, головокружение, иногда — зевота, ощущение нехватки воздуха, разносторонняя и разнообразная в своих проявлениях слабость, чуть позже возникают рефлекторные глотательные движения, возможно, учащённое дыхание, обильное выделение слюны (гиперсаливация), а также слёз и смежных с ними выделений (например, соплей, мочи, пота или елея).

Отдельную статью обязательных расходов всемирно-исторической рвоты составляет, с позволения сказать, сама по себе реакция — на жизнь (или даже только её начальный, отдалённый факт зарождения). Разумеется, я имею в виду так называемый «токсикоз», — системную реакцию женского организма на самый факт появления очередного необязательного зла в форме (или виде) нового эмбриона человеческого существа. Как (широко) известно, одним из наиболее ярких и наглядных проявлений беременности — уже на ранних её этапах — становится последовательная тошнота и рвота, говорящая лучше всяких слов о той настоящей и будущей экзистенциальной роли, которую заранее берёт на себя — всякий животный организм, зарождающийся и появляющийся на этот свет.

Даже будучи искренним филантропом, обойтись в данном случае без реакции отторжения — попросту противно естеству.

По своему составу рвотные массы, как правило, связаны с актуальными продуктами потребления и гражданского состояния рвущего субъекта: едой, впечатлениями и смежными с ними процессами, источником которых в подавляющем большинстве случаев является общество, государство или ближайшее окружение. По вышеизложенным причинам рвотные массы обычно состоят из остатков недавно потреблённой пищи (съедобной или несъедобной, а также телесной, нравственной, духовной или патриотической), желудочного сока и слизи. Также в них могут содержаться примеси секреции близких к желудку органов и систем организма, таких как: желчь, кровь или даже гной. Дым до небес. Отдельная область медицины, изучающая разнообразные аспекты тошноты и рвоты, называется эметологией. Врачи, имеющие эту специализацию, испокон века являются наиболее уважаемыми и востребованными в обществе — и (практически) не имеют конкуренции среди всех прочих враческих специальностей.

...певец рвоты (без малейших её признаков)...
М.Н.Савояров
(певец рвоты) [2]
...равно как и всё остальное... — без видимых ограничений и пределов...

Напротив того, в области так называемой культуры (закономерным образом включая сюда прозу, поэзию, скульптуру, живопись, а также хороший тон, этикет и прочие человеческие этикетки) рвота крайне редко бывала в фаворе или хотя бы пользовалась популярностью: как у публики, так и у творцов. Вероятно, естественным препятствием к тому стала некоторая напряжённость и, как следствие, особая трудность этого не вполне удобоваримого предмета (или процесса) — для преломления в общественно приемлемых художественных образах.
— И тем не менее, нельзя сказать, чтобы этот тернистый путь был совершенно пуст. Начиная с античности (не исключая рвотное средневековье и такой же ренессанс) выдающиеся артисты и писатели своих времён (и нравов) были вынуждены эпизодически обращаться к этой теме. При том скажем откровенно: мало, до обидного мало кто решался педалировать или надолго останавливаться на рвоте, видимо, считая её проходным и не слишком благодарным образом. И всё же — таковые лица имели не только место, но и время. И здесь, чтобы не слишком раздувать предисловие, перечисляя многие имена, ограничусь, пожалуй, главным русско-французским специалистом в области эстетической эметографии... — Разумеется, я имею в виду короля эксцентрики 1910-х годов, Михаила Савоярова, который вслед за своим учителем и старшим другом Петром Шумахером (первым поэтом, систематически воспевавшим говно) выбрал для себя тернистую дорогу патентованного «певца рвоты». Пожалуй, самой популярным и успешным его номером в этом жанре (не исключая и нескольких смежных) стала классически стройная и выверенная до последних нот песня последних лет Российской империи под простеньким названием «Луна-Пьяна», которую (скажем без ложной скромности) в 1916-17 годах распевала буквально — вся имперская столица.[3] Несомненно, эти куплеты стали высшей точкой не только савояровской славы, но и звёздный час блевоты на эстраде: не только российской, но и мировой, слегка осенённой дымом фумизма Первой мировой войны. Заслужив по праву высокое звание «рвотного шансонье» и «короля эксцентрики», Михаил Савояров (тем самым) обрёк себя на заведомую отверженность и маргинальность в среде слабых, недужных и откровенно больных «декоративным аристократизмом» поэтов серебряного века.

— Впрочем, повторные подробности (вполне рвотные, как полагается) здесь не слишком-то уместны...
Тысячу раз известная судьба белой вороны, чёрного зайца или собаки... с пятой ногой.

Оставим глупости клевретам и поэтам,
О чём ни пой ― не выпьешь всё равно,
Скажу к примеру: и зимой, и летом,
Мой брат Шумахер воспевал говно.
Я тоже первым стал, и к зависти кого-то,
Чьё имя я не назову и не прощу,
Воспел я — пьянство, муть и рвоту...
Пойду, пожалуй ― в жизнь воплощу.[4]


Михаил Савояров:  «Пень»
(из сборника «Стихи я»,
1902)

При анализе любого литературного, научно-популярного или даже научного текста, содержащего рвоту, необходимо отчётливо понимать, что само по себе слово «рвота» не имеет жёстко закреплённого значения. Как бы она ни протекала, что бы в ней ни содержалось, она может быть вызвана самыми разными причинами и может означать самые разные процессы. И прежде всего, русскому человеку необходимо различать рвоту в её двух значениях: как физиологический процесс и как физический результат. Проще говоря, само по себе слово «рвота» может иметь значение актуального (жёстко ограниченного во времени) процесса рвоты (применение сугубо экспрессивное и даже инвективное) — или вполне совершившегося факта, породившего соответствующий предмет (к примеру, обозначающий лежащие на тротуаре рвотные массы или находящуюся на дне тазика блевотину).

Отталкивающий вид и запах рвоты не должен никого вводить в заблуждение, поскольку в данном случае имеет место не какое-то реальное содержание вещества, но только реакция на него других организмов, связанных принципом общности или подобия. Физиологические механизмы, вызывающие отвращение к чужой рвоте примерно таковы же, как и неприятие одними особями большинства выделительных процессов других особей: будь то рвота, плевки, продукты мочеиспускания или дефекации.

Пожалуй, наиболее интересное и продуктивное значение рвота имеет в тех исключительных случаях, когда она имеет необратимые последствия или напрямую влияет на духовную жизнь человека, наподобие аристотелевского катарсиса или платоновской сублимации. В ряде случаев рвоту по своему исключительному воздействию на внутренний опыт можно поставить в один ряд с клинической смертью, суицидом или сепсисом. Так или иначе, все эти явления связаны с экстремальным (судорожным) отторжением и выходят за рамки обыденных реакций организма на воздействия окружающей среды (в данном случае, временно помещённой внутрь субъекта).

Употреблённое в идеальном (идеально-переносном) смысле как явление психической или духовной жизни человека, понятие «о рвоте» означает резкое неприятие и отторжение индивидом чего-то чуждого, непотребного или неприемлемого, выраженное в жёсткой (иногда, даже агрессивно-жёсткой) и стилистически сниженной форме. Впрочем, никогда не следует смешивать чистый стиль со рвотой..., поскольку подобное смешение, как правило, контр’продуктивно и ведёт (как минимум) к загрязнению оного.

Последнее — выглядит не слишком-то хорошо, мадемуазель..., — сказал бы я под конец...





A p p e n d i X

( или маленький цитатник рвотных масс )



Рвота в научной прозе

...застывшая музыка рвоты...
Архитектурная рвота (Париж) [5]


➤   

От рвоты изжарь оржаного хлеба на угольях и хорошенько намочи уксусом, посыпь туда толчёного перцу и приложи в платке к желудку.[6]

  Михаил Ломоносов, «Лифляндская экономия», 1760
➤   

В тошноте. Рвотное, подав разнемогающемуся тако язвою довольное количество выпить либо коровьего свежего масла распущенного, с тёплою водою смешанного, либо масла конопляного, или льняного, с тёплою же водою смешанного, при сём и запивая почаще тёплою же водою; либо, вместо чаю настоянною в горячей воде травою ромашкою запивать, доколе не подымутся рвоты и не будет довольно рвать ― либо засунув ещё и палец в рот, присоединить, чтобы скорее понудить себя ко рвотам, и сей нудительный способ. Пить же в жажду после всего сего тёплую настоянную в воде траву ромашку, либо самую чистую воду. Не упуская из виду употреблять такожде действительнейшие и аптечные лекарства, предмету тут во всем сопричастнейшие.[7]

  Данило Самойлович, «Способ самый удобный повсемственного врачевания смертоносной язвы заразоносящейся чумы...», 1797
➤   

