Успуд (Эрик Сати)

Материал из Ханограф
Перейти к: навигация, поиск
« У З П У Д »
    ( ballet chrétien en trois actes )
автор:  Эр.Сати   ( прежде всего )
    
&  Юр.Ханон    ( напоследок )
Бастард Тристана Описи Автоматом

Ханóграф : Портал
ES.png




   « ... христианская церковь появляется вновь, белая как снег и прозрачная как хрусталь. Лотосы и лилии расцветают под её стопами, она вынимает кинжал из своей груди и лёгким движением руки вонзает его в Успуда, который приходит в экстаз. В это же время гигантское Распятие вырастает из-под земли и возносится на небо, увлекая за собой и христианскую церковь. С небес доносятся хоры ангелов, архангелов, серафимов, херувимов, престолов и повелителей, которые поют крайне возвышенный гимн. Сияние со всех сторон облекает Успуда, он падает на колени, бия себя в груди и плача. Он обратился ... » [1]:70



Содержание



Belle-L.png   « У С П У Д »   Belle-R.png

( христианский балет в трёх актах )

...как говорится: ваш каков пророк  
ну, значит, такова у вас и вера...
[2]:164
( Михаил Савояровъ )

...христианская церковь появляется вновь, белая как снег и прозрачная как хрусталь...
Медальон для обложки
балета «Успуд» [3]

М
не кажется, не зря..., да, совсем не зря бы я начал с этой дивной, хотя и слегка про...странной цитаты. Чтобы сразу же, пока ещё ничего не началось, задать, так сказать, планку..., показать, так сказать, вершину, пик или пику. — Потому что ниже..., ниже неё здесь можно будет обнаружить только то, что находится значительно ниже неё, несравнимо & несравненно. А иначе и быть не могло, ибо успудная страница эта, чтобы вы все наперёд зарубили себе на носах, посвящена величайшему (бес исключений) балету..., нет, прошу прощения, не балету, а вообще факту абсолютного искусства всех времён и веков..., чтобы не говорить о «народах и весях», как явлениях ещё более н(е)изменного порядка...

  Равным образом, и этот мой текст предварительного вступления. Можете не сомневаться, я специально набрал его таким бледным и немочным цветом, чтобы не привлекать к нему излишнего внимания. Плод всепоглощающей вселенской слабости, он возник как бесплотное видение из её недр и тут же — изчез обратно, откуда и появился, слившись с материнской жидкостью небесного логоса. Там, собственно, его и можно (было) обнаружить в любой момент, не прибегая к посредству букв и слов. И ныне, и присно, и вовеки веков. Аминь. — Говоря более понятным языком, читать бледную немочь первого предисловия было совершенно не обязательно, а начать следовало — сразу — двумя строками ниже. В том месте, где со всем, присущим ему удобством, расположился мсье Успуд..., собственной персоной. Сей новообретённый католический святой — вместе с двумя его авторами, нашедшими себя, как известно, в одном лице.

...И не более того...



У
с п у д (или «Uspud», — повторяю исключительно для тех, кто даже русского языка не понимает) — таким, прямо скажем, мало’вразумительным сочетанием букв французский композитор Эрик Сати (которому в те поры не исполнилось ещё и 27 лет) назвал свой балет. Вернее говоря, не просто «балет», а некий загадочный «христианский балет в трёх актах» (ballet chrétien en trois actes). А ещё вернее говоря, вообще никакой не балет, а чрезвычайно смутный и грандиозно-фантастический замысел (или умысел) некоего вселенского знамения и переворота 1892 года (чтобы не говорить о мистерии), а затем и начала нового летоисчисления, событие которого, по его мнению, должно было произойти после его пришествия в Париж. Несмотря на полную неосуществлённость своего замысла, в течение всей жизни Сати настаивал (зримо и незримо) на его исключительности, при всяком случае (удобном и неудобном) подчёркивая себя как «автора Успуда».[4]: Словно бы ему было решительно наплевать, что сие творение обладает куда меньшей известностью, чем даже он сам. — И в самом деле, подобная постановка проблемы (сначала поставленная им самим, а вослед за ним и мною, спустя почти полторы сотни лет) кажется слишком уж очевидной странностью. Этот более чем странный «балет», никем не понятый, не подхваченный и не поддержанный при жизни автора, так и остался в представлении профессионалов от искусства сущим курьёзом, нелепостью или одной из странностей первого периода жизни Сати, именно в те поры (имея в виду начало 1890-х годов, продлённое до своего «отрезвляющего» тридцатилетия) якобы переболевшего сразу несколькими формами классической «мании величия». Проявления её были причудливы и однообразны: начиная от присвоенного себе титула «Парсье Бога» и главы Вселенской Церкви Искусств Иисуса-Водителя — до трёх настойчивых заявлений во французский институт с требованием присвоить ему звание Академика от музыки. И всё же, даже на таком фоне из непрерывных «странностей» христианский балет Без малейшего сомнения могу утверждать: как произведение и как замысел он остался не понят никем.[5] Ни при жизни автора, ни после. Ни им самим, ни кем-либо другим.[комм. 1] Ни тогда, ни теперь. Ни композиторами, ни балетмейстерами. Короче говоря: никем. — Как первое и последнее произведение, призванное поставить точку в иудо-христианской культуре и европейской цивилизации последних двадцати веков.

