Альфонс (Натур-философия натур)

Материал из Ханограф
Перейти к: навигация, поиск
« Два АльфонсА »
автор: Юрий Ханон
« Феликс: счастливый раб » « Альфонс, которого не было »

Содержание

Доблестный   хлыщ


...разумеется, великий (какой же ещё?)...
Король Португалии
Афонсу I («Великий»)


Альфо́нс, Альфо́нсо или Ало́нсо (имея в виду также написанные не по-русски варианты: Alfons, Alphons, Alphonse, Alonso, Afons, Affonso, а равно и прочие языковые версии & искажения) — коротко говоря, западноевропейское мужское имя.
Кажется, это определение и было бы верно, если не было бы — в корне неправильно.
А потому придётся повторить. Более подробно...
Значит, так:

Альфо́нс, Альфо́нсо или Ало́нсо — это (человеческое) слово, словосочетание, имя, — имея в виду некую облысевшую человекообразную обезьяну, популяция которой захватила основное пригодное для жизни пространство земли. Дым до небес. Однако вернусь к определению... — Прежде широко (или очень широко) распространённое, имя Альфонс (пожалуй, страдающее некоторым излишком напыщенности и многозначительности), временами, выполняло функцию отличительного знака или даже символа правящих кланов и групп населения. Выполнив свою функцию откровенно аристократического или королевского имени (подобно Людовику или Вильгельму), в настоящее время — жестоко поплатилось за своё избыточное прошлое, превратившись в имя-изгой, — почти исчезающее с лица уходящей культуры Европы. [1] Впрочем, не будем слишком далеко загадывать. Пожалуй, в недалёком будущем для недалёких оно имеет все шансы снова возродиться ради широкого употребления для низших (рабских) сословий. — Впрочем, и это применение не будет окончательным..., покудова остаётся ограниченность и ограничение рамками существующей системы условий и условностей.

Начав с красной строки, пожалуй, (не) рискну предположить, что в европейский обиход имя Альфонс проникло, по-видимому, в IV-VI веках из норманнских (готских) языков, принесённое на кончиках копий Аттилы и прочих погромщиков Рима. Впрочем, у своих прародителей это имя имело не слишком-то ассимилированный вид, нечто вроде hildefuns (в латинском написании — ildephonsus, а в немецкомadalfuns, насколько об этом можно судить сегодня).
Там, во влажной среде материнских языков (среди языков «варваров», с позволения говоря) это было типическое сложное слово, состоящее из двух корней: «hilde» и «funs», что в целом значило: «благородный» и «готовый» (или склонный). Употреблённое в первом смысле («человек благого рода, готовый к бою») — имя Альфонс стандартным образом означало рыцаря, удельного князя или воина, под началом (гербом) которого формировалась дружина (отряд, войско, банда). Во втором значении («благо рождающий и к тому склонный, значит, благосклонный») — Альфонс, человек скорее светский или придворный, сам собой превращался в милосердного сюзерена или доброго господина, не склонного сечь и рубить головы каждый день (но только по праздникам).

...тот Арагон, которого уже давно нет на этом месте...
Альфонсо I Воитель,
король Арагона [2]

Укоренившись на старой европейской почве, обильно удобренной человеческим мясом и кровью по старой (как этот мир) традиции необязательного зла, — в течение доброго десятка веков имя Альфонс входило в свод патентованных, рекомендованных и, как следствие, самых распространённых (поначалу исключительно в высших слоях аристократии) католических (а затем и протестантских) имён.
С завидной регулярностью встречался и женский вариант имени — Альфонси́на или Альфо́нса. — В частности, именно таков был случай французского писателя (ещё одного «короля эксцентрики», с позволения сказать) Альфонса Алле, — высокого блондина, родившегося в старой-доброй норманнской семье. Его мать в девичестве носила имя Альфонсина Вивьен, а отца звали Шарль-Огюст Алле. В результате сочетания этих двоих первый сын в семье «автоматически» получил имя: Альфонс-Шарль. Такова была патриархальная церковно-родовая традиция.

— И что тут ещё поделаешь, месье...
— О, моя бедная Франция!.., как сказал бы этот высокий блондин...