По временам сжимались очень сильно челюсти, и мне казалось, что я скоро разжую и проглочу свои зубы. «Это начало столбняка, думал я: вот скоро наступит и общий столбняк, а за ним и смерть». От одной мысли о смерти меня бросало в дрожь, мне становилось холодно и страшно, и я спешил писать, чтоб никого не обвиняли в моей смерти, чтоб торопились подать мне помощь, дали бы рвотное, отворили кровь, и проч. Мысль о смерти всякий раз так освежала меня, что я очень здраво понимал опасность своего положения и возможность удалить её рвотным; поэтому я несколько раз написал: «Рвотного!.. С кровью не спешить… Рвотного! рвотного!.. Скорей и побольше». Я писал эти распоряжения для того, чтоб обеспечить своё положение; мне казалось, что я скоро упаду и не буду уж в состоянии говорить; а между тем я уж давно послал за фельдшером, который и не замедлил явиться. <...> Фельдшер понял, что мне нужно дать рвотное и пошёл за ним в больницу. Вскоре после его ухода, отворяется дверь и входит человек мой; это меня взбесило, потому что я хотел скрыть от всех свое опьянение, которое могло сделаться предметом уездных сплетней. Я молчал, однако ж, и ходил взад и вперёд по комнате, надеясь, что он скоро уйдёт; но так как он остановился у дверей, точно часовой, то мне не трудно было догадаться, что его поставил там фельдшер, для того, чтоб поберечь меня; это меня примирило с ним, и я перестал об нём думать.
Рвотное мне дали в половине третьего, а через 5 минут случился со иной припадок невыразимого ужаса; я иначе не могу назвать этого необыкновенного испуга, который произошел таким образом: бегая по комнате, я вдруг зашатался и чуть не упал; человек поспешил поддержать меня, но его прикосновение так испугало меня, так показалось мне угрожающим и опасным, что я закричал, что было мочи, с выражением самого ужасного отчаянья: точно я был на краю пропасти, в которую меня толкнули, и я, падая, силился удержать равновесие; я скорчился весь, подскочил, замахал руками и ногами, а на лице у меня было столько ужаса, что оба человека в свою очередь перепугались не на шутку. <...>
Рвота наступила в половине четвёртого, и с нею вышло несколько ещё не растворившихся пилюль. Что-то жгло меня во время рвоты по направлению пищепровода, и мне казалось, что от натуг оборвалась вся слизистая оболочка желудка и пищеприёмного горла.
В первые минуты после рвоты мне казалось, что весь яд удалён и что я уже вне опасности; но сильнейшее расслабление тела, вслед за этим наступившее, дало опять прежнее направление бреду и с этих пор началась уже моя смертельная агония.[8]

  — Юрий Савич, «О действии гашиша на человеческий организм», 1858
➤   

Каждым из этих сложных движений достигается в сущности одна и та же цель ― удалить раздражитель. В самом деле, при чихании развивается быстрый ток воздуха в носовой полости, который уносит с собою наружу всё, что там есть в настоящую минуту. При кашле бывает то же самое относительно гортани. А рвота, так сказать, обмывает те части полости рта, которых мы не можем обтереть языком. Никому, конечно, не придёт в голову оспаривать машинообразность этих явлений, потому что всем известно, что воля не властна над этими движениями; они являются роковым образом, если существует раздражение. Характер автоматичности в кашле, рвоте и пр. усиливается ещё тем обстоятельством, что здесь группа действующих мышц остается в каждом отдельном случае постоянною, т.е. при кашле, от чего бы он ни зависел, действуют всегда одни и те же мышцы, при чихании и рвоте то же самое.[9]

  Иван Сеченов, «Рефлексы головного мозга», 1863
➤   

Дневали. Зуд нестерпимый; по ночам не спишь, слабеешь с каждым днём. Пробую различные средства от зуда; сегодня, ложась спать, я намазался табачной гарью, разведённой в масло прованском масле. От этой мази через несколько минут у меня заболела голова до дурноты, и сделалась рвота. Ночь была проведена крайне тревожно.[10]

  Николай Пржевальский, «Путь по Джунгарии» (из полевого дневника), 1877
➤   

…употребляемый почти всеми хлеб с лебедой, — с 1/3 и у некоторых с 1/2 лебеды, — хлеб чёрный, чернильной черноты, тяжёлый и горький; хлеб этот едят все — и дети, и беременные, и кормящие женщины, и больные. <...> Хлеб с лебедой нельзя есть один. Если наесться натощак одного хлеба, то вырвет. От кваса же, сделанного на муке́ с лебедой, люди шалеют...[11]

  Лев Толстой, «О голоде», 1870-е
➤   

Лазуревый камень. Ляпис-лазурь или лазурик, также армянский или бухарский камень. <...> Встарину находил употребление в медицине и технике. В старинных фармакологиях находим, что из него приготовляли так называемые «Confectio Alkermes», которые, будучи приняты внутрь, в количестве 20 или 25 гран, производили рвоту. В позднейшее время из лазуревого камня приготовляли краску ультрамарин.[12]:312

  Михаил Пыляев, «Драгоценные камни...», 1887
➤   

Многие из них, знакомые с применением хинина, припрятали и таковой также наряду со стрихнином. Казак Пичуев, заболевший лихорадкой и получивший должную дозу хинина, желал скорее выздороветь и решил, что даваемого ему хинина мало, почему и пожелал добавить из своей баночки, но вместо хинина взял щепотку стрихнина. Приняв стрихнин, он полез на лестницу к своему отверстию, пробитому в каменной стене конюшни, из которого наблюдали за появлением китайцев на противоположной баррикаде, и при первом же появлении китайской головы, вылезавшей наблюдать за действиями русских, грохотал выстрел, и косастая голова китайца валилась обратно, пробитая пулей. Бывшие у нас в посольстве 7 человек казаков, составлявших постоянную охрану посольства, все выдались как замечательные стрелки и охотники; они просиживали, не шевелясь, целыми днями, выслеживая китайца, словно они выслеживали в тайге зверя и не было у них большей радости, если выдавался такой счастливый день, что удавалось им сбить по два, по три «кокоса», как стали называть китайские головы. Так и Пичуев влез по лестнице к своей бойнице, но тотчас же свалился оттуда вниз и с ним начались судороги. Немедленно меня известили, и я, узнав в чём дело, дал ему противоядия. По счастью, после принятого лекарства, его тотчас вырвало густою массою; тем не менее судороги продолжались и с большим трудом, предварительно захлороформировав, приступлено было к промыванию желудка.[13]

  — Владимир Корсаков (хотя и не Римский), «Пекинские события. Личные воспоминания участника об осаде в Пекине», 1900
➤   

Рвота — есть акт опорожнения желудка, при чём содержимое его выводится действием брюшного пресса через рот наружу. В огромном большинстве случаев Р. есть рефлекторный акт, происходящий от сжатия желудка судорожно сокращающимися мышцами брюшного пресса при одновременном открытии входа в желудок (cardia). Нервные центры Р. лежат в продолговатом мозгу, центробежные, т.е. двигательные, нервные приводы состоят из нервов, управляющих сокращением грудобрюшной преграды и мышц брюшной стенки: сюда же относятся с большой вероятностью и нервы (ветви блуждающего нерва), управляющие мышцами, открывающими вход в желудок; чувствующие же нервы, т.е. центростремительные приводы для акта Р. принадлежат слизистой оболочке пищеварительного канала, мочеполового аппарата, желчных ходов и брюшине; а именно сюда относятся нервы: блуждающий, языкоглоточный, симпатический, желудочный.

  Словарь Брокгауза и Ефрона, Иван Тарханов: статья «Рвота», 1907-1909
➤   

Наконец, всем известен классический способ рефлекторного вызова Р. у каждого здорового человека при щекотании корня языка и глотки кисточкой или бородкой пера; у римлян в период Империи употреблялись после лукулловских обедов так называемые рвотные перья — pinna или digitae vomitorium; они состояли из набитого шерстью или перьями пальца перчатки из мягкой кожи длиной в несколько дюймов и надевавшегося на указательный палец с целью удлинения его. <...> В редких случаях акт рвоты подчиняется действию воли. Броун-Секар обладал способностью вызывать произвольно акт рвоты и опоражнивать свой желудок по желанию. Р. чёрная, в виде кофейной гущи или сажи, при некоторых болезнях, например, при жёлтой лихорадке, при язвах желудка, объясняется присутствием разложившейся крови, а вовсе не желчи, как думали прежде. Примесь желчи придаёт только тёмную зеленовато-желтую окраску выведенным рвотным массам и горький вкус. Грудных детей легче рвёт, и им акт этот менее тягостен, чем взрослым, благодаря тому, что дно желудка ещё не развито и желудок поставлен продольно, наподобие трубки, прямо переходящей в пищевод. Некоторые животные совсем не подвержены Р., например, кролики; зато собак рвёт очень легко...

  Словарь Брокгауза и Ефрона, Иван Тарханов: статья «Рвота», 1907-1909
➤   

В начале беременности по утрам, без всяких тошнотных движений, извергается большее или меньшее количество слизи, иногда окрашенной желчью. В остальное время женщина себя чувствует удовлетворительно. <...> Такие припадки не имеют особого значения, но большую опасность представляет так называемая неукротимая Р. беременных (vomitus gravidarum perniciosus), при которой приступы её повторяются несколько раз в течение дня. Нередко такое состояние кончается смертью.

  Словарь Брокгауза и Ефрона, Григорий Герценштейн: статья «Рвота беременных», 1907-1909
➤   

Редко М<очекровие> не сопровождается расстройствами кишечника: рвота иногда неудержима; часто развивается упорный запор или истощающий понос. Рвота, возобновляющаяся после приёма пищи, мешает подкрепляться едой, больной истощается, впадает в состояние, переходящее в смертельную спячку. При медленно наступающем М. все перечисленные припадки наступают постепенно и разрастаются исподволь.

  Словарь Брокгауза и Ефрона, Григорий Скориченко-Амбодик: статья «Мочекровие (уремия)», 1907-1909
➤   

Наибольшее предрасположение к заболеванию К<оликой> имеет лошадь, вследствие особого устройства пищевода, желудка и кишок, а именно: пищевод при входе в желудок имеет сильно развитые запирательные мышцы, почему рвота у лошадей бывает только в самых исключительных случаях. В силу последнего обстоятельства все болезненные явления желудка и кишок, облегчаемые часто у других животных рвотой, у лошади достигают наибольшего развития.