Это — если очень коротко. И ничего не преувеличивая...
Впрочем, можно и длиннее, для чего и отведена вся эта страница.
   « ... Успуд, одетый в персидский наряд..., он казнит десятки христиан и отнимает у них христианские реликвии. Затем он сваливает их в кучу у подножия статуи-истукана и поджигает. В клубах дыма возникают смутные очертания шестикрылых серафимов, постепенно рассеивающиеся в пространстве.
   Раздаётся внезапный и ужасающий удар грома! Статуя разлетается на куски, Успуд приходит в священный трепет. Внезапно небеса белеют, светлеют и женщина небесной красоты, облачённая в золотую тунику, с кинжалом, вонзённым в грудь, возникает прямо перед Успудом. Она становится на колени и протягивает к нему руки. Это христианская церковь ... » [1]:69









Ком’ ментарии  ( хрестьянские )

...и правда: не слишком ли рано...
авто’портрет (1913) [6]

  1. И здесь я вынужден поставить длинную педаль на басовой ноте «до»: когда я произношу некую одиозную фразу, конечным смыслом которой кажется сакраментальное утверждение «Сати сам не понимал своего Успуда», — в ней, наряду с безусловной правдой равно заложена слоновая доза обмана и провокации. — Разумеется, «не понимал» в том смысле слова «понимание», которое накрепко связано со словесной формой выражения мыслей и ценностей. Порукой тому служит вся его жизнь, начиная с октября 1892 года, когда он начал совершать некие судорожные попытки (так или иначе) донести до окружающего «клира» исключительный характер нового произведения. Потерпев очевидную неудачу, тем не менее, Сати продолжил это дело, для начала, фиксировав результат (в виде изданного по «подписке» клавира), а затем оставаясь непреклонным и не оставляя аналогичных попыток до последнего года своей жизни. И буквально всякий раз его ждало фиско в виде вытянувшихся физиономий и осоловелого взгляда ничего не понимающих «в этом бреде» музыкантов (равно любителей и профессионалов). В итоге сам собой возникает вопрос: позвольте, ну так «кто же тут ничего не понимал»? Он или они?.. — Именно сочетание настойчивости попыток с их безуспешностью и позволило мне судить со стапроцентной точностью: Сати отлично (до состояния жёсткой внутренней очевидности) отдавал себе отчёт о выходящей за всякие рамки ценности и смысле своего «Успуда»..., — одновременно не имея ни малейшей возможности (способности) в режиме нормального диалога донести до кого бы то ни было своё внутреннее (герметическое) понимание. Пожалуй, анамнез очевиден: это и было всё необходимое и достаточное для решения сложного уравнения под названием «ballet chrétien en trois actes». Зная Сати (почти как самого себя), и имея перед собой его Успуда (хотя бы как текст, не говоря уже о замысле), я смог шаг за шагом достроить и дорисовать всё недостающее. — Разумеется, в мои планы не входило (и не входит) обнародовать здесь и сейчас теневую картину мира, воссозданную мною за автора (и в соавторстве с ним). Но по крайней мере очертить тот уникальный силуэт или абрис, по которому, не отрывая руки, Сати прошёл несколько раз за всю свою жизнь — я, пожалуй, могу себе позволить..., напоследок. Собственно, ради этого я и взялся ныне за своё старое стило, давно отложенное в сторону.


Ис’ сточники  ( тоже хрестьянские )

Ханóграф : Портал
MuPo.png

  1. 1,0 1,1 Эр.Сати, Юр.Ханон. «Воспоминания задним числом» (якобы без под’заголовка). — Сана-Перебург: Центр Средней Музыки & Лики России, 2010. — 682 стр.
  2. Мх.Савояров, Юр.Ханон. «Избранное Из’бранного» (лучшее из худшего). — Сан-Перебур: Центр Средней Музыки, 2017 г.
  3. ИллюстрацияСусанна Валадон, медальон с профилями двух авторов: Эрика Сати и Контамина де Латура, помещённый на (внешней) обложке первого (и второго тоже, на всякий случай) издания балета «Успуд». — Из книги: «Юр.Ханон. Эр.Сати. «Воспоминания задним числом» (яко’бы без под’заголовка), 690 стр., СПб.: «Центр Средней Музыки», 2009 год, стр.71.
  4. Erik Satie, «Ecrits». — Paris. Editions Gerard Lebovici, 1990.
  5. С.Кочетова. «Юрий Ханон: я занимаюсь провокаторством и обманом» (интервью). — Сан-Перебург: газета «Час пик» от 2 декабря 1991 г.
  6. Иллюстрация — Проект надгробного бюста (автопортрет) Эрика Сати, рисованный им самим, 1913 год. Из книги: «Юрий Ханон. Эрик Сати. «Воспоминания задним числом», 690 стр., СПб.: «Центр Средней Музыки», 2009 год. Надпись Сати в оригинале выглядит так: «Je suis venu au monse très jeune dans un monde très vieux».




Лит’ература  ( для обращения )

Ханóграф: Портал
Yur.Khanon.png

Ханóграф: Портал
EE.png




См. так’же  ( автоматически описывая )

Ханóграф : Портал
ES.png

Ханóграф : Портал
ESss.png




см. дальше




Red copyright.pngAuteur : Yuri Khanon.   Red copyright.png  Все права сохранены.   Red copyright.png   All rights reserved.

* * * эту статью может редактировать или исправлять только один автор.
— Все желающие исправить или дополнить кое-что в этом деле, — могут принять посильное участие...
* * * обнародуется впервые : текст, редактура и оформлениеЮрий Ханон, esc.

«s t y l e t  &   d e s i g n e t   b y   A n n a  t’ H a r o n»