Орден Слабости (Юр.Ханон)

Материал из Ханограф
Перейти к: навигация, поиск
« Орден Слабости  ( über allez ) »
автор :  Юр.Ханон
« Вселенский разум (самого себя) » « 24 упражнения по слабости »

Ханóграф: Портал
EE.png


Содержание



Орден Слабости    ( аннотация без нотации )

( археологическое изыскание )

Одна мне дама по секрету рассказала,
О тайной слабости своей...
( Михаил Савояровъ ) [1]



...тот самый (исторический) Орден №5, вручённый первому лицу «Ликов России»...
Орден Слабости №5 ( 2006 ) [2]
Значит, повторяю... (если кое-кто не расслышал с первого раза)...

Орден Слабости (трёх панелей и степеней соответствия)

...скажем прямо и без лишних слов...

  — это ранее неизвестная и потому сенсационная награда (говоря исключительно для тех, кто пока не знает),
  — это уникально оформленный и драгоценный знак отличия (а также, говоря сухим и формальным голосом),
  — это высокий аналитический признак или прямое ответвление науки-хомистики в общественную практику (говоря без каких-либо подробностей и разъяснений), и наконец,
  — это (сообщая всего лишь новость прошлого века) один из орденов нижней панели канонического Ординария Савойской Империи, учреждённого в 1999 году Центром Среднего Искусства.[3]:366

...а теперь — всё то же самое, но немного подробнее...

  — Согласно Первому Статуту Ордена, награждение (им)’происходит за особые, а также выдающиеся заслуги личного (или безлично-кланового) порядка перед Всеобщей или (в редких случаях) Мировой Слабостью, понимая оные исключительно в контексте установленной заранее точки отсчёта и центра зрения. — Несмотря на всю свою фасадную заумность, последнее замечание носит существенный (и сущностный) характер. Вне поля зрения подобные заслуги не регистрируются.[комм. 1]
  — Вместе с тем, Орден Слабости (как не входящий в Верхний Ординарий) не может и не должен восприниматься как мера исключительного (или хотя бы промежуточного) диалога или, говоря шире, какого-либо целевого воздействия на награждённого. — Она ни за что не поощряет и ни к чему не побуждает, но только составляет некую констатацию факта, до предела отстранённую и лишённую даже малейшего оттенка личного отношения. Можно сказать, что Орден Слабости идеально беспристрастен и равноудалён от любых упрёков в иронии или (тем более) сарказме. Кроме того, лишён он даже малого оттенка необязательного зла, столь обычного для между’личностных отношений... — В конце концов, подытожим просто и сухо: эта награда индифферентна ровно в той степени, насколько вообще имеет способность быть индифферентным нечто человеческое.
  — Вместе с тем, исходя из главного принципата ордена, каждое следующее присвоение звания Кавалера Ордена Слабости может происходить только по непосредственному решению Каноника, а следовательно, исключительно — личным образом (в полном согласии с упомянутым выше «казусом зрения»). С другой стороны, факт присвоения звания ни в малейшей мере не зависит от воли, желания, авторитета или иного социального статуса награждённого.[комм. 2] Вне зависимости от его отказа или согласия принять на себя давление Понимания, до конца своих дней Кавалер Ордена Слабости остаётся носителем (вектором) собственного звания — или, говоря иначе — «фабилитантом».[комм. 3]
  — Вместе с тем, каждое следующее награждение Орденом Слабости не может и не должно рассматриваться как вариант экспансии Всеобщей Слабости в мир или, говоря в терминах биологических, расширения Её ареала (территории контроля или размещения). Согласно основному постулату, не раз находящемуся ниже, само по себе экзистенциальное свойство Слабости находится на расстоянии предельной близости к майкельсоновскому понятию гипотетического «всемирного эфира» или теологическому представлению о субстанциональных качествах Бога (прежде всего, взятого в ипостаси Святого духа). [комм. 4] Исходя из приведённой концепции, становится прозрачно понятным, что никакое, с позволения сказать, «расширение» (или экспансия) Слабости невозможно в принципе. Таким образом, соответствующий Орден становится только формальной отметкой или вешкой на поверхности пейзажа, имеющей назначение только подчеркнуть существо происходящего (существующего) события (явления).
  — Вместе с тем,[4] отметка того или иного лица Орденом Слабости никогда не относилась к числу важных или сущностных целей канонической деятельности, представляя собой заведомо маргинальную линию. И прежде всего, её маргинальность состояла в демонстрации якобы внешней, общительной функции, — такой, которая никогда не могла представлять собой отдельную генеративную ценность. Акцент. Краска. Комментарий к лицу (как правило, несущественному). Можно сказать, что Орден Слабости (в отличие от знаков и наград Верхнего Ординария) взял на себя некие представительские функции, особенным образом расставляя акценты, приоритеты и систему ценностей Центра Среднего Искусства — среди хаотического, бессмысленного и суетного человеческого мира. — Пожалуй, в этой (идео-логической) точке значение Ордена трудно переоценить. Прежде всего, это жёсткая Остановка. А затем — продолжительная фиксация на том важном..., и даже важнейшем предмете, который издавна и надолго выпал из совокупного сознания человека, обнажив его вящую пустоту.




Предупреждение  о  Слабости

( эпи’лог ) [комм. 5]

( поновлённый текст )

   — Каноник был крайне печален в последнее время... Каноника беспокоило, что виртуозное и тонко проработанное качество, которым все люди наделены природою и Богом столь щедро и изысканно, тем не менее остаётся доныне почти в полном небрежении. Качество это ещё и сегодня почти совсем не обдумано, не разработано и в полном большинстве натур человеческих обретается в своём первобытном, почти животном состоянии — примерно в том виде, как это можно встретить у бесконечного множества низших организмов, вовсе не наделённых сознанием. — И правда. Всё сказанное выше заслуживает сожаления ниже, — очень сильного и проницательного.