  Словарь Брокгауза и Ефрона, статья «Колика, у лошадей», 1907-1909
➤   

Теперь остаётся прибавить, что у желудка имеется ещё одна функция, очень важная, ― это рвота, выбрасывание назад через рот вредных веществ, попавших в желудок. Значение такого отбрасывания понятно, потому что подобные вещества могли бы попасть в соки тела и принести большой вред организму. Акт рвоты не болезнь, а просто предупредительный приём, предотвращающий серьёзный вред организму. В особые подробности входить не буду, скажу только, что рвота сопровождается очень большим напряжением. Это настолько сильный акт, что боятся рвоты у старых людей, так как она часто плохо кончается у них. В двигательном акте, который существует при рвоте, главнейшее участие принимают брюшные мышцы, брюшная стенка и затем опускание грудобрюшной преграды. Она в момент рвоты, сокращаясь, опускается вниз, и эта соединенная работа брюшного пресса и диафрагмы ведёт к тому, что желудок сжимается и пища выбрасывается вон. Перед этим открывается cardia, значительно расширяется пищевод, закрываются все побочные отверстия глотки. Затем происходит ряд сокращений самого желудка и иногда даже кишки, секреция слизи и даже желудочного сока для обмывания, так что это чрезвычайно сложная деятельность, имеющая целью выбросить то, что вредно и ненужно...[14]

  Иван Павлов, Лекции по физиологии, 1911-1913
➤   

Так вот, центростремительные волокна, которыми возбуждается в желудке рвотный рефлекс, идут тоже в вагусе. Различаются два рода рвотных движений ― рвота рефлекторная и рвота центральная. Вся эта рефлекторная цепь, весь этот прибор может раздражаться в двух местах ― или на концах центростремительных нервов, или в центре. И то и другое обнаруживается при разных случаях рвоты; поэтому и говорится, что рвота бывает или рефлекторная, или центральная, смотря по тому, куда приложено раздражение. Обыкновенный пример рефлекторного раздражения ― если вам попало в желудок резко химическое или грубо механическое тело, то оно вызывает рефлекторные рвотные движения. Но бывает и так: в желудок ничего не попало, а рвота происходит; тогда надо представлять себе дело так, что нечто поступило в кровь и с кровью подошло к нервному центру, откуда раздражение передаётся по центробежным нервам. Такие вещества, вызывающие рвотный акт, употребляются и в терапии, как, например, апоморфин, который, будучи введен в кровь, вызывает рвоту. Этот опыт мы можем сейчас воспроизвести на собаке. Представьте себе, что вы имеете дело с самоубийцей. Допустим, что он принял яд, и надо, чтобы он выбросил этот яд обратно. Допустим, что он хочет умереть, но ваша обязанность врача не давать ему этого сделать. Вы хотите промыть ему желудок, а он стиснул зубы и не пускает, тогда вы можете впрыснуть ему апоморфин в любое место тела под кожу и минуты через две или три начнется рвота. Вы видите важность этого акта, а между тем он не пользуется симпатией. Это, очевидно, объясняется тем, что рвота ведёт к устранению из организма вредных веществ и поэтому самую рвоту привыкли рассматривать как нечто скверное. После рефлекторной рвоты остается раздражённое состояние слизистой оболочки, и тогда понятно, что аппетита не может быть, а при введении в кровь апоморфина животное сейчас же после рвоты может опять есть.[14]

  Иван Павлов, Лекции по физиологии, 1911-1913
➤   

Исследование началось и здесь с очень грубых и приблизительных методов. А в настоящее время эти методы стоят на высоте почти безупречной. Раньше, например, исследовали рвотные массы, вызывая искусственную рвоту, или доставали сок так, что давали собаке глотать губку, и затем, когда губка пропитывалась соком, её вытаскивали. Это, конечно, очень грубый способ. Во-первых, таким путём можно добыть очень мало сока, и затем, губка пропитывалась не только соком, а и пищей. Сок получался нечистый.[14]

  Иван Павлов, Лекции по физиологии, 1911-1913
➤   

Семена лютиковых характеризуются курареподобным действием. Картина отравления: сок из листьев лютика ядовитого может вызвать ожог кожи и слизистых. При попадании внутрь ощущается сильное жжение во рту, глотке, желудке. Выделяется обильная слюна, появляется тошнота, рвота, боли в животе. В тяжёлых случаях наблюдаются симптомы поражения ЦНС: тремор, судороги, помрачение сознания.[15]

  — Борис Орлов и др., «Ядовитые животные и растения СССР», 1990
➤   

Проведённые многочисленные исследования показали, что какого-то существенного эффекта можно добиться, лишь съев не менее десятка взрослых лофофор, выращенных в культуре. Причём, наиболее ощутимый эффект — ужасно неприятная (до рвоты) горечь...[16]

  — Наталья Щелкунова, Виктор Гапон, «Кактусы», 2001
➤   

Причину, по которой применяют только сухой пейот, показал эксперимент в Пархайском ботаническом саду <...> Студенты, проходившие здесь практику, прочитали модную в то время книгу Кастаньеды об обычаях индейцев яки. Однако, зная о количестве дозы — 17 «пуговиц» — они не знали о необходимости предварительной обработки — сушки пейота. В результате вскоре после начала эксперимента один из добровольцев, ощущая сильный рвотный рефлекс от сырого пейота, отказался от участия в эксперименте, а второй — аспирантка — смогла принять по той же причине меньше половины дозы, что тем не менее составило более 170 граммов. Подопытная не испытала галлюцинаций. Однако некоторое воздействие на психику всё же имело место. В частности, она ощутила полную отрешённость от окружающего мира и сообщила, что в состоянии без сожаления уйти из жизни или покончить жизнь самоубийством...[17]

  — Иннокентий Синёв, «Пейот — взгляд с другой стороны», 2001



Рвота в беллетристике

фрагмент чудотворной (рвотной) фрески со стен миланского собора
Джорджо Бонола
(фреска миланского собора) [18]


➤   

Если желудок, не имея аппетита, принимает пищу, и её заставляют принимать насильственно, то в результате ничего другого не будет как тошнота и рвота, или по крайней мере дурное пищеварение, нездоровье. Напротив, что принимает голодный желудок, то он с удовольствием воспринимает, хорошо переваривает и всё превращает в кровь и мясо.

  Ян Коменский, «Великая дидактика», 1638
➤   

Тогда при царе Иване быша на соборе знаменоносцы Гурий и Варсонофий, казанские чюдотворцы, и Фи-липп, соловецкий игумен, от святых русских. И патриарси задумалися; а наши, что волчонки, вскоча, завыли и блевать стали на отцев своих, говоря: «глупы-де были и не смыслили наши русские святыя, не учёные-де люди были, — чему им верить? Они-де грамоте не умели!» О, боже святый! како претерпе святых своих толикая досаждения? Мне, бедному, горько, а делать нечева стало. Побранил их, колько мог, и последнее слово рекл: чист есмь аз, и прах прилепший от ног своих отрясаю пред вами, по писанному: «лутче един творяй волю божию, нежели тьмы беззаконных!» Так на меня и пуще закричали: «возьми его! — всех нас обесчестил!» Да толкать и бить меня стали; и патриархи сами на меня бросились, человек их с сорок, чаю, было, — велико антихристово войско собралося! Ухватил меня Иван Уаров да потащил. И я закричал: «постой, — не бейте!»

  Протопоп Аввакум, «Житие протопопа Аввакума (им самим написанное)», 1673
➤   

5 августа. Пятница. <...> Вырвало Великого Князя всем почти севоднишним обедом. Его Высочество <...> часто бывает подвержен так называемым индижестиям, по той притчине, что очень скоро кушает и куски весьма мало разжевывает и от того желудку своему дает несносную работу.
10 августа. Среда. <...> Государь жаловался, что очень кушать ему хочется: но г.Фузадье <медик> сказал, что непременно до обеда потерпеть надобно. <...> Изволил вычислять он, сколько от вчерашнего обеду в желудке у него осталось после того, как его вырвало; и как нашёл, что один только кусок говядины там остался, а прочее всё вырвало, то изволил пуще прежнего тужить.[19]

  Семён Порошин, «Семёна Порошина записки, служащие к истории Его Императорского Высочества Благоверного Государя Цесаревича и Великого Князя Павла Петровича», 1764-1765
➤   

Оттуда государь приехал в лагерь под Красным Селом, где встретил его весь штаб гвардейского корпуса. Подошли дежурный генерал-адъютант и флигель-адъютант. Последним был Шумский, воспитанник, т.е. побочный сын, Аракчеева, прижитый им с подлой бабой, Настасьей Фёдоровной. Шумский был совершенно пьян; он подошёл к государю, споткнулся, упал, и его вырвало. Александр, брезговавший всем, что походило на пьянство и его последствия, был выведен из себя этим последним явлением, обратился к Аракчееву и сказал: «Ваша рекомендация, граф, покорнейше благодарю!» ― и пошёл далее. Шумского подняли; он исчез и не появлялся более.[20]