В русском языке имя «Альфонс» (как имя) практически не употреблялось и воспринималось как откровенно «немецкое», «литовское», короче говоря, — инородное, присущее иноверцам (преимущественно, католикам). В лучшем случае — непонятное или забавное, в худшем — раздражающее или враждебное. Кроме того, почти все сочетания фонем, которые соединял в себе этот бравый католик («ал», «альф», «фо», «фон», «анс» и окончание на «онс») придавало его звучанию (для русского уха) сугубо пренебрежительный (иронический или травестийный) оттенок. — Пожалуй, этот факт вам следовало бы запомнить особо..., на будущее.
Вернее говоря, на будущее прошлого.

В течение последней тысячи лет несколько европейских династий (регулярно или исключительно) имели монархов, традиционно наследовавших имя Альфонс. Первой в ряду таковых стала кастильская (астурийская) династия, насчитывавшая почти дюжину Альфонсов. Первый из них, Альфонсо I Астурийский взошёл на трон в 739 году, а последний, Альфонсо XI Кастильский закончил царствовать в 1350. Примерно в те же времена шестеро Альфонсов (начиная с тронодержателя Афонсу I) были королями Португалии, изрядно насидев местный трон. Само собой, были среди них и «великие», и «завоеватели», и просто «корольки». — Всё как положено в монархическом профсоюзе.
Ещё пять Альфонсов раннего средневековья, если мне не изменяет память, наследовали трон Арагона (первым из них был весьма лохматый брутальный тип, Альфонсо I Арагонский — по прозвищу «Воитель»).
Пожалуй, самыми поздними в ряду европейских монархов-альфонсов оказались короли депрессивно-отсталой, угасающей Испании XIX и начала XX века, что, безусловно, усугубило положение. Это были два легендарные типа Альфонсо XII (по прозвищу «умиротворитель») и Альфонсо XIII, царствие которого завершилось (не слишком-то блестящим итогом) в 1931 году.

Пожалуй, достаточно словесного мусора..., для начала. Собственно, у меня нет ни малейшего поползновения перечислить всех заметных Альфонсов вашего мира, господа хорошие. Но я желал только — отчеркнуть двумя тонкими линиями пошлое прошлое, как всегда не лишённое налёта благородства и доблести..., а затем, немного ниже — нарисовать пунктирную линию, исчезающую где-то (в ногах,) за пределами обыкновенной человеческой близорукости.




...сам ты Альфонс, приятель...
Бытописатель Дюма

Удивительное дело, но эта высокопарная идиллия продолжалась (с переменным успехом) почти — до конца XIX века. Точнее сказать, до 1873 года. А ещё точнее — до 1870. А может быть, и — до 1874-1875. Именно в эти сроки некий французский хлыщ по имени «Саша», изрядно обсидевший кулуары, будуары и писсуары парижского бомонда, весьма пустой и успешный светский литератор, решил успеть украсить свою биографию ещё одним успехом. Точнее говоря — пьесой. А ещё точнее говоря, его звали Александр Дюма (младший). Или, говоря по простому — Саша, сукин сын.
Именно тогда, в 1870 году означенный бытописатель «Саша» сочинил театральную пьесу под названием «Месье Альфонс» (Monsieur Alphonse), которая была поставлена (на уши, как тогда полагалось) спустя три года в «Гимназическом театре» на бульваре Бонн-Нувель.[3] В этой пьесе (вполне бытовой, скажем так: это была «комедия нравов» или «мещанская драма») описывалась вполне традиционная история из серии «вечных анекдотов», — старых как их мир. Говоря по сути, младший Саша Дюма попросту продолжил тон и форму своей «Дамы с камелиями», сочинённой почти «двадцать лет спустя». В пьесе «Месье Альфонс» акт за актом (если мне будет позволено такое сравнение) описывалась история некоего бравого Альфонса, бессодержательного героя-любовника, находящегося на содержании у женщины, слегка превосходящей его по возрасту. Поставленная в «гимназическом (едва не школьном) театре» (тоже вполне подходящее местечко для подобной пьесы), пьеса эта имела успех..., вполне рядовой. Хотя бы по той только причине, что её автор, некий французский хлыщ по имени «Саша», изрядно обсидевший кулуары, будуары и писсуары парижского бомонда, весьма пустой и успешный светский литератор, к тому времени был уже достаточно успешен, чтобы любая его пьеса пользовалась вниманием публики, такой же пустой, как и он сам... Не ставшая «эпохальным» или «знаковым» произведением, пьеса достаточно быстро была забыта. Тем более, если вспомнить время..., время постановки. Вполне резонно меня могут спросить: уж если Он был столь успешен..., почему же, в таком случае, его пьеса, написанная в 1970 году, (опечатка моя, мадам) была вставлена (и поставлена) на подмостки — только три года спустя. И даже немного позже...
В ответ могу только развести руками. — Катастрофа, друзья мои. Чистейшая катастрофа... Тошно смотреть. До рвоты..., в прямом смысле слова.
Можно сказать, докатились.