   — При том никто не смеет подозревать Слабость как отрицательное качество, а этого каноника — в сарказме или несерьёзности намерений. Ни разу в своей жизни Каноник не опускался до такой расслабленной низости, как улыбка или шутка. И дым отечества ему порукой... — Пожалуй, именно здесь он был серьёзен и скуп как никогда, — словно бы находясь перед отверстием, или на границе стула. Пускай даже у самой сильной Слабости, но всё же имеется свой последний Предел, дальше которого невозможно заступить, не рискуя впасть в заблуждение и внезапно обнаружить себя лежащим на земле..., — вниз лицом.

   — Но не следовало бы забывать и нечто совершенно Иное. Слабость, вопреки широко распространённому среди обывателей предрассудку, равно Необходима и Устойчива. Свободно проникая сквозь все вещи и образы мира, она нигде не прерывается и не обнаруживает слабости случайного Отсутствия. — Вот почему я никому не рекомендовал бы наивно полагать, будто существуют некие особенные люди, которым удалось избежать Слабости в своей биографии, судьбе или каком-либо другом времяпрепровождении. Никогда и нигде не было так... Ибо Слабость — поистине универсальна как материя, абсолютна как идея и пронизывает всё мироздание снизу доверху без малейшего перерыва или зазора. В точности так и следует впредь понимать: что́ есть, а что́ не есть — Слабость.

   — Однако при том было бы категорически неверно думать, будто Слабость — есть нечто противоположное Силе. Подобная (чисто потребительская) точка зрения по меньшей мере смехотворна. Конечно, Слабость не может быть обнаружена и измерена прямыми приборными методами, но она не может быть и обойдена стороною. Вездесущая и всемогущая...,[комм. 6] она не вольна даже к презрению... (если кое-кто ещё способен слышать мои слова). — Любая Сила (включая физическую) является составной частью и даже отдельным последствием небрежения всеобщей проникающей Слабости.

   — Но при том Слабость не следует путать или смешивать с другими свойствами материи или человеческими качествами, какими бы близкими или похожими они не казались для наивного взгляда свидетеля. Любая ошибка здесь недопустима, а наказание слишком строго. Всё же, без лишних слов, Слабость — это свойство, неизбежно принадлежащее пространству жизни в целом, а не отдельным её частям или фрагментам. Ибо только в таковом образе она может существовать, одновременно попуская ошибочное существование людей.

   — Неподвижность, вялость, неубедительность и принуждённость — вне всяких сомнений, все эти свойства опосредованно связаны с основанием Слабости, но при том никогда не могут быть смешаны или спутаны с нею в Одно. Именно таковую (единственно правильную) картину мы можем наблюдать в любом произведении, инспирированном Всемерной и Всемирной Слабостию: без отличий и вариантов. Кстати сказать, последний малый факт ещё раз подтверждает нашу слабую, — даже слабейшую правоту.

   — Не следует думать, будто слабость коренится только в небрежении. Тщательно проработанная, подробная, а временами даже и виртуозная Слабость — тем более не порок, но хорошо развитая и ухоженная Специальность. Теперь это достаточно понятно, надеюсь. И только неумеренная суета и приближение к основанию собственного организма — во́т путь настоящего пренебрежения великой силой Слабости, данной нам от мира, ради мира и для него.

   — Временами — особо причастные и приемлющие могут не только слышать, но даже и осязать этот Гимн всеобщей и торжествующей Слабости. Так проявляет себя высшее овладение тонкими законами Мира — когда она соединяется с собственной противоположностью и преображается в нечто идеально Среднее. Это и есть — музыка сфер и вселенский Гимн Слабости... — Но здесь я закрываю рот двумя руками и останавливаю свои собственные слова. Очевидная нелепость. И в самом деле, разве могут быть в этом мире какие-то иные Гимны?..

   — Конечно, любые упражнения по Слабости, какой бы вид они ни имели, могут служить и для практических целей. При их посредстве можно последовательно ослаблять конкретные навыки в любой профессии, а также пользоваться для понижения творческого тонуса, ухудшения остроты зрения, слуха и памяти, а также для расстройства органов пищеварения, дыхания и других произвольных органов по выбору пациента. Но при том никогда не следует чрезмерно увлекаться внешними или прикладными свойствами Слабости, как это свойственно людям, в ущерб её единственно верного, всеобщего и пронизывающего назначения. [5]

...лицо «ликов россии», вполне наградно́е & награ́дное...
Юрий Шелаев
кавалер Ордена Слабости №5 [6]

   — И тем более, за всё предстоящее время пребывания в статусе Носителя — никто, я повторяю, никто не смеет ни разу повысить голос и впасть в противоположную видимую Слабость — крайнюю слабость силы, крика или удара, пускай даже плашмя или рикошетом. И это нисколько не рекоммендация, не совет или наблюдение, но только — точное Указание, незаметно следующее за абсолютным законом этого Мира (в высшей степени Слабого и Безосновательного)...

Мира, которого нет.

     — Нет-нет, я ничуть не оговорился...

Всего вам дальнейшего.   

         Каноник ХХ.




Юр.Ханон.     (196-209)
«24 упражнения по Слабости»  
    (поновлённый текст) [комм. 7]





Статут Ордена Слабости    ( малое из’влечение )

( antique moderne )



  1.  Орден Слабости по своему статусу и анамнезу представляет собой отчётливо выраженную окказиональную награду, которая неизбежно и вплотную следует из истории личного прошлого награждаемого лица. Решение о присвоении звания принимается исходя из ряда прежних достижений, а также учитывая кривизну линии жизни. Главным критерием при оценке соискателя всегда остаётся всемерная и всеохватывающая способность к Слабости, получившая своё выражение в последовательных проявлениях (обязательно — наглядных) через собственные изображения и следующие из них поступки. При экспертной оценке (фабилитации), в первую очередь имеет значение именно вящее постоянство или такая же неуклонность поведения персоны. Как правило, таковая проявляется через прямоту, форму и глубину борозды, оставшейся на поверхности. Рассматриваемый кандидат должен не раз (читай: не три и не пять) показать на словах и на деле свою полную неспособность или, напротив, полную способность к неограниченному повторению поступков примерной (или бес примерной) слабости, всякий раз приводящих к сходному результату или его полному отсутствию. Экстремальные последствия развития слабости при оценке статуса не обязательны, а в ряде случаев — и нежелательны, поскольку являются критерием иных наград (как правило, средней панели). <...>

  — Орденом Слабости награждаются главным образом мужчины и женщины вне зависимости от возраста, роста и социально-сексуального статуса. Главным критерием во всех случаях является персональное сродство к Слабости, проявляющее себя через природные наклонности или органическое поведение, не обработанное признаками проявления отдельной воли или искусственного интеллекта.