  Николай Греч, «Записки о моей жизни», 1856
➤   

Зная, что больного не выведут к наказанию, он достал вина, настоял в нём табаку и выпил. С ним началась такая рвота с кровью и так долго продолжалась, что повредила ему лёгкие. Его перенесли в больницу, и через несколько месяцев он умер в злой чахотке. Ну вот, ангел мой, я и вспомнил про этого арестанта в тот самый день… ну, знаешь, после записки-то… и решился так же погубить себя.[21]

  Фёдор Достоевский, «Дядюшкин сон», 1859
➤   

Между арестантами вообще существует убеждение, что хмельной не так больно чувствует плеть или палки. Но я отвлекаюсь от рассказа. Бедный малый, выпив свою крышку вина, действительно тотчас же сделался болен: с ним началась рвота с кровью, и его отвезли в госпиталь почти бесчувственного. Эта рвота до того расстроила его грудь, что через несколько дней в нём открылись признаки настоящей чахотки, от которой он умер через полгода. Доктора, лечившие его от чахотки, не знали, отчего она произошла.[22]

  Фёдор Достоевский, «Записки из Мёртвого дома», 1861
➤   

Сильный гангренозный запах ошиб Кулю и заставил опустить приподнятую полу. Он постоял и, сделав усилие подавить поднимавшийся у него позыв к рвоте, зажав платком нос, опять приподнял от лица раненого угол свитки.[23]

  Николай Лесков, «Некуда», 1864
➤   

О, как я проклинаю тогда эту нервность, чуткость, впечатлительность, брезгливость, всё это наследие моего аристократического отца! Какое право имел он втолкнуть меня в жизнь, снабдив меня органами, которые несвойственны среде, — в которой я должен вращаться? Создал птицу — да и пихнул её в воду? Эстетика — да в грязь! демократа, народолюбца, в котором один запах этой поганой водки — «зелена вина» — возбуждает тошноту, чуть не рвоту!..

  — Иван Тургенев, «Новь», 1876
➤   

Но в эту минуту увидали Авла, склонившегося на край триклиниума: с испариной на лбу, с лицом позеленевшим, он прижимал оба кулака к желудку.
Саддукеи притворились перепуганными. (На другой же день право жертвоприношения было им даровано.) Антипа являл все признаки отчаяния; один Вителлий пребывал безучастным, хоть он и ощущал в душе жестокую тревогу: вместе с сыном он терял всю свою карьеру.
Авла стошнило… Но как только его рвота кончилась, он опять захотел есть.
Подайте мне скоблёного мрамора, наксосского сланцу, морской воды, чего-нибудь, скорей! Или вот что: не взять ли мне ванну?[24]

  — Гюстав Флобер (перевод И.С.Тургенева), «Иродиада», 1877
➤   

У отравившегося мышьяком старайся вызвать рвоту, для достижения чего полезно нюхать провизию, купленную в Охотном ряду.
При сильном и упорном кашле постарайся денька три-четыре не кашлять вовсе, и твоя хворь исчезнет сама собою.[25]

  — Антон Чехов, «Врачебные советы», 1885
...всего лишь бытовая зарисовка...
Питер де Блот «Обстановка в таверне» [26]
➤   

  Ночь провёл ужасную. Без конца рвало и чувствовал тоску и отвращение ко всему неописанное. Принял касторки. Тяжело уснул. Действие лекарства. Опять спал. Встал с трудом в десять часов. Спал опять до самого обеда. Тут появилось какое-то подобие аппетита. Дочитывал великолепную вещь Толстого: „Холстомер“. Тосковал. Ходил к Кондратьевым. Сидел у них во время обеда. Чувствовал себя днём недурно. Но к вечеру снова началось сосание под ложечкой. (Не солитёр ли?) За ужином не было и тени аппетита. Саша Легошин принёс мне градусник (оказалось во мне жару тридцать семь и три) и двенадцатый том Толстого. Немедленно засел за „Смерть Ивана Ильича“ и кончил её. Чувствую себя неважно, под-ложечкой всё продолжает сосать. „Смерть Ивана Ильича“ мучительно-гениальна...[27]:78

  Пётр Чайковский, Дневник №4, 1886
➤   

Желудочно-кишечные заболевания в 1889 г. были зарегистрированы 1760 раз. За десять лет умерло 338; из этого числа 66% относятся к детскому возрасту. Самые опасные месяцы для детей — это июль и особенно август, на долю которых приходится треть всего числа умерших детей. Взрослые от желудочно-кишечных расстройств умирают чаще всего тоже в августе, быть может, оттого, что в этом месяце идёт периодическая рыба, которою объедаются. Катар желудка здесь обыкновенная болезнь. Уроженцы Кавказа всегда жалуются, что у них «сердце болит», и после ржаного хлеба и тюремных щей у них бывает рвота.[28]

  — Антон Чехов, «Остров Сахалин (Из путевых записок)», 1894
➤   

10 часов утра. Только что пришли сказать, что Ренфильда вырвало птичьими перьями.
— Я убеждён, доктор, — прибавил санитар, — что Ренфильд просто съел своих воробьев, целиком, живыми!

  Брэм Стокер, «Вампир (Граф Дракула)» (глава шестая), 1895
➤   

16-го октября. Воскресенье. Встал поздно с чудным днём. Папа себя чувствовал лучше, но во время посещения докторов его вырвало. В 11 час. пошли к обедне ― молился вместе с Аликс. Завтракали семейно на балконе в большом доме. Гулял с моей душкой невестой; были у моря и вернулись через вертоград.

  Николай II, Дневники 1894-1896 гг.
➤   

Шатилов снова сбежал вниз. Яков Константинович сидел, вернее лежал, на том же самом чемодане и, вращая помутившимися глазами, хрипел. Его одновременно душили и рвота, и кашель. Шатилова передёрнуло, он бросился в ближайшую каюту, схватил графин и стакан и стал поить больного. <...>
— Теперь легче? — спросил Шатилов.
Больной утвердительно опустил веки и ничего не ответил.
— После рвоты всегда легче. Потерпите ещё с полчаса. Скоро должно совсем стихнуть: ветра настоящего нет. Вот минуем ещё один мыс, станем носом по зыби, и тогда пойдём как по маслу.[29]

  Борис Лазаревский, «Человек», 1890-е
➤   

С утра собаке стало худо. Её мучила рвота, и, воспитанная в правилах строгого приличия, она тяжело поднималась с подстилки и шла на двор, шатаясь, как пьяная. Её маленькое чёрное тело лоснилось, как всегда, но голова была бессильно опущена, и посеревшие глаза смотрели печально и удивленно. Сперва Владимир Михайлович сам вместе с тёткой раскрывал собаке рот с пожелтевшими дёснами и вливал лекарство, но она так мучилась, так страдала, что ему стало тяжело смотреть на неё, и он оставил её на попечение тётки. Когда же из-за стены доходил до него слабый, беспомощный стон, он закрывал уши руками и удивлялся, до чего он любил эту бедную собаку.

  Леонид Андреев, «Друг»,[комм. 1] 1899
➤   

— Да ведь нехорошо тебе, Анатолий, — сказала Марья Павловна, — пожалуйста, не кури.
— Ах, оставь, — сердито сказал он и закурил, но тотчас же закашлялся; его стало тянуть как бы на рвоту. Отплевавшись, он продолжал: — Не то мы делали, нет, не то. Не рассуждать, а всем сплотиться... и уничтожать их. Да.
— Да ведь они тоже люди, — сказал Нехлюдов.

  Лев Толстой, «Воскресение», 1899
➤   

— В Париже (как раз в первые дни нового века!) появилась новая ежедневная бульварная газета, носящая хотя и скромное, но со вкусом, название «Омерзительная малышка», а также небольшое иллюстрированное обозрение «Рвота за неделю».[30]:161

  Эрик Сати, из письма мадам Фернан ле Монье, 1900
➤   

Женское отделение было полуразрушено и нас посадили в мужское… Я не знала, что мне делать, так как негде было даже присесть, разве что на поразительно грязном полу; но на нём не было даже соломы и вонь, поднявшаяся с пола, немедленно вызвала у меня рвоту… Отхожее место было нечто вроде обширного пруда, через который была перекинута полусломанная лестница; она сломалась окончательно под тяжестью одного из арестантов, попавшего таким образом в смрадную грязь. Увидав это отхожее место, я поняла причину омерзительной вони в пересыльной тюрьме: пруд подходил под здание и пол его был пропитан и насыщен экскрементами. [31]

  Пётр Кропоткин, «В русских и французских тюрьмах» (глава II: «Русские тюрьмы»), 1902
➤   

Надо заснуть. Я лёг было. Но только что улёгся, вдруг вскочил от ужаса. И тоска, и тоска, такая же духовная тоска, какая бывает перед рвотой, только духовная. Жутко, страшно, кажется, что смерти страшно, а вспомнишь, подумаешь о жизни, то умирающей жизни страшно. Как-то жизнь и смерть сливались в одно. Что-то раздирало мою душу на части и не могло разодрать. Ещё раз прошёл посмотрел на спящих, ещё раз попытался заснуть, всё тот же ужас красный, белый, квадратный. Рвётся что-то, а не разрывается.[32]

  — Лев Толстой, «Записки сумасшедшего», 1903
➤   

Чёрный хлеб и особенно ржаные сухари с солью очень кстати для морских путешественников. Во время морской болезни не надо допускать, чтобы желудок был пустой, иначе рвота вызовет желчь; и лучшая пища в данном случае, насколько я мог заметить из моих плаваний, — чёрные сухари с солью. Напрасно некоторые прибегают к лимонам, апельсинам и к разным кислотам. Если они помогают, то очень мало. Умышленные движения, чёрный хлеб и свежий воздух, — вот три вещи, которые я посоветовал бы всем во время качки.

