Эрик Сати. Список сочинений почти полный

Материал из Ханограф
Перейти к: навигация, поиск
« Эрик Сати. Список сочинений почти полный »   Предуведомление
автор: Юрий Ханон
« Эрик Сати. Инъекция » « Эрик Сати. Список сочинений почти полный. Часть первая »

Содержание



Э р и к — С а т и — П е р в ы й

Erik — Satie — I-er [комм. 1]

(справочка для не’грамотных)



Пред уведомление

...начиная словно бы с переднего конца жизни..., вот лицо..., почти чистый лист, нетронутый...
Эрик Сати, начало жизни
(~ 1884–1885)

За 59 (пятьдесят девять прописью) лет своей не слишком краткой жизни мсье Эрик Сати сочинил не слишком много музыки...
Эту фразу (не слишком красивую, для начала) я буду вынужден ещё повторить несколько раз..., и почти неизменно..., — для особо понятливых особ.

Проще говоря, от рождения и до смерти Сати не очень-то много «успел» сделать.

Во всяком случае, именно так мы теперь можем судить о его творческом наследии, находясь на почти почтительном (или почти непочтительном) расстоянии, – как по времени, так и в пространстве.
И всё же..., постараемся быть более определёнными и точными, не обходя стороной острые углы и называя вещи — своими именами. Как бы это ни было неприятно... кое-кому.

Попробуем представить... — За свою жизнь, не слишком короткую, Сати сделал раз в пять, а то и в десять меньше, чем мог и хотел (бы, временами) сделать. Разумеется, что подобным образом он может быть оценён по отношению только – к самому себе. Ни обывающий обыватель, ни чиновный чиновник, ни даже утлый бизнесмен не может подходить к Художнику со своей посконной меркой. Но зато – он сам, собственной персоной Эрик Сати, находясь рядом с самим собой, Эриком Сати, безусловно может (и имеет право) представлять собой эталон. — Эталон Эрика Сати. Не более того.

Но — и не менее.

Именно об этом я и собираюсь здесь сообщить..., после всего.

— А для начала, нисколько не согласуясь с правилами приличия, а также рядом прочих правил, я – подвожу черту и, тем самым, подытоживаю сказанное выше...

— Немногое..., – или почти всё.

Эрик Сати, этот совершенно особенный, ни на кого не похожий автор на фоне прочей европейской и человеческой культуры (далеко не только музыки!) XIX и XX века, а также — и всех прочих веков, известных на сегодняшний день, — за свою не слишком короткую жизнь сделал в 10 (десять) раз меньше, чем собирался, мог и был способен.

— Но почему? — должно быть, спросите вы (святая наивность идиота), — но почему же ... всё так?
Отвечаю: очень просто... И тем проще мне это говорить, поскольку именно я, пожалуй, как никто другой, — могу и имею полное право ответить сегодня за него, за этот Эрика (Сати). Но вот что́, пожалуй, кажется особенно приятным: как оказывается, виновники..., — все главные виновники этого события, происшествия & явления до сих пор находятся — здесь, между нами... Удивительное дело. Казалось бы, прошло сто лет. Почти двести. Пятьсот!.. Дым до небес, земля треснула, воды утекли, воздух испортился... А все они до сих пор — сегодня и здесь. Как ни в чём не бывало!.. — В общем, судите сами (если можете)...[комм. 2]

Для начала, чтобы разобраться, — попробуем воспользоваться словариком идиота..., и подвести маленькую человеческую бухгалтерию.

Всё как в бизнесе. — Не исключая моря грязи...