  — Как Высшее правило, инвалиды Орденом Слабости не награждаются, в прямой связи со своим пожизненным статусом неблизости или отдаления от собственной природы.
  Отдельным образом дети не могут быть представлены ни к одной из форм причастия к Ордену. В противном случае, это могло (бы) быть расценено как намеренная профанация награды. <...>

  3.  Орден Слабости имеет три степени и три панели, соответственно: от первой до третьей. Указанные степени слабости не имеют чётко выраженного характера количественной градации и не несут в себе никакого соподчинения, условным образом регистрируя только специфические параметры своего номинативного качества.

  — Высшей степенью ордена Слабости (условно) объявлена Первая степень первой панели, хотя по своему внешнему виду она скорее могла бы вызвать ассоциации с Третьей степенью Третьей панели. Внешний статут Ордена Слабости таков, что наиболее эффектный и представительный вид имеет именно наинизшая (условно говоря, начальная) степень награды, соответствующая самым бедным и мелочным проявлениям сродства к Слабости. <...>

  4.  Ордена Слабости всех степеней имеют три предметные публичные формы:
      — собственно, это сам нагрудный Орден с малой орденской цепью,
      — затем орденский знак (носимый на шее),
      — а также орденский перстень.

  Орден Слабости (как изделие) выполняется на массивной серебряной основе с эмалью и накладками из золота (жёлтого или красного). В зависимости от цвета ордена, в нём могут сочетаться (несочетаемые) драгоценные камни высшей категории (к примеру, рубины или сапфиры) — с крупными камнями низших категорий, как правило, расположенных в центре композиции (сердолик, нефрит, жад или хризопраз в форме капли, «прорезанной» золотым канатом в форме литеры «Х»).
  Знак Ордена (так же, как и сам Орден) состоит из серебряной платформы без эмали и с накладками из золота. По форме и внешнему виду он не представляет собой уменьшенной копии ордена, однако воспроизводит по существу основные черты и сохраняет соответствие общей идее (в данном случае: фабилитация, если не воз’рожаете). Камни на фасаде Знака Ордена, как правило, сапфиры и бриллианты. В ряде случаев (особой слабости награждаемого) возможно сочетание чёрного гематита, чёрных бриллиантов, гагата, агата и асфальта.
  Орденский перстень Слабости (в отличие от Знака Ордена) значительно более напоминает своей формой матричную награду. Точно так же он составлен из массивной серебряной платформы (без эмали) и малых золотых накладок. Состав камней значительно более традиционный, чем в случае Знака Ордена. Перстень чаще всего чаще всего сочетает в себе яркий, бросающийся в глаза центральный сапфир (каплевидной формы) и чёрные бриллианты по краям. <...>

...один из классических случаев награждения перстнем без Ордена...
Перстень Ордена Слабости №7 [7]

  Орденская лента к Ордену Слабости не прилагается и не полагается. Впрочем, этот вопрос (как несущественный и стилевой) оставляется на личное усмотрение фабилитанта и может вполне определяться его личной слабостью к той или иной декоративной форме подачи собственной персоны. При склонности (или выказанном желании) награждённый может получить также малую орденскую книжку, выполняющую функцию постоянного удостоверения прямой слабости или её побочных форм.

  Награждение Орденом Слабости разных степеней и форм ношения производится только по каноническому решению и является в точном смысле релативным: не имея никакой последовательности или субординации степеней и панелей. Таким образом, некое лицо может в день награждения получить сразу же полный комплект награды третьей степени — или напротив, начальное вручение вполне может ограничиться только орденским перстнем Второй Степени (говоря к примеру), не предусматривая собственно Ордена или Знака. <...>

  7.  В случаях парадного ношения Орден Слабости прикалывается к рединготу при помощи длинной суровой иглы на левой стороне груди — в точности напротив сердца. Свободно висящая серебряная Орденская цепь опоясывает шею и ассиметрично возвращается к ордену с двух сторон головы. Для фиксации цепи на задней панели Ордена специально предусмотрены две малые петли. Никаких видимых отличий в расположении Ордена между разными степенями (и панелями) не предусмотрено. Однако, в противовес средним наградам, Орден Слабости имеет статус Солитёра. Необходимо помнить, что ношение каких-либо иных орденов вместе с Орденом Слабости статутом не разрешается.
  Знак Ордена Слабости носится на шее (как орденский кулон) — или скрыто (под одеждой), или открыто (поверх рубашки), в зависимости от ситуации или предпочтений награждённого. Ношение Знака Ордена вместе с галстуком или шейным платком не дозволяется.
  Перстень Ордена Слабости носится в точности на том пальце, для которого был изготовлен. Соответственно, номер пальца (от второго до пятого) соответствует существенным параметрам Слабости. <...>

  9.Примечание: В отдельных случаях возможны также смешанные (гибридные) формы Ордена Слабости, если внутренний статут совмещает в себе два сопоставимых действия, выраженных в награде нижней планки и прилегающего к нему среднего ордена. К примеру, известны два случая Ордена Причастия Слабости, а также один вариант хозяйственного Ордена Планирующей Слабости. <...>

  13.  Всякий награждённый Орденом Слабости имеет право принять награду, а также отказаться от неё или сделать такой вид, будто ничего не понял (или якобы проигнорировал факт награждения). — Сам по себе факт согласия, несогласия или полного отсутствия какой-либо реакции не носит выраженного значения и влияет только на физическое владение награждённого Орденом как предметом (или вещью). В остальном различия минимальны: так или иначе, каждый отмеченный наградой остаётся пожизненным кавалером Ордена Слабости, что́ бы он ни пытался высказать об этом предмете (или напротив, максимально замолчать это событие или представить его как «не бывшее»).