  Иван Ювачёв,[комм. 2] «Паломничество в Палестину», 1904
➤   

— Перестаньте, — сказал я, коснувшись вздрагивающего плеча.
Но он не повернулся, не ответил и плакал. И затылок у него был молодой, как у того, и тоже страшный, и стоял он, нелепо раскорячившись, как пьяный, у которого рвота; и шея у него была в крови — должно быть, хватался руками.

  Леонид Андреев, «Красный смех», 1904
➤   

Этих legendes der origines ― великое множество, но все они по своей наивной символичности представляют выразительное противоречие с глубокими переживаниями и наблюдениями тех же людей в других областях. Отчего появились кочки? «Чёрт блевал». Откуда произошла нечистая сила? «Адам народил много детей и постыдился показать их Богу. Тогда они и обратились в нечистую силу».[33]

  Павел Флоренский, «Общечеловеческие корни идеализма», 1909
➤   

Народ это был, однако, по большей части крепкий, закалённый, и самые чудовищные эксперименты над своим телом обходились ему сравнительно дёшево. Проламывали друг другу головы, уничтожали начисто носы и уши, а один смельчак даже взялся однажды на заманчивое пари (без сомнения — бутылка водки) съесть динамитный патрон. Проделав это, он в течение двух-трёх дней, несмотря на сильную рвоту, пользовался самым бережливым и заботливым вниманием со стороны товарищей, которые всё боялись, что он взорвётся...

  Аркадий Аверченко, «Автобиография», 1910
...буквальная рвота...
Марсель Арнак «Буквицы» (1924) [34]
➤   

Его смущали ласки матери и трогала печаль в её глазах. Хотелось плакать, и, чтобы подавить это желание, он старался притвориться более пьяным, чем был.
А мать гладила рукой его потные спутанные волосы и тихо говорила:
— Не надо бы этого тебе...
Его начало тошнить. После бурного припадка рвоты мать уложила его в постель, накрыв бледный лоб мокрым полотенцем. Он немного отрезвел, но всё под ним и вокруг него волнообразно качалось, у него отяжелели веки и, ощущая во рту скверный, горький вкус, он смотрел сквозь ресницы на большое лицо матери и бессвязно думал:
«Видно, рано ещё мне. Другие пьют и — ничего, а меня тошнит...»

  — Максим Горький, «Мать», 1906
➤   

― Страшно, Андрюша! ― тихо воскликнула мать.
― Не глотали бы мух, так не вырвало бы! ― помолчав, сказал Андрей.

  — Максим Горький, «Мать», 1906
➤   

Его трясло, и солнцепёк, обжигая спину, лихорадил, но выпитая водка прокаливала застывшую кровь, горячила.
С подтянутого парома выбегли приехавшие с той стороны, и плечистый парень подал ему рубахи.
С шумом в голове стал натягивать на себя подштанники и никак не мог попасть ногой.
— Ничего, ничего, — говорил, поддерживая его, мужик, — к вечеру всё пройдёт.
Народ радостно заволновался: косорукий вдруг откинул голову и стал с кровью и водой блевать.[35]

  — Сергей Есенин, «Яр» (повесть), 1915
➤   

Ужас охватил меня. После страшной внутренней борьбы я рванулся, вскочил на ноги и тотчас упал на землю. Началась сильная рвота. На моё счастье, Дерсу ещё не спал. Он принёс мне воды. Я сделал несколько глотков и начал приходить в себя. Голова так сильно кружилась, что я не мог сосредоточить своё зрение ни на одном предмете: я понял, что я отравился. Несколько раз я пил воду в большом количестве и несколько раз искусственно вызывал рвоту, и это меня спасло. Так промаялся я до утра. Когда рассвело, Дерсу сбегал в лес, принёс какой-то травы, велел мне жевать её и глотать сок. <...>
К вечеру я почти оправился, но есть не мог — всё ещё мешала рвота. Поэтому я решил пораньше лечь спать в надежде, что завтрашний день принесёт полное выздоровление.[36]

  Владимир Арсеньев, «По Уссурийскому краю», 1917
➤   

Если бы Вы знали, как мне было дурно с начала недели. Временами думал, что просто околею, как дерьмо! Я ужасно болел: никак не мог перестать блевать, целыми днями. Как оказалось на поверку, этот мсье Сати — натура слишком тонкая и деликатная, чтобы предаваться излишествам и чрезмерно грубым оргиям. Да.[комм. 3] <...>
Я Вас обнимаю от всего сердца.[30]:543-544

  Эрик Сати, из письма Константену Бранкузи, 1923
➤   

Кое-где в двориках уездных городков валялись куриные сиротливые перья, вызывая слёзы на глазах, да в больницах поправлялись последние из жадных, доканчивая кровавый понос со рвотой. Людских смертей, к счастью, на всю республику было не более тысячи.

  Михаил Булгаков, «Роковые яйца», 1924
➤   

С правого берега не стукнул ни один выстрел. Небо, лес, песок ― всё ярко-зеленое, призрачное… Последнее чудовищное усилие ― и ноги Трофима скребут землю. Волоком вытянул на песок ослизлое тельце жеребёнка, всхлипывая, блевал зелёной водой, шарил по песку руками... В лесу гудели голоса переплывших эскадронцев, где-то за косою дребезжали орудийные выстрелы. Рыжая кобыла стояла возле Трофима, отряхаясь и облизывая жеребёнка.[37]

  — Михаил Шолохов, «Жеребёнок», 1926
➤   

Здесь нужно быть осторожным — здесь фельдшер и две акушерки. Нужно быть очень внимательным, чтобы не выдать себя. Я стал опытен и не выдам. Никто не узнает, пока у меня есть запас морфия. Растворы я готовлю сам или посылаю Анне заблаговременно рецепт. Один раз она сделала попытку (нелепую) подменить пятипроцентный двухпроцентным. Сама привезла его из Левкова в стужу и буран.
И из-за этого у нас была тяжёлая ссора ночью. Убедил её не делать этого. Здешнему персоналу я сообщил, что болен. Долго ломал голову, какую бы болезнь придумать. Сказал, что у меня ревматизм ног и тяжёлая неврастения. Они предупреждены, что я уезжаю в феврале в отпуск в Москву лечиться. Дело идёт гладко. В работе никаких сбоев. Избегаю оперировать в те дни, когда у меня начинается неудержимая рвота с икотой. Поэтому пришлось приписать и катар желудка. Ах, слишком много болезней у одного человека! <...>
Сейчас лунная ночь. Я лежу после припадка рвоты, слабый. Руки не могу поднять высоко и черчу карандашом свои мысли. Они чисты и горды. Я счастлив на несколько часов. Впереди у меня сон. Надо мною луна и на ней венец. Ничто не страшно после уколов.

  Михаил Булгаков, «Морфий», 1927
➤   

Не знаешь ли ты, чем длотуху выгонять? Один мне советовал калину, а бродяжка тут какой-то мыкался, тот велел яичное мыло с чаем пить. То есть напиться этак стаканов десятка полтора и ― под шубу… Пропреешь, значит… Ну, я пробовал, душа не примает. С неделю блевал никак. Думал, сдохну раз-навсегда-совсем…[38]

  Вячеслав Шишков, «Угрюм-река», 1932
...eine kleine «Octoberfest»...
Пивная рвота (Германия, конечно) [39]
➤   

Иногда наступало просветление. Тогда хотелось наесться до тошноты, до отвращения к пище, до рвоты, ― чтобы только покончить с этим стыдом, только бы освободить свою голову. Но дистрофическим мозгом овладевал страх ― что же будет, если этого не будет?[40]

  Лидия Гинзбург, «Записные книжки. Воспоминания. Эссе», 1920-1943
➤   

Прошло три года. Она не хотела за нево выходить. Она заметила, откуда он берёт золото. Ну, она стала говорить: «Давайте свадьбу играть». Собрала народу, всех своих. Она приготовила таково кушанья, чтобы ево вырвало. Он как съел, так и вырвало ево сразу. Это потроха ево вывалились — она схватила их в то время. Он остался таким же мужиком, как и был. Она: «Корми войство, а то вон выгоню». А ему и нечем. Она вон ево выгнала.[41]

  Василий Чернышёв, «Сказки и легенды пушкинских мест. Жених-разбойник», 1940-е
➤   

Я оптимистично гляжу на мой народ: Количество подбитых женских глаз всё-таки больше, чем количество доносов женских. души прекрасные надрывы сидит такая ликующая, праздно болтающая бесполезное ископаемое, вот кто я внелогичен и по ту сторону всяких обязательств Зин. Гиппиус говорила о повороте русской поэзии (и не только) от «понятного о понятном» к «непонятному о непонятном». спец по части религиозных наитий Погоди, я приеду позднее, тов. Суркин будет делать двухчасовой доклад о существе человека. Под знаком вышибаемой из ума икоты. Под знаком рвоты, которой нет предела. Канун трагический. а ведёт себя так, будто он народное достояние И по любому поводу говорит: «Спокойно, Маша, я Дубровский». Ей ― шлея под хвост, а мне кортик в грудь, по самую рукоять. К вопросу о русской необгонимой тройке.[42]

  Венедикт Ерофеев, «Из записных книжек», 1958-1965
➤   

— Во всяком случае, вы должны признать, — объявил он, — что я прямодушен. Когда я имею в виду рвоту, я так и говорю — «нас рвало», а не «мы срыгивали».