1884—1924. В этом невидном промежутке умещается примерно сорок лет, — я имею в виду именно те́ сорок лет, когда Сати не только работал, но и был способен работать: от его первой (сохранившейся) фортепианной пьесы под вполне традиционным названием (но только названием!) «Allegro» — и до последнего жёстко (и жестоко) авангардного сочинения «Кино-антракт» из обсценного балета «Спектакль отменяется».
Итак: перед нами ровно сорок лет продуктивной жизни (или даже немного больше). И сразу же щедрой рукой из них приходится отре́зать громадный ломоть, — попросту вычесть громадный кусок длиной почти в тридцать лет (1884-1912)... А затем — ещё два года (1915-1916) и ещё два (1918-1919), и наконец, последние два (1922-1923) вдогонку. Итого: отложив старые деревянные счёты, (простите, мадам, ну какие у нас могут быть счёты!) мы имеем перед своим изумлённым взглядом доселе невиданное уравнение с пятью неизвестными:


«  40 — минус 28 — минус 2 — минус 2 — минус 2  =  6 »

Значит, в сумме = шесть... Всего шесть лет (прописью). Или немного больше.

— Но что́ это?.. — должно быть, спросите вы, — что́ это за шесть лет?
Шесть из сорока!..
Разумеется, я отлично понимаю, что никто на самом деле не задаст такого вопроса..., и прежде всего потому, что здесь попросту никого — нет. И тем не менее, я всё-таки (вопреки всем законам восприятия и неприятия) отвечу на него, незаданный. — Отвечу только потому, что как никто другой — и могу, и имею право сегодня на него ответить. И за себя, и за Эрика.

Итак, самое время подвести черту... Только каких-то жалких шесть лет (из своих сорока) Эрик Сати «был востребован», как это у вас принято говорить. — И здесь я снова повторюсь...
Не будем зря цепляться к словам. «Вос’требован»..., — значит, есть у людей такое не раз жёваное выражение, про всякий случай. Очень кстати... — Именно тогда, в эти шесть лет, худо-бедно, тихо или громко, но ему делали заказы и платили деньги за его главную «работу», за его особенную и ни с чем не сравнимую музыку оголённой мысли, изложенную на обыкновенной нотной бумажке — в виде экстремальных замыслов, планов и идей. Всего шесть лет... Но зато все прочие тридцать четыре (34 прописью) года на него (вместе со всеми его экстремальными замыслами и идеями) – плевали... Да. Попросту плевали. Само собой, слюны слишком много никогда не бывает. Плевок — и всё. Dixi, amen... — Именно по этой причине, несмотря на видимую длину и объёмистость помещённого ниже «почти полного списка произведений» Эрика Сати, в нём преобладают пьесы маленькие (очень маленькие или попросту — крошечные), не слишком значительные, а также сочинённые по какому-то конкретному случаю, — далеко не прямым образом связанному с основными целями (и намерениями) творчества.

Толком не закончив парижской консерватории (равно как и всякой другой), будучи принципиально невключённым в однородную профессиональную среду, не являясь частью ни одного клана, не заводя «нужных» знакомств и связей в «кругах и группах», Сати постоянно находился на обочине, на отшибе. Говоря к примеру, трижды ему было отказано в получении кресла академика музыки (нечто вроде нашего замухрышечного Союза Композиторов).[1]:265-266 И не просто отказано..., но его (само)выдвижение на это «кресло» — воспринималось профессиональной средой не иначе — как анекдот, дурачество или идиотизм...
Все профессионалы (разумеется, — все они, от первого до последнего – грамотные и прекрасные музыканты, имена которых мы сегодня с трудом отыщем в справочниках) в один голос называли его, Эрика Сати, — недоучкой, жуликом или сумасшедшим графоманом.
Мало кто способен отыскать в себе достаточно сил на подобную устойчивость, волю и даже упрямство, чтобы десятки лет, ровным счётом, — почти всю жизнь — сочинять свои странные произведения посреди обстановки дружного презрения и охулки, — в полнейшем одиночестве, пребывая в обществе самого себя.
Но кроме того..., есть и ещё одно весьма похабное обстоятельство, осложнявшее подобное противо-стояние... Дело идёт о том, что находясь посреди людей, (даже и поневоле) приходится «на что-то жить», постоянно оплачивая их стандартные услуги – такой же стандартной монетой. А потому уникальному Эрику Сати приходилось (так или иначе) — искать себе работу (не по назначению)... Например: в качестве стандартного тапёра... или аккомпаниатора, а ещё приходилось регулярно просить деньги у своего младшего брата (Конрада), стандартного инженера, а временами попросту одалживать — у кого придётся, одалживать и не отдавать, а ещё..., страшно сказать, — сочинять кафешантанные песенки жуткую гадость!») и дажеработать в муниципалитете Аркёя (скажем, к слову, был на свете такой парижский пригород, Аркёй-Кашан, из числа самых неказистых да небогатых). — Да..., и именно на это..., — я повторяю, — именно на всё это у него и ушло битых... тридцать четыре (34 про’писью) года.
Один к одному. Тридцать четыре из сорока.