  Партерное, повторное (или двойное) награждение Орденом Слабости не предусмотрено. Всякий отказавшийся при’ять награду остаётся в замороженном состоянии на произвольное время, ограниченное только природой вещей. В исключительном случае повышения степени или панели Ордена — прежняя награда (предмет) заменяется на новую. Возможен также вариант частичного или полного Небрежения по Слабости. <...>

  Имена награждённых по необходимости занесены в Средние Скрижали (нижняя панель) и предаются формальной огласке только по мере вызревания статуса — только в качестве вновь утверждённого эталона Всеобщей Слабости (в контексте человеческого сродства).
  Общее число награждённых не подлежит разглашению до тех пор, пока не достигнет соотносительной величины нижней планки Слабости.



Юр.Ханон.   (199-202)[8]




...выписка из истории Ордена Слабости...

( tabula rasa )

...одно из первых награждений Орденом Слабости (2000 год)...
Кирилл Шевченко
фабилитант III степени [9]


— Что можно сказать (задним числом), глядя на Орден Слабости с расстояния почти в два десятка лет...

...и вообще можно ли сказать хоть что-нибудь?..

Прошу заметить: прежде я ни разу не отвечал на этот вопрос. Точнее говоря, ни разу — утвердительно.

А ещё точнее, — отрицательно..., и не раз...[комм. 8]
Однако теперь, как видно, пришло время и ответить. Теперь...

— Теперь (я повторяю), по странному стечению обстоятельств — именно в тот момент, когда Орденская программа Центра Средней Музыки практически свёрнута и в течение Х-лет пребывает в латентном состоянии (на полпути от нумизматики к археологии).

Последнее не требует никаких пояснений..., я надеюсь.

— Пожалуй, из числа всего Среднего Ординария эта вещь (в прямом смысле слова) — самая далёкая от всех известных традиций и общепринятых (профессиональных) правил. Причём, не только орденских, но и (говоря шире) — ювелирных. Отношение к отдельным материалам (и их сочетаниям), а тако же взгляд на форму находится здесь на почтительной дистанции от привычных правил и стереотипов: как орденов в частности, так и ритуальных украшений вообще. — Вот по какой причине первые три Ордена Слабости (в отличие от остальных канонических орденов) первоначально были задуманы как эталоны, которые должны были храниться в пробирной палатке. — Проще говоря, они (все три пробных образца, сделанных в начале программы Слабости) не должны были вручаться никому...[10] (до поры).[комм. 9]

— Однако эта история очевидным образом не выгорела.
    ...Вас опять обманывают, — если вы до сих пор не знаете, что мсье Олленже-Жакоб, знаменитый директор «Величайшего Синематографа во всём мире», ждёт вас каждую субботу, в восемь с половиной (желательно, вечера) <по адресу> – 60, улица Эмиль-Распай, в своих превосходных салонах иллюзиона. Мсье Олленже Жакоб за свою многолетнюю карьеру награждён многочисленными фиктивными орденами, кроме того, он является личным поставщиком императорского двора Сахары, его преосвященства дожа Манчестера (Англия) и его высочества султана Ливаро...[11]:221
Эрик Сати : рекламная заметка из газеты «Будущность Аркёй-Кашана» (1910)

— Орденская палка (как это широко принято во всех лучших домах Лондона) опять оказалась о двух концах... Именно нетрадиционность замысла, эскизов и чертежей превратилась в крупнейшее бревно поперёк пути задуманной пробирной программы (памяти Косьмы Петровича). Первые четыре (пробных) черновых варианта Ордена Слабости до такой степени пролетели мимо цели, что их пришлось попросту извести на коричневый пластилин и каждый раз делать работу заново. Этот процесс чем-то неуловимо напоминал зубную боль (не говоря уже о финансовых последствиях). — Даже сегодня, спустя почти два десятка лет, не слишком-то приятно вспоминать об этом классическом путешествии по болотным кочкам с развесистой клюквой. — Впрочем, проблемы отнюдь не ограничились первой «четвёркой». Следующие три экземпляра (соответственно, получившие номера от первого до третьего Ордена Слабости), хотя и годились в целом как наградные артефакты, тем не менее — никак не дотягивались до того уровня, который мог бы выдать себя за «эталон». Так и получилось, что пробирная палатка осталась девственно пуста, и в ней (даже со спец. собакой) нельзя обнаружить ни одного точного образца из арсенала Всеобщей Слабости.

...и что, следует ли понимать эту неудачу как — результат полного соответствия награды своему Основанию?
    Я хотел бы, чтобы в ближайшее время был разработан и принят специальный закон, в соответствии с которым любому должностному лицу, награждённому орденом Почётного Легиона, больше никогда и ни при каких обстоятельствах не могли бы наставляться рога... [12]:225
Альфонс Алле : «Интересное положение» (1895) [13]

И всё же, actum est. В результате первых нудных экспериментов над собственной и всеобщей Слабостью, форма и содержание постепенно пришли в некоторое (хотя и весьма слабое, как это полагается) подобие начального соответствия. — Как следствие, первые три Ордена, сделанные как очередная неудавшаяся попытка создать идеально-слабый образец (причём, во всех трёх степенях) неизбежно утратили значение эталона и были попросту вручены первым (видимо, троим) соискателям Всеобщей Слабости. — Причём, в качестве побочного эффекта возникло малое и (по сути) обманное соответствие между номерами Орденов и их сущей степенью. Таким образом, первый Орден по форме представлял собой образец Слабости Первой степени, равно то же самое случилось со вторым и третьим номером.

Однако, тем дело и ограничилось.