  Клиффорд Саймак, «Заповедник гоблинов», 1968
➤   

– Она приёмный ребёнок. Но это от неё скрывали. А когда после ареста она узнала правду о своих так называемых родителях, всю правду, то у неё началась рвота.

  Григорий Климов, «Князь мира сего» (глава шестая), 1970
➤   

В результате постоянного отравления алкоголем однажды у Максима началась дикая рвота. В течение нескольких часов его буквально выворачивало наизнанку. До крови. Потом он согнулся, как пустой мешок, и жаловался:
– Видите, до чего мне противно всем этим заниматься? До рвоты... Потому я и оглушаю себя водкой... Но это историческая необходимость... Я должен...

  Григорий Климов, «Князь мира сего» (глава седьмая), 1970
➤   

Пример не благородной и не похвальной бедности. Они с женой зарабатывают достаточно, чтобы не жить так нищенски. Видимо, патологически скупы. Он правоверен до рвоты. Что за этим ― глупость или страх, я не знаю...[43]

  Юрий Нагибин, Дневник (часть вторая), 1980-е
➤   

Всё, что человек вносит в природу по своей достаточной глупости и необразованности, она шутя выделяет из своего тела. Всякие нехватки, кризисы, голод ― всё это не просто так. Этого всего могло не быть. Это рвотные спазмы природы. Это она реагирует, Светозар Алексеевич, на всё неправильное и дурацкое. И ничего с этим не поделаешь.[44]

  Владимир Дудинцев, «Белые одежды» (часть вторая), 1987
➤   

Тётушка приносит мне примерно половину поллитровой банки, и я, зажав дыхание, выпиваю несколько больших глотков. Таз, заранее приготовленный, стоит у моей постели. Как только я ставлю банку на стул, из желудка у меня подымается со страшной силой рвотная спазма. Я наклоняюсь над тазом, и из меня выхлестывается содержимое желудка.
― Давай-ка ещё! Ещё! ― говорит тётушка радостно, по-видимому уверенная, что я выблевываю свою болезнь. После третьего или четвёртого выворота внутренностей из явно опустевшего желудка стала идти какая-то слизь с кровавыми пятнами.
― Ага, ― говорит тётушка удовлетворённо и даже злорадно, ― добрались наконец до тебя, до дьяволицы! Посмотрите! Посмотрите, какая она! Вот теперь-то ещё раз надо выпить... Она подносит мне банку. Снова, зажав дыханье, я проделываю то же самое. Снова рвотные спазмы. Я совсем обессилел. Из пустого желудка выжимается в капельках крови какая-то слизь, и всем кажется, что это из разрушенного гнездовья самой малярии выливается ядовитая жидкость. Потом мне дают чистой воды.[45]

  Фазиль Искандер, «Сандро из Чегема», 1989
➤   

Иван, <...>, подойдя к винному, наткнулся прямо на него. Валерка тоже не удивился, увидев Ивана, — словно знал, что тот возникнет в прямоугольнике света между рядами тёмно-синих ящиков, на фоне уже повешенной на заборе напротив гирлянды тряпичных гвоздик.
— Пойдём, — сказал Валерка, перекинул позвякивающую сумку в другую руку, подхватил Ивана под локоть и потащил его вниз по Спинномозговой, кивая друзьям и огибая пронзительно пахнущие лужи рвоты.

  Виктор Пелевин, «День бульдозериста», 1991
➤   

Моё перо, трудолюбивый и упрямый ишак, не хотело писать для Дома Печати. Мне было тридцать, и пять лет я не делал для заработка ни строчки. Халтура — смерть. Но для книги требовалась прописка, а для прописки авторитетная работа. В детстве доктора говорили, что у меня повышенный рвотный рефлекс...[46]

  Михаил Веллер, «Ножик Сережи Довлатова», 1994
➤   

― Менталитет, ― шепчу я, ― это совокупность. Лена бежит в кусточки, а у меня на подоле остается недосформулированный менталитет. Он крючится и вертится, скользкая такая и мокрая тварь, не возьмёшь руками... Его надо доформулировать, срочно надо, но как я могу это сделать под рвотные спазмы девочки? Я сбрасываю его с колен...[47]

  Галина Щербакова, «Митина любовь», 1996
➤   

Она вытерла рот куском грубого лопушиного листа. Парочки никакой не было. Надо было отсюда выбираться. Она двинулась ― снова её настигла рвота. На этот раз хлестало из неё ужасно, и желудок, казалось, рвался на части. Отблевав, пошла через тёмные, освещённые только слабым заоконным светом дворы...[48]

  Людмила Улицкая, «Казус Кукоцкого», 2000
➤   

Я знаю, у некоторых артистов боязнь сцены доходит до абсурда. У одного колоссального пианиста начинается безумная рвота, другая очень известная пианистка усвоила, что надо опрокинуть чуть-чуть коньячку и точно знает свою дозу. Каждый борется по-своему ― с помощью гипнотизёров и психоаналитиков. Есть и те, кто не волнуется. Таким был Иегуди Менухин...[49]:333-226

  Сати Спивакова, «Не всё», 2002
➤   

Он смеялся долго и судорожно, пытаясь закрыть глаза или хотя бы перевернуться вниз лицом, но у него ничего не получилось, мучительно и забавно. Он смеялся долго и настойчиво, глядя наверх прямо перед собой, и чем дольше он смеялся, тем больше сужались его маленькие чёрные зрачки. Он смеялся долго и торопливо, пока начальные силы наконец-то не оставили его, смех постепенно перешёл в кашель, кашель перешёл в рвоту, рвота перешла в молчание и только тогда Заратуштра снова закрыл свои усталые глаза...

  Юрий Ханон, «Что сказал Заратуштра», 2007



Рвота в поэзии

...невиданно рвущая амстер’дамская кошка...
Рвущая кошка (Голландия) [50]


➤   

Буря поёт плясовую,
Свищет во всю свою мочь…
Пляшет наш бедный кораблик…
Что за разгульная ночь!
Слышны в каютах проклятья,
Рвота, молитвы и вой.
Крепко держусь я за мачту,
Думаю: буду ль домой?..[51]

  Генрих Гейне (перевод М.Михайлова), «Буря поёт плясовую…», до 1827
➤   

Играет буря танец,
В нём свист, и рёв, и вой;
Эй! Прыгает кораблик,
Весёлый паяц ночной.
Молитвы, рвота и ругань
Слышны из каюты в дверь;
Мечтаю, схватившись за мачту:
Попасть бы домой теперь!..[52]

  Генрих Гейне (перевод А.Блока), «Играет буря танец…», до 1827
➤   

Вокруг налоя молодых
Ведут рука с рукою,
И вдруг разнёсся сзади их
Какой-то смрад струёю.
Бежит церковный с тряпкой страж —
И вдруг узрели, что́ же?
Произвести такой пассаж
‎Ни на́ что не похоже!
Ярыжкин, выпуча глаза,
В неслыханной натуге,
Как будто получил туза́,
‎Блевал на шлейф супруги.
Но всё счастливо обошлось,
‎Страж вытер всё тряпицей,
И поздравленье началось
‎Сей притчи во языцех...[53]

  Михаил Лонгинов, «Свадьба поэта», 1853
➤   

Меж тем Амалия вошла
‎В дезабилье красивом,
К супругу робко подошла
‎В неведенье счастливом.
И вдруг... о ужас! перед ней
Свершилось в о́чью чудо:
Внезапно появилась ей
Облёванная груда.[53]:65

  Михаил Лонгинов, «Свадьба поэта», 1853
➤   

В купальне без штанов с утра ты заседаешь;
Кругом тебя сидят нагие шулера,
Пред вами водки штоф, селёдка и икра.
Вы пьёте, плещетесь ― и пьёте вновь до рвоты.
Какие слышатся меж вами анекдоты!
Какой у вас идёт постыдный разговор!
И если временем пускаешься ты в спор,
То подкрепляешь речь не доводом учёным...[54]

  Николай Некрасов. Послание к Лонгинову: «Недавний гражданин дряхлеющей Москвы...», 1854
➤   

Печати русской доброхоты,
Как всеми вами, господа,
Тошнит её ― но вот беда,
Что дело не дойдет до рвоты...[55]

  Фёдор Тютчев, «Печати русской доброхоты...», 1868
➤   

Оставим глупости клевретам и поэтам,
О чём ни пой ― не выпьешь всё равно,
Скажу к примеру: и зимой, и летом,
Мой брат Шумахер воспевал говно.
Я тоже первым стал, и к зависти кого-то,
Чьё имя я не назову и не прощу,
Воспел я пьянство, муть и рвоту...
Теперь, пожалуй ― в жизнь воплощу.[56]

  Михаил Савояров, «Пень» (из сборника «Стихи я»), 1902
➤   

Когда напивались, то в дружбе клялись,
Болтали цинично и пряно.
Под утро их рвало. Потом, запершись, [комм. 4]
Работали тупо и рьяно.[57]

  Александр Блок, «Поэты», 1908
➤   

Нежнее чем плодов ребёнку сок златистый
Проникла в чёрный трюм зелёная река
И смыла рвоты след и винный след нечистый
И сорвала мой руль с железного крюка. [58]

  Сергей Бобров (Артюр Рембо), «Пьяное судно», 1910
➤   

Оставив царские заботы
На одр больного ты сошла
Где гной и рвоты
Отраду вдруг нашла. [59]