...начиная словно бы с заднего конца жизни..., вот лицо..., почти законченный лист, Relache...
Эрик Сати,  с обратного конца
жизни  (Париж, ~ 1922) [2]

И тем не менее, за сорок лет своего творчества — вопреки ... всем вам, так называемому «обществу», «человечеству» или «окружению», (это уж как кому больше нравится) Эрик Сати всё-таки успел кое-что сделать, — прежде всего, заронив зерно и оставив глубокую борозду (и отпечаток пальцев) на искусстве конца XIX и всего XX века. Благодаря его личному присутствию, в музыке зародились и сформировались такие крупнейшие направления модерна и авангарда как: импрессионизм, конструктивизм, примитивизм (демонстративно проходя мимо фонфоризма, конечно), неоклассицизм, неоромантизм и даже – минимализм (список далеко не полный). Под непосредственным (а иногда также и по’средственным) влиянием этого странного Эрика образова́ли, обточили и отточили свой «уни(кальный)» творческий почерк (а также стиль и манеры) такие «признанные» признанием композиторы как Дебюсси, Равель, Стравинский, Пуленк, Мийо, Франсе, а также поганец-Орик (з’ср), телёнок-Соге и даже (сравнительно) отдалённый (от него) пионэр Дима Шостакович (список опять далеко не полный)...[1]:535-536 Более того, продолжив многие фумистические начинания своего (не)признанного «дядюшки» Альфонса Алле, Сати оказался одним из зачинателей и признанных столпов дадаизма и сюрреализма (причём, далеко не только в музыке). И всё это он сделал (я повторяю) – исключительно вопреки. Я не оговорился: именно так, во-пре-ки. Постоянно, пожизненно пробиваясь через противодействие среды, её равнодушие и плевки. Тысячи плевков. Сотни тысяч (чтобы ничего не преувеличивать). И среди этого всего — жалких шесть лет «заказов» на своё творчество: какое бы оно ни было экстремальное и уникальное.

Несомненное достижение..., вполне достойное гордости, не так ли?..

— И вот сегодня, в конце (вне) очередного года от Р.Х. я имею редкую возможность написать ещё одно уравнение, хотя и очень похожее, однако ничуть не менее выразительное, составив в один длинный ряд цифры 1981 и 2013 (выбор произвольный). И получив в результате разницу (пока только 33) – вычесть из них «2». Всего два года (1988 и 1992, да и те, прямо скажем, несколько натянутые), когда податель сего имел так называемый «заказ» на своё особенное, ни на что не похожее творчество. А все остальные годы (пока их имелось в наличии только «31 штука») продолжая упрямо работать: один на один с самим собой, и даже не пытаясь стучаться (молотком или головой) во все те стены, заборы, решётки и железные двери, которые изрядно обстукивал, простукивал и выстукивал предтеча и первопроходец Эрик Сати, — немного раньше... при своей жизни.

— Ничего не попишешь... Так было.