В дальнейшем процессе воспроизводства (начиная с Орденом Слабости №4) это окказиональное соответствие было попросту утеряно как несущественное, — тем более, что каждый из Орденов изготовлялся «как заново» для вполне конкретного, заранее известного лица, так сказать, «под физиономию» — как следствие, имея вполне конкретные особенности и параметры.

— Нужно ли и говорить, что эти ордена ни разу не имели (даже отдалённой) слабости повторения?..

Ювелирное изделие ручной работы (не конвейер и не копирование по образцу), Орден Слабости всякий раз исполнялся по своему отдельному эскизу, из своего особого набора материалов и, как результат, демонстрировал своё уникальное лицо.[комм. 10]

    – Понимаете, буквально все жители Гавра, мой бедный друг, нет-нет, я нисколько не преувеличиваю! – поголовно все жители Гавра каждый день шлют мне письма с требованием, чтобы я выписал и прислал для них какую-нибудь особенно приглянувшуюся награду!.. От этого можно буквально сойти с ума!.. Некоторые из них, которые поскромнее, например, мелкие торговцы или начинающие агенты, на худой конец согласны ограничить свои притязания даже Аграрными Заслугами или Академическим пальмовым листом! Но большинство..., большинство твёрдо рассчитывает получить повседневное украшение в виде ордена Почётного Легиона..., никак не меньше!.. [12]:402
Альфонс Алле : «Новое украшение» (1896) [14]

Разумеется, у меня нет ни малейшей нужды перечислять всех кавалеров Ордена, уныло загибая пальцы или обламывая головки (спичек). Вполне достаточно и того немногого, что уже просочилось с верхней поверхности фотографий на этой странице. А потому — не стану плодить напрасную скорбь. — Пожалуй, скорее имело бы ценность сказать несколько слов о той Слабости (весьма симптоматичной), которая осталась в тени, за пределами текста и фотографий.

...орденский перстень Слабости третьей степени (№6), вручённый в 2003 году...
Перстень Ордена Слабости №6 [15]
— В конце концов, какая же слабость не любит тени, месье?..

И прежде всего, я хотел бы оставить несколько кратких комментариев к фотографиям, которых здесь нет (и которые я никогда не опубликую). Оставим пустые разговоры... — Потому что первым же фабилитантом в этой ненаписанной теневой истории станет журналист и функционер Сергей Доренко, кавалер Ордена Слабости Первой степени (№8), (не)вручённого ему для начала в 2005 году, а затем — в начале осени следующего, 2006-го. Не-получение Ордена стало результатом двойной попытки Сергея Доренко уклониться от награждения. Следуя дурно скрываемому желанию фабилитанта, каноническая комиссия по Слабости не настаивала на физическом факте вручения награды, тем более, что (согласно п.13 статута) факт обладания наградой как вещью (имуществом) не является существенным или решающим для акта фабилитации.

Согласно (из) начальному статуту Ордена, указанный Сергей Доренко был поставлен в известность о состоявшемся присвоении ему звания (оповещение было исполнено с истинно немецким идиотизмом: дважды в письменной форме и единожды — в устной). — Также, два (китайских) раза ему были доставлены пред лицо наградные грамоты с кратким и точным указанием масштаба и глубины его заслуг перед Всеобщей и личной Слабостью. Кроме информации в документах содержалась красочная фотография Ордена №8, который соискателю звания было предложено получить в руки (или каким-то иным, доступным ему образом). Кроме собственно Ордена (первой степени, третьей панели) в наградном комплекте содержалась орденская цепь и коробо́к хранения. — Перстень Слабости и Знак Ордена в первом наградном листе соискателю не предлагался.

    ...<но всё же, я прошу вас, не забывайте, мой юный друг, самое главное>... «Прогрессисты» всегда слишком «шикарны» — как в политике, так и в искусстве. От этого они очень быстро толстеют, лысеют, а затем покрываются орденами и шляпами... [11]:410
Эрик Сати : из письма поганцу-Орику (от 21 мая 1919 г.)

Учитывая некоторые физиогномические & индивидуальные свойства, а также партийные склонности кандидата (в указанный период Доренко имел слабость состоять в числе легальных коммунистов и во время партийных демонстраций шествовал в первых рядах партийной колонны под руку с г.Зюгановым), Орден Слабости был выдержан в строго-красных тонах. Сердолик, рубины и гранаты на фоне жёсткой и определённой по цвету эмали — завершали общее (вполне большевистское) впечатление от Награды. Не исключено, впрочем, что партийные соратники Доренко тех времён вполне могли (бы) принять Орден Слабости №8 на груди своего товарища — за какой-то крупный коммунистический знак отличия или государственную награду (к примеру, от властей братского народа Венесуэлы или Кубы).[комм. 11]

Тем не менее, отказной фабилитант оставил след руки в списке Слабости за номером «8».

Всего годом позже состоялся ещё один скрытый кавалер Ордена Слабости — на этот раз под №9, второй степени, третьей панели. Несколько лет эксперты Центра Средней Музыки следили за этим человеком, также — весьма публичным. Однако, с удивительным постоянством балансируя на границе слабости, ему ни разу не удавалось преодолеть критического барьера, за которым следует немедленно награждение. Как это ни странно, но решающий вклад в историю внесло государство..., причём — французское, что в данном случае особенно симптоматично. В конце сентября 2006 года, уходящий президент Жак Ширак под занавес своей (с позволения сказать) карьеры объявил о веерном награждении Орденами Почётных Легионов. Среди новоиспечённых «офицеров» (между прочим) находилось — и оно, имя старинного соискателя второй Слабости.
Один этот факт (единым взмахом волшебной руки) решил всё дело, резко перевесив чашу (аптечных) весов тотального осла’бления.