...толпа вооружённых немецких альфонсов вбегает в Ле Бурже...
Карл Рохлинг «Гвардейцы кайзера в Ле Бурже» [4]

— Катастрофа. Да. И всё это я сказал исключительно в том смысле, что за эти три года..., и даже за один, всего один год с Францией случилась катастрофа, — подлинная катастрофа. Осень 1870 (года, разумеется). «Армия разбита, а король в плену»... — Эльзас и Лотарингия запросто оторваны. Страсбург сожжён и проглочен прусской гидрой. Гвардейцы и прочая шушера поганого кайзера топчет и попирает священную французскую землю, а их зады запросто гадят в версальском саду.
— Вот оно, свершилось! Возмездие (но за что!?) и страшное поражение..., — ужасное, трижды позорное поражение в войне с этими капустными мордами. Кто бы мог подумать! — пиво-сосиски, давай-давай... И что? — В Париже государственный переворот. Низвержение. Извержение. Отвержение. Затем блокада. Голод. Мор... (не Томас). — В общем, всё как у взрослых. — Этот..., ну..., ка́к его та́м, в общем, бывший вор-новото́р, — называемый императором Наполеоном Тринадцатым, пленён в самом начале войны. Затем, раз уж его нет в Париже, свержен. Низложен и разложен. В конце концов, даже героически умер, чтобы не пережить собственного позора и бес (чести я). — Нет, у него не отняли шпаги. И продолжали кормить трюфелями. Он даже беседовал с сами́м Отто фон Афоном, чтобы не сказать, Альфонсом... Бисмарком. Перед смертью (это доказано экспертизой!), видимо, заразившись от Бисмарка, Наполеон последний страдал насморком. Очень сильным. Почти нестерпимым... — Оставим его прах миру...

Итак, пьеса «Месье Альфонс», лёжа ещё в столе автора, произвела невероятный фурор. Позорный версальский мир отнял у французов всё, включая ум, честь и совесть. На Францию наложена печать исторического кошмара, включая унизительную аннексию и чудовищную контрибуцию. Третья французская Монархия низложена. Её больше не будет. Ни-ког-да. На её месте возникло «новое акционерное общество... Да... Как сказал один бородатый дяденька (и тоже, кстати, альфонс, прекрасно живший за её счёт), это было чудесное «акционерное общество по разграблению». Опять — по разграблению. И снова по разграблению — чего? — жалких остатков национального достояния Франции». Тех остатков, которые не были разграблены предыдущим придворным акционерным обществом и бравыми пруссаками пополам с Парижской Коммуной. Они все (как один) тоже были — альфонсы. И те, которые «до»..., и те, которые «после»... Они все жили за её счёт. За счёт Франции.
Но, в конце концов, хватит, месье... Надоело. — Не будем слишком долго останавливаться на этом банальном вопросе. Скажем просто: даже когда во Франции рухнуло всё, они продолжали в том же духе. И даже когда случилась почти революция, ещё одна. И затем, конечно, тоже — когда случилась реакция в лице звериного оскала мсье Адольфа (или Альфонса, точно не помню). Всё было по-прежнему. Но почему же? — Только по одной причине.
Потому что — люди.

...парадный портрет последнего императорствующего Альфонса
Альфонс XIII, последний император Франции [5]

И вот, спустя три года — свершилось. Душка..., такой примерный, такой гимназист, такой умничка..., по-прежнему весь в белых штанах, является Он..., «Месье Альфо́нс»... — в смысле, — не все дома, думая думу, Дюма-сын с дамой, как сыночек с мамой. Такой довоенный... Такой