Вот почему именно я, как Никто́ Другой (а равным образом и — Не́кто Другой) — имею все основания предъявить сегодня этот небольшой «счёт»... за него. И только затем, предъявив счёт, опубликовать — список. Не слишком большой (и всё же, достаточно объёмистый) список, который словно по иронии судьбы называется: «Почти полный список сочинений Эрика Сати».
— Список существующих, не существующих и совсем не существующих сочинений, среди которых не хватает как минимум сотни, двух, а то и целой тысячи — тех особенных, ни на что не похожих вещей, штук, штучек, трюков, крючков, фокусов и выходок, которых Сати не написал... пока мог, и теперь, как я подозреваю, уже никогда не напишет...[комм. 3]

Ханóграф: Портал
Yur.Khanon.png
Вероятно — никогда.

Потому что время — вышло.

— Ваше время...












Ком’ментарии

Ханóграф : Портал
MuPo.png

  1. Конечно, это легко сказать: просто «Эрик Сати» или даже «Эрик». А на самом деле его полное имя выглядит так: Eric-Alfred-Leslie Satie (Эри́к-Альфре́д-Ле́сли Сати́, по схеме: я-отец-мать-фамилия). Впрочем, дальше пошло по инерции: вполне традиционно сократив три начальных имени до — одного (первого и основного, имени собственного в прямом смысле слова), Сати (хотя и не сразу, но) радикально изменил его внешний вид, поставив на конце непривычную для местного населения букву «K». Нечто вроде финального аккорда. — Наполовину шотландец (по матери), наполовину француз (точнее говоря, не вполне француз, но скорее — нормандец), в качестве отдельного (отчасти, внутреннего) эпатажа Сати любил слегка раздражать своих соотечественников «вражеским» правописанием своего имени. Для нормандцев (в том числе и для его прямых предков, включая деда) — англичане были злейшими врагами (ещё со времён царя Гороха, чтобы не вспоминать о более по́здней Орлеанской Девственнице). Правда, затем последовало кошмарное & позорное поражение прусакам в 1871 году, которое несколько притупило традиционную ненависть, направив её тупое остриё — в обратную сторону... На восток... — И всё же, Сати до конца своих дней сохранил счастливую склонность раздражать своих бравых сограждан всеми способами, не упуская случая кольнуть... в какое-нибудь мягкое или немягкое место, — в том числе, не брезгуя и такими мелочами, как — буква. Всего одна буква, к тому же — последняя. Тоже, между прочим, далеко не последнее дело...
  2. Собственно говоря, «а судьи кто?» — чтобы не говорить лишнего... Впрочем, эта милая мысль слишком сложна́, чтобы её ещё раз кому-нибудь повторять...
  3. Когда-нибудь..., если успею — я непременно сделаю ещё и такой — отдельный, специальный список. Узко специальный. Или напротив: широко всеобъемлющий. Он будет называться: «Почти полный список ненаписанных сочинений Эрика Сати». И на нём будет стоять (по праву!) посвящение — всем вам... Да, всем вам, мои дорогие. Равно как и — всякие прочие. Обыкновенные.


Ис’сточники


  1. 1,0 1,1 Эрик Сати, Юрий Ханон. «Воспоминания задним числом». – Сана-Перебур, Центр Средней Музыки & Лики России, 2010 г. — 682 стр. ISBN 978-5-87417-338-8
  2. Иллюстрацияфотография Эрика Сати в конце жизни (~1922). — Национальная библиотека Франции, Париж (фотография атрибутирована не мной, но Вл.Шипиловым).







Продол’жжение

Ханóграф : Портал
ES.png


    1.   Эрик Сати. Список сочинений почти полный. Часть первая  (1884-1899)

    2.   Эрик Сати. Список сочинений почти полный. Часть вторая  (1900-1911)

    3.   Эрик Сати. Список сочинений почти полный. Часть третья  (1912-1924)




CC BY.png © Автор (Yuri Khanon ) не возражает против копирования данной статьи
в разных целях (включая коммерческие)
при условии точной ссылки на автора и источник информации.

* * * эту статью может редактировать или исправлять только автор.    
— Желающие сделать замечания, могут послать их — куда подальше
посредством прямого действия, если кто понимает мои слова.




«s t y l e t  &   d e s i g n e t   b y   A n n a  t’ H a r o n»