...Равель отказался от Ордена Почётного легиона,
      но всё его творчество этот орден — принимает...[11]:430
Эрик Сати : из публичного письма 1920 г. [комм. 12]

Впрочем, здесь дело обстояло в точности наоборот. Кавалер не только (с исключительным выражением благодарности на лице) принял Орден Почётного легиона из широких рук Ширака, но также и не имел слабости собственного творчества (за исключением природной кривизны линии собственной жизни). Вероятно, кое-кто уже догадался, о ком здесь идёт речь... Торжественное на...граждение мальчика Венедиктова Орденом Почётного Легиона состоялось 28 сентября 2006 года, а спустя неделю ему были высланы все необходимые документы к получению им (на)звания Кавалера Ордена Слабости Второй степени с серебряной цепью и орденским перстнем.[комм. 13]

...сенсационная фотография: кавалер Ордена Слабости — без ордена, надо же!..., какая беспримерная слабость...
Алексей Венедиктов
без Ордена Слабости [16]

Ответ кандидата поступил только после второго предупреждения. Как оказалось для начала, фабилитант имел слабость усомниться в реальности существования столь странного Ордена (фотография которого была ему выслана вместе со всеми необходимыми представлениями), а затем задал два наводящих вопроса относительно конкретных вариантов или, говоря шире, возможности получения награды вообще. В ответ он получил все исчерпывающие данные и прямое предложение стяжать (в удобное для него время) комплект награды №9. — Дальше (как и в случае с коллегой-Доренко) началась краткая история уклонения (крайне слабого, впрочем), описывать которую не вижу смысла.

Насколько понятно из сделанного (чуть выше) краткого описания, девятый Орден Слабости (второй степени) был сделан в жёстко-зелёных тонах и внешне очень сильно отличался от предыдущего Ордена, также не принятого соискателем Слабости.[комм. 14]

И здесь, резко оборвав прямую речь..., а затем сделав маленькую артистическую паузу,
словно бы отбывая тонкую минуту молчания у края чьей-то некрасивой могилы,
мне остаётся произнести вслух — всего — одно — слово.

Словно сор, именно оно..., это слово, легло в основание... неопределённого множества... произведений..., вещей..., шедевров..., пустых мест..., пепла и золы..., — вероятно, хотелось бы добавить: Мусорной книги, Чёрных Аллей, высоких Инвалидов, несущественных упражнений, высот мирового духа или оснований Ордена Слабости. Хотя..., вернее говоря, из этого мусора снизу доверху состоит весь он, — суетный & суетливый мир людей.

— Или мир человека..., всего одного — на всю эту маленькую землю... Землю, которой не было.
    ...Понятно, что любой ритуал или, тем более, награда имеет статус только внутри господствующей системы ценностей. Иное время, клан, режим, государство, страна, народ — всё это отсекает чёткую границу значимости. Даже для полного болвана столетний орден теряет (перво)начальный смысл, превращаясь в исторический хлам или сувенир, часть личного интереса или коллекции. Всерьёз гордясь или добиваясь настоящих нестоящих знаков и наград, человек говорит о себе почти всё, о чём его даже не спрашивали... [17]:336
Юр.Ханон : «Чёрные Аллеи» (№ 405. «Особа без положения»)






Конець’ раз’говора

TABULA RASA

(visa viva...habit sua fata libelli)


Пожалуй, здесь можно бы в целом и завершить эту маленькую сенсацию (из герметической жизни)...

Здесь и сейчас..., остаётся слишком мало времени,
чтобы продолжать говорить, когда другие делают...
Оставшись незамеченным, — ещё остаётся малая возможность
потихоньку выбраться и закрыть за собой дверцу.
Хотя..., напоследок придётся сызнова повторить:
эта история пока ещё не закончена, как и всё прочее.

— Последний Орден Слабости ещё не вручён, и последний орденский перстень ещё не нашёл своего указующего перста.[комм. 15]

Впрочем, если говорить начистоту́: не следовало бы на этот счёт слишком сильно заблуждаться.
Особенно — сегодня и завтра, когда осталось слишком немного на фоне Всеобщей Слабости, чтобы ещё успеть...
В конце концов, ради того она и существует, чтобы в любой момент можно было всё оставить на её волю...
...ту Волю, которой нет...




Ком ’ ментарии

...не следует полагать, что эта ил’люстрация попала сюда по ошибке, приглашение отъехать...
Je retire... (как всегда) [18]