  Алексей Кручёных, «Оставив царские заботы...», 1913
...для всех поклонников прекрасного...
Фонтан в Летнем саду (Петербург)
➤   

Раскрываются могилы, и, как рвота, вываливаются
Оттуда полусгнившие трупы и кости,
Оживают скелеты под стихийными пальцами,
А небо громами вбивает гвозди.[60]

  Вадим Шершеневич, «Небоскрёбы трясутся и в хохоте валятся...», 1913
➤   

Поэзия ― она как рвота.
Попробуй, удержи её,
Зажми хоть рот, стяни живот,
Но всё равно прорвётся, пронесёт.
И дырочку ― найдёт. [61]

  Михаил Савояров, «Риф мой» (из сборника «Стихи я»), 1916
➤   

Утро, калмыцкими глазками смейся,
Красные, трахомные лучи раскинь,
На трупные поленницы красноармейцев…
«За власть советов... Все, как один, умрём».
Подхватил и оборвал напев запевала…
Искали товарищей, и от крови рвало,
Копали могилы, в степь грозя кулаком.
Как Ермак, в студёной воде утопая,
Сгинул в побоище ночном Чапаев,
Но зато, оправившись от заминки,
Справили чапаевцы по нём поминки...[62]

  Михаил Зенкевич, «Чапаевские поминки», 1921
➤   

Ну кто ж из нас на палубе большой
Не падал, не блевал и не ругался?
Их мало, с опытной душой,
Кто крепким в качке оставался.
Тогда и я
Под дикий шум,
Но зрело знающий работу,
Спустился в корабельный трюм,
Чтоб не смотреть людскую рвоту.

  Сергей Есенин, «Письмо к женщине», 1924
➤   

...Когда шумит мятеж,
Голодный объедается до рвоты,
А сытого (в подвале) рвёт от страха
Вином и желчью, ― я засов тяжёлый
Кладу на дверь, чтоб ветер революций
Не разметал моих листов заветных.[63]

  Владислав Ходасевич, «Великая вокруг меня пустыня...», 1924
➤   

От зноя на лице дымилась кожа,
Он сам себе казался гнойником;
Слюна и рвота подступали к горлу.
Он видел стены медного Кремля,
А посреди на рдяно-сизом троне
Из сталактитов пламени — Царя...[64]

  Максимилиан Волошин, «Путями Каина», 1926
➤   

И к пыли, к одеколону, к поту,
К шуму во́льтовой дуги над головой
Присоединится запах рвоты,
Фейерверка дым пороховой. [65]

  Борис Поплавский, «Чёрная Мадонна», 1927
➤   

Пристали
до тошноты,
до рвот…
Обмазывают
кистью густою.
Товарищи,
ведь это же ж
подорвёт
государственные устои![66]

  — Владимир Маяковский, «Столп», 1928
➤   

С похмелья
Воевать неохота
Ору
Вперёд рота
У самого рвота...[67]

  Игорь Холин, «С похмелья...», 1960-е
➤   

Бессеребряной сталью мерцало крыло,
приближаясь к луне,
и чучмека в папахе рвало, и текло
это под ноги мне.
Бился льдинкой в стакане мой мозг в забытьи.
Над одною шестой [комм. 5]
в небо ввинчивал с грохотом нимбы свои
двухголовый святой.[68]

  — Иосиф Бродский, «Ночной полёт», 1962
➤   

С похмелья кружилась голова.
Была рвота.
Больному ревматизмом
Поставила клизму...[67]

  Игорь Холин, «Работала медсестрой...» (из сборника «В больницах»), 1970-е
...скромная юная стажировщица на фоне матёрых мастеров...
Небольшой спектакль [69]
➤   

Ты блюя, захлебнулась собой,
О, какими смотрел я глазами,
Как ты сопли под нижней губой
Развезла по лицу волосами...[70]

  — Андрей Туркин, «Подражание Афанасию Фету», ~ 1981
➤   

Сдержал я рвоту силой воли,
Запел об этом я в стихах:
Воспитанье силы воли
Будет жить в веках!

  — Михаил Алексеев, «Сила воли», 1986
➤   

Приятель мой, мутант неотверделый,
безумный мой собрат неукротимый!
У рвоты и поноса есть пределы,
и вот они. Да вот они, родимый.

  Татьяна Щербина, «О пределах», 1987
➤   

Рвота моя, —
Звёзды кремля.
Лучистые орбиты
Гноем нали́ты...[комм. 6]

  — Михаил Алексеев, «Песня о звёздах», 1989
➤   

Я выблюю всё
Что съел на обед
Ведь выблевал всё
Что за завтраком съел
Ты можешь считать
Что я заболел
Но лучше считай
Что меня больше нет [71]:32

  — Алексей Борисов, « ... », 1994
➤   

Пахнет пивом рыбой потом
Рвотой калом клейтуком
Я с похмелья на работу
По Москве иду пешком [71]:98

  Алексей Борисов, « ... », 1997
➤   

Из нутра окаянные силы
Излетают кусками огня.
У креста материнской могилы
Рвёт небесная рвота меня...[72]

  Юрий Кузнецов, «На кладбище», 1999






Ком’ментарии


  1. Поначалу этот рассказ назывался «Собака» — под таким названием и с подзаголовком (эскиз) был опубликован в газете «Курьер» № 314 — от 13 ноября 1899 г.
  2. Иван Ювачёв — между прочим, не зря рассказывал про паломническую рвоту. Для тех, кто не знает: Иван Ювачёв — отец Даниила Хармса.
  3. Здесь Сати немного лукавит. Или прячет большую боль за рядовым ехидством. Эта рвота, преследовавшая его «целыми днями» — на деле была острым проявлением цирроза печени. Спустя всего два с половиной года эта болезнь отправит его в другое место..., впрочем, не столь отдалённое.
  4. «Под утро их рвало. Потом, запершись, работали тупо и рьяно...» — автобиографическое стихотворение, которое Блок посвятил регулярным пьяным оргиям, в которых участвовал он, Михаил Кузмин и ... не скажу ещё кто, сами ищите, если надо.
  5. «Над одною шестой» (у Бродского) — пояснение для тех, кто успел забыть или позволяет себе не знать: «одна шестая» — это эвфемизм Советского Союза, одной шестой части всей суши на земном шаре, такие размеры социалистического государства (невзирая на принципиальную необитаемость громадных территорий) — предмет отдельной гордости кремлёвских геронтократов.
  6. «Рвотная песня о звёздах» была (единственный раз) публично исполнена на концерте «Музыка Собак» (Моква, ДК ЗВИ, 2-5 декабря 1989 г., премьерные дни рвотного кинофильма «Дни затмения»), — исполнял автор в сопровождении ансамбля массажистов.