  1. Вероятно, из зоны внимания редчайших из присутствующих не ускользнуло, что здесь содержится некий особенный казус. Условно назовём его «казусом пред’зрения». Не разочарую этих немногих прозорливых: они совершенно правы, ибо именно таков и был замысел Создателя... Присутствие награждаемого (равно как и его заслуг перед Всеобщей Слабостью) в поле зрения представляет собой несомненную (системную) Слабость, выгодным образом оттеняющую статут Ордена.
  2. Равным образом, никакого значения не имеет пол, имущественное положение, место жительства, гражданство, а также социальное состояние. К примеру, жив соискатель или уже мёртв, — награда с лёгкостью найдёт своего счастливого обладателя — уж таковы, прошу прощения, исключительные диффузивные свойства Слабости. Не верите, можете убедиться на личном примере (если она есть, конечно)... Да-с.
  3. Фабилитант — очевидный латинизм (как проявление слабости следования традициям и желания быть не вполне очевидным). — Так выглядело одно из начальных названий кавалера Ордена Слабости (причём, вне зависимости от степени и панели награды), особо подчеркну: находящегося на начальных ступенях со’действия. При (возможном) продвижении агента к более высоким и охватывающим состояниям Слабости, а также при появлении признаков более жёсткого Соответствия титульной перво’основе, звание может меняться (следуя уровню активности агента). — В частности, вторая степень чаще всего отмечается званием фабилитатора, а верхняя..., — впрочем, прошу прощения..., это заведомо лишняя информация, которую можно найти в тексте Всеобщего Статута Слабости...
  4. Изложенная здесь (буквально на двух строчках) концепция достаточно точно воспроизводит двуединый манихейский мир, оставивший свои высшие артефакты в виде культуры уничтоженных папой альбигойцев. Тем не менее, полностью лишённый библейского (или, говоря шире) религиозного оттенка, здесь он приобретает некие синтетические черты, не имеющие аналогий. К примеру, средние между искусством и точными науками.
  5. Подобный вариант этого текста (как имеющий совершенно аналогическое применение) можно обнаружить здесь, совсем рядом, в статье-дубле под скоромным именованием «24 упражнения по Слабости», — где он открывает страницу (находясь в её начале) и обозначен как «после’словие в роли введения». — И здесь нет никакой ошибки. Ну конечно же, послесловие..., или эпилог. — И какие тут ещё могут быть сомнения? Типичный эпилог или послесловие (прощального характера), ну разве что поставленный — почти в начале, задолго до того, как всё началось... Можно ли его назвать «предисловием»? Или «вступлением»? Или, наконец, «прологом»? — конечно же, нет. — Здесь находится типичное, несомненное послесловие. Разве что, поставленное — спереди. Совсем ненадолго. И почти без задних мыслей. — Такой вот, маленький и прозрачный эпилог... — впереди телеги.
  6. В данном случае, как мне кажется, имеет место скрытое цитирование главного символа веры (или первой из частей католической мессы): «Credo in unum Deum, Patrem omnipotentem, factorem caeli et terrae, visibilium omnium et invisibilium»... Впрочем, это обстоятельство, как мне кажется, не требует отдельного комментария. Особенно, если это — обстоятельство места действия.
  7. Этот текст, первоначально располагавшийся на обороте титульного листа клавира ос.62 («24 упражнения по Слабости») претерпел как минимум два поновления, всякий раз связанного с конкретной оказией. Как правило, это и бывало вручение очередного Ордена Слабости очередному образцу материала..., разумеется — человеческого (не слишком ли человеческого?)
  8. Именно так, не отвечал (утвердительно). — Именно этим обстоятельством Орденская программа Центра Среднего Искусства, включавшая в себя отнюдь не один, не два и даже не пять наименований отдельных орденов, фатально отличается от любых других программ «общественной гонорификации». Можно сказать, что и здесь (как и всюду) она поставлена совершенно особняком, посреди чистого поля. Средние Ордена практически нигде не засветились и никому не были известны (кроме, разве что, самих награждённых). И в этой области коллективного (со)знания совсем не трудно провести маленький (причинно-следственный) эксперимент. — Ну вот, к примеру, ответьте для начала на несложный вопрос: сталкивались ли вы где-нибудь с Орденом Причастия? Или Приближения? Или с Орденом Средней Звезды, наконец? — при том, что какой-нибудь занюханный «благотворительный фонд имени Калигулы» (типовая отмывочная при районной прачечной), сделав за чьи-то боковые деньги один стандартный значок — немедленно принимался всюду тарахтеть и звонить о своих лауреатах и номинантах, ежегодных вручениях и торжествах. Разумеется, всё так — и в подобной практике всех теорий нет ровным счётом ничего уникального. — Таковы трафаретные свойства коллективной обезьяны. И ровно противоположно — свойство отдельного человека. Не для публичной публичности были задуманы и исполнены эти Знаки, внутренние по своему замыслу. И потому не существовали они в публичной человеческой жизни: среди публичных мужчин и женщин. И вот, остаётся последний вопрос. Если не ради публичности эти Ордена..., тогда — для чего же? И в самом деле... Очень точно сказано. Всё так, всё именно так. Совершенно согласен. Спасибо.
  9. «Так не доставайся же ты никому», — как сказал в своё время наш вождь и учитель, товарищ Карандышев. Однако, не тут-то было... Вследствие нетрадиционности сюжета в этой пьесе случилась очевидная «осечка»..., — как любил говорить дядюшка-Альфонс.
  10. Кстати сказать, выбору материалов уделялось особое внимание. Более всего — эмали и камням, которые должны были максимально соответствовать замыслу, всякий раз представляя свой вариант особого отношения к Слабости. Таким образом, каждое изделие превращалось в обособленную версию не только Ордена, но также и (материальной) теории Слабости. И здесь буквально о любом из Орденов можно сделать отдельную статью. Ну например, рубины в Ордене Слабости №3 (третьей степени) представляют собой отдельную песню. Никогда более (ни ранее, ни после) я не видывал рубинов такой невероятной (фантастической) степени слабости. Это был несомненный уникум.
  11. Для тех, кто хотел бы видеть, а не читать, здесь нет никакой особенной трудности. Примерное впечатление о внешнем виде этого Ордена даёт фотография Ордена Слабости №5 (тоже пре’красного по тону), который был вручён в августе 2009 года Юрию Шелаеву (см.выше). — Незначительный анахронизм между номерами и временем вручения отдельных Орденов был связан, как правило, с окказиональной природой награды и, как следствие, с длительными перерывами и тотальной слабостью, как правило пронизывающей историю наградных переговоров (или напротив, их полное отсутствие).
  12. В оригинале: «Ravel refuse la Légion d’Honneur, mais toute sa musique l’accepte». Это «письмо» было опубликовано в номере журнала Жана Кокто «Петух» за май 1920 года («Le Coq»,‎ mai 1920). Из числа «Новых молодых» (копоситоров) под письмом отказались подписаться два типа: Луи Дюрей и Артюр Онеггер.
  13. Слегка отклонившись от статута, перстень был сделан с тёмно-зелёным сапфиром в центре, а не с изумрудом, как полагалось бы в случае Ордена Третьей панели. Впрочем, эта маленькая слабость на общем фоне тотальной кавалерственной слабости — не изменила ровным счётом ничего.
  14. В тех случаях, когда фабилитант уклоняется от получения награды, он (одновременно лишая себя уникальной и драгоценной вещи) только дополнительным образом отягощает последствия, накладываемые на него осложнённым причастием к собственной Слабости. Проще говоря, подобный отказ можно было бы описать со стороны как прибавление или умножение собственного изъяна, — сверх того, происходящее во временной прогрессии. На мой вкус, подобное поведение фабилитанта не имеет рационального (разумного) объяснения, разве что, кроме ещё одного (лишнего) проявления того вселенского качества, которое и легло в Основание присвоенной ему награды. — И главное!... (кроме всего прочего, размазанного ровным слоем по поверхности и под кожей этого Ордена), — его высочашая & неоценимая заслуга состоит в точном и действенном предупреждении, которое (при прочих равных) способно принципиально поменять линию жизни награждённого. Впрочем, с одною только оговоркой: если он обладает (хотя бы начальным) личным сознанием. — Птица редкая, вне всяких сомнений..., и летает далеко... не на середине Днепра. Можно сказать, даже до Луны..., или её окрестностей...
  15. «И в том строю есть промежуток малый»..., — как пелось в одной старинной песне, моей (почти) ровеснице. Нет сомнений, если бы общественная позиция Среднего Центра были не столь откровенно маргинативной, число награждённых в современном мире уже давно исчислялось бы на десятки тысяч, а эта награда... по праву стала бы самой востребованной и распространённой — как по духу, так и по букве своего основного (на)значения. В длинной веренице лиц, несчастливо избежавших награждения, можно было бы найти десятки известных и знаменитых (начиная от кавалерственной дамы Юлии Латыниной и кончая тремя скелетами в её несравненном шкапе) имевших неоднократную слабость суеты посреди своего времени. И здесь (далее и ниже) я оставляю место... для отдельного списка... ненаграждённых (или избежавших награждения), который мне сегодня попросту недосуг составлять. — По причине..., впрочем, известно какой. О ней довольно уже сказано на этой странице. И не только на этой...


Ис ’ сточники

Ханóграф: Портал
EE.png

  1. Михаил Савояров. «Слова», стихи из сборника «Наброски и отброски»: «Интимное» (1913)
  2. Иллюстрация. — Орден Слабости №5 (первой степени, второй панели), вручённый Юрию Шелаеву, директору приснопамятного издательства «Лики России» в августе 2009 года (Сана-Перебур).
  3. Юр.Ханон, «Мусорная книга» (том первый). — Сана-Перебур. «Центр Средней Музыки», 2002 г.
  4. Юр.Ханон. «Публичные песни» (сборник). 1988-1989 гг. «Каноническая прелюдия» ос.34 №5. — CD-044(f). Центр Средней Музыки. Сана-Перебур. 1991-2001 гг.
  5. Юрий Ханон. «24 упражнения по Слабости» (для пианистов, композиторов, любителей музыки, пива и толстых женщин). — СПб.: Центр Средней Музыки, 1996 г. (внутреннее издание), стр.2 (послесловие)
  6. Иллюстрация.Юрий Борисович Шелаев, историк-архивист, учредитель и бес(сменный) директор приснопамятного издательства «Лики России» в своём кабинете в момент вручения ему Ордена Слабости №5 (первой степени). — Сан-Перебур, 7 агста 2009 г.
  7. Иллюстрация. — фасадная сторона Орденского Перстня Ордена Слабости №7 (второй степени, второй панели), вручённого Алёне Демьяненко в ноябре 2005 года (Сан-Перебур, ткт, пс.)
  8. Юр.Ханон. «Средняя тетрадь» (195-205). Том первый, стр.109-116. — Сан-Перебур. «Центр Средней Музыки»ю 2006 г. — исключительно для внутренней документо’графии Хано́графа.
  9. Иллюстрация. — Музыкальный критик и журналист Кирилл Шевченко (также известный как Шавченко или Веселаго) в момент вручения ему Ордена Слабости №3 (третьей степени). — Ноябрь 2000 г., Сан-Перебур.
  10. А.Н.Островский. Полное собрание сочинений. («Бесприданница». Драма в четырёх действиях). — ГИХЛ, 1950 г. — том VIII. Пьесы 1877—1881 гг.
  11. 11,0 11,1 11,2 Эр.Сати, Юр.Ханон. «Воспоминания задним числом». – Сан-Перебург: Центр Средней Музыки & Лики России, 2010 г. 682 стр. ISBN 978-5-87417-338-8
  12. 12,0 12,1 Юрий Ханон. «Альфонс, которого не было» (издание первое, «недо’работанное»). — Сан-Перебург, «Центр Средней Музыки» & «Лики России», 2013 г., 544 стр., ISBN 978-5-87417-421-7.
  13. «Интересное положение» — скандальный (почти анархический) рассказ из сборника «Дважды два почти пять» (1894-95 г.) — Текст приводится в том виде, как его можно обнаружить в книге «Альфонс, которого не было».
  14. «Новое украшение» — ещё одна пережаренная утка Альфонса Алле из сборника «Мы не говядина!..» (1895-96 г.), где он приводит свой очередной разговор с президентом Франции (Феликсом Фором).
  15. Иллюстрация. — Фасадная сторона Орденского Перстня Слабости №6 (третьей степени, второй панели), вручённого N.N.C. в октябре 2003 года (Сан-Перебур, ткт).
  16. Иллюстрация.Алексей Венедиктов где-то в коридоре у лифта — и без Ордена Слабости (№9, второй степени). ~ 2005-2006 г.
  17. Юр.Ханон. «Чёрные Аллеи» (или книга, которой-не-было-и-не-будет). — Сан-Перебур, Центр Средней Музыки, 2012 — 648 стр.
  18. Иллюстрация.Поль Гаварни, «Cavalleria trombettista sul cavallo» (Отъезжающие). Courtesy of the British Museum (London). Акварель: 208 × 119 mm, ~ 1840-е годы.





Лит’ература   ( яко’бы по слабости )

Ханóграф: Портал
Yur.Khanon.png


См. так’ же

Ханóграф: Портал
NFN.png

Ханóграф: Портал
MS.png





см. по’дальше →





Red copyright.pngAuteur : Юрий Ханон.   Red copyright.png  Все права сохранены.   Red copyright.png   All rights reserved.

* * * эту статью дозволено редактировать или исправлять только автору.

— Все желающие сделать замечания или дополнения, — могут задрать голову к небу и туда как следует крикнуть...

* * * публикуется практически впервые : текст, редактура и оформлениеЮрий Хано́нRed copyright.png



«s t y l e d  &   d e s i g n e d   b y   A n n a  t’ H a r o n»