Ис’сточники


  1. Иллюстрация. — иллюстрация из средневековой книги «Tacuinum Sanitatis» (медицинский трактат о здоровом образе жизни, XIV век), фрагмент картинки: 49-aspetti di vita quotidiana, vomito.
  2. Иллюстрация.Михаил Савояров, «король эксцентрики», внук короля и рвотный шансонье — в костюме и в образе савояра, паяца, гаера (с галстуком висельника на шее). С почтовой фото-открытки начала 1910-х годов (С.-Петербург).
  3. «Энциклопедия: Эстрада России». XX век. Лексикон (под редакцией Е.Д.Уваровой). — М.: РОСПЭН, 2000 г. — 862 стр., тираж 10000.
  4. Михаил Савояров. ― «Слова», стихи из сборника «Стихи я»: «Пень»
  5. Иллюстрация. — Рвущий Бахус в скульптурном орнаменте парижского дома. Sculpture de l'immeuble 18 rue de l'Assomption, Paris XVI-e arr.
  6. М.В.Ломоносов. Полное собрание сочинений: в 11 томах (том 11. Письма. Переводы. Стихотворения. Указатели). ― Л.: «Наука», 1984 г.
  7. Д.С.Самойлович, «Способ самый удобный повсемственного врачевания смертоносной язвы заразоносящейся чумы ко благу всеобщественному предлагает Данило Самойлович», в книге: Данило Самойлович, Избранные произведения. — М.: Изд-во АМН СССР, 1949 г.
  8. Ю.Н.Савич, «О действии гашиша на человеческий организм». — «Атеней» (журнал критики, современной истории и литературы), № 51 за 1858 год (стр.474—495) — Москва: отпечатано в типографии Эрнста Барфкнехта и Ко.
  9. Сеченов И.М., Павлов И.П., Введенский Н.Е. «Физиология нервной системы». Избранные труды. Вып. 1. — М.: Государственное издательство медицинской литературы, 1952 г.
  10. Н.М. Пржевальский. «От Кульджи за Тянь-Шань и на Лоб-Нор». — М.: ОГИЗ, Государственное издательство географической литературы, 1947 г.
  11. Толстой Л. Н. Собрание сочинений: в 22 т. — М.: Художественная литература, 1984 г. — том 17. — стр. 141, 144.
  12. М.И. Пыляев. «Драгоценные камни, их свойства, местонахождение и употребление», издание третье, значительно дополненное, — С-Петербург, изд. А.С.Суворина, 1888 г.
  13. В.В.Корсаков (не Римский), «Пекинские события. Личные воспоминания участника об осаде в Пекине. Май-август 1900 года». — СПб.: типография А.С.Суворина, 1901 г.
  14. 14,0 14,1 14,2 И.П.Павлов. Полное собрание сочинений (издание 2-е, дополненное), Том 5. — М. Л.: Издательство АН СССР, 1952 г.
  15. Б.Н.Орлов и др., «Ядовитые животные и растения СССР», — М., Высшая школа, 1990 г., стр.225-226
  16. Щелкунова Н.В., Гапон В.Н., «Кактусы». — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — 96 стр. (Цветы дома и в саду). стр.47. «Пожевав стебель лофофоры, можно добиться галлюциногенного эффекта...»
  17. Синёв И.Е. «Пейот — взгляд с другой стороны». — М.: журнал «Кактусы и другие сухолюбивые растения», № 6(8) за 2001 г., стр.16-18.
  18. Иллюстрация. — Cathedral in Milan, Italy. Quadroni of St.Charles. Giorgio Bonola (ca. 1657-1700), «Miracle of Marco Spagnolo» (fragment).
  19. А.М.Песков, «Павел I». — М.: Молодая гвардия, 2003 г.
  20. Н.И.Греч. «Записки о моей жизни». — М.: Захаров, 2002 г.
  21. Ф.М.Достоевский, «Дядюшкин сон». Впервые опубликовано — в журнале «Русское слово», 1859 г, № 3, отд. I, стр.27—172
  22. Ф.М.Достоевский, «Записки из Мёртвого дома» — Впервые опубликованы в журнале «Время», апрель 1861 г. — декабрь 1862 г.
  23. Н.С.Лесков, Собрание сочинений в 12 томах, Том четвёртый. — Мосва: «Правда», 1989 г.
  24. Тургенев И.С., Собрание сочинений. В 12-ти томах. — Мосва: «Художественная литература», 1976—1979 гг. Том 11
  25. А.П.Чехов. Сочинения в 18 томах, Полное собрание сочинений и писем в 30 томах. — М.: Наука, 1974 год — том 4. (Рассказы. Юморески), 1885-1886 гг. — стр.154
  26. Иллюстрация.Питер де Блот «Обстановочка в таверне» (1630-е)
  27. Дневники П.И.Чайковского. 1873-1891 гг. (подготовлены к печати Ип.И.Чайковским, предисловие С.Чемоданова, примечания Н.Т.Жегина). — Мосва. Петроград. Государственное издательство, музыкальный сектор. Колпачный 13. — 1923 г.
  28. А.П.Чехов. Сочинения в 18 томах. — М.: Наука, 1978 год — том 14/15. (Из Сибири. Остров Сахалин), 1891-1894 г.
  29. Лазаревский Б.А. Повести и рассказы. — М: Типо-литография «Русского Товарищества печатного и издательского дела», 1903 г. — Том I. — Стр.169-170
  30. 30,0 30,1 Эрик Сати, Юрий Ханон. «Воспоминания задним числом». — С.-Петербург. Центр Средней Музыки & Лики России, 2010 г., — 682 стр. ISBN 978-5-87417-338-8.
  31. П.Кропоткин. «В русских и французских тюрьмах». — СПБ: Товарищество «Знание», 1906 г.
  32. Л.Н.Толстой Собрание сочинений: в 22 т. — М.: Художественная литература, 1982 г. — том 12.
  33. Флоренский П.А. Сочинения. В 4 томах (том первый). — М.: Мысль, 1996 г.
  34. Иллюстрация. — Marcel Arnac (1866-1931) «Lettrine»: Illustration du Livre Le Brelan de Joie (sur l'édition Athena de 1945, édition originale Grasset 1924), page 83.
  35. С.А.Есенин Полное собрание сочинений в 7 томах. — М.: Наука; Голос, 1997. — Том 5. (Проза). — стр.109
  36. Владимир Клавдиевич В.К.Арсеньев. «По Уссурийскому краю». «Дерсу Узала». — М.: Правда, 1983 г.
  37. М.А.Шолохов. Собрание сочинений: в 8 томах (том первый) — М.: ГИХЛ, 1956 г.
  38. Шишков В.Я. «Угрюм-река», в двух томах. — Мосва: «Художественная литература», 1987 г.
  39. Иллюстрация. — фотография с Мюнхенского пивного фестиваля. «Frau erbricht sich nach dem Konsum von zu viel Alkohol».
  40. Лидия Гинзбург. Записные книжки. Воспоминания. Эссе. — Санкт-Петербург, Искусство-СПБ, 2002 г.
  41. «Сказки и легенды пушкинских мест»: Записи на местах, наблюдения и исследования В.И.Чернышёва. — Литературные памятники. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1950 г.
  42. Венедикт Ерофеев. Собрание сочинений в двух томах. — М.: Вагриус, 2001 г.
  43. Ю.М.Нагибин, Дневник. — М.: «Книжный сад», 1996 г.
  44. Дудинцев В., «Белые одежды» (часть вторая). — М.: Советский писатель, 1988 г.
  45. Ф.А. Искандер. «Сандро из Чегема». Кн. 3. — М.: «Московский рабочий», 1989 г.
  46. Журнал «Знамя» 1995 г. — Михаил Веллер. «Ножик Сережи Довлатова» (Литературно-эмигрантский роман /Журнальный вариант), 1994 г.
  47. Галина Щербакова. «Митина любовь». «У ног лежачих женщин». «Косточка авокадо». — М.: Вагриус, 2001 г.
  48. Людмила Улицкая «Казус Кукоцкого». — М., журнал «Новый Мир», 2000 г., № 8-9
  49. Са́ти Спивакова, «Не всё». — М., «Вагриус», 2002 г.
  50. Иллюстрация.Kotsende molenpoes bij Woldzigt, een koren — en oliemolen in Roderwolde, Drenthe (не напрягайтесь, написано по-голландски).
  51. Михайлов М.Л., сочинения в трёх томах. — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1958 г. — Том 1. — Стр.295
  52. Гейне Г. Собрание сочинений в десяти томах (под общей редакцией Н.Я.Берковского, В.М.Жирмунского, Я.M.Металлова). — М.: Государственное издательство художественной литературы, 1956 г. — том 1. — стр. 90
  53. 53,0 53,1 М.Н.Лонгинов в книге: «Стихи не для дам», русская нецензурная поэзия второй половины XIX века (под ред. А.Ранчина и Н.Сапова). — Москва, Ладомир, 1994 г., стр. 61
  54. Некрасов Н.А. Полное собрание стихотворений в трёх томах. Библиотека поэта. Большая серия. — Ленинград, «Советский писатель», 1967 г.
  55. Ф.И.Тютчев. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1987 г.
  56. Михаил Савояров. ― «Слова», стихи из сборника «Стихи я»: «Пень»
  57. А.А.Блок. Собрание сочинений в восьми томах. — М.: ГИХЛ, 1960-1963 гг.
  58. Сергей Бобров. «Поэзия русского футуризма». Новая библиотека поэта (большая серия). — СПб.: Академический проект, 2001 г.
  59. А.Е.Кручёных. Полное собрание стихотворений. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1987 г.
  60. В.Г.Шершеневич Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта (малая серия). — СПб.: Академический проект, 2000 г.
  61. Михаил Савояров. ― «Слова», стихи из сборника «Стихи я»: «Риф мой»
  62. Зенкевич М.А., «Сказочная эра». ― Москва, «Школа-пресс», 1994 г.
  63. Ходасевич В.Ф. Стихотворения. Библиотека поэта (большая серия). Ленинград, «Советский писатель», 1989 г.
  64. М. Волошин. Собрание сочинений. том 1-2. — М.: Эллис Лак, 2003-2004 гг.
  65. Б.Ю.Поплавский. Сочинения. — СПб.: «Летний сад»; Журнал «Нева», 1999 г.
  66. В.В.Маяковский. Полное собрание сочинений в тринадцати томах. — Москва, ГИХЛ, 1955-1961 гг. — том 9.
  67. 67,0 67,1 И.С.Холин Избранное. — Мосва: Новое литературное обозрение, 1999 г.
  68. И.А.Бродский. Собрание сочинений: в семи томах. — СПб.: Пушкинский фонд, 2001 г. Том 1.
  69. Иллюстрация. — Eine russische mädchen erbricht sich nach dem Konsum von zu viel Fick, — новое время, XXI век, студийная постановка для студентов.
  70. Андрей Туркин (1962-1997), «Подражание Афанасию Фету» на сайте памяти поэта
  71. 71,0 71,1 Алёша Борисов, «Дурачок из столичной пещеры» (книга избранных стихотворений, со вступительной статьёй Псоя Короленко). — М.: 2015 г.
  72. Кузнецов Ю.П., «До последнего края». — М.: Молодая гвардия, 2001 г.


См. так’же

Ханóграф: Портал
NFN.png

Ханóграф: Портал
Yur.Khanon.png





см. ещё дальше →




в с’сылку

Означенное эссе «артефакты рвоты» было по кусочкам собрано и сделано весной 2010 года.
На основе сокращённого варианта артефактов боковой проект « викицитатник »
получил маленький стерилизованный подарок : « Рвота (просто рвота) ».






CC BY.pngCC NC.png © Автор ( Yuri Khanon ) не возражает против копирования данной статьи в некоммерческих целях
при условии точной ссылки на автора и источник информации.

© Yuri Khanon. Can be reproduced if non commercial.

* * * эту статью может исправлять только сам Автор.

— Желающие сделать замечания или дополнения, могут оставить их при себе или отправить через резиновый шланг.



«s t y l e t  &   d e s i g n e t   b y   A n n a  t’ H a r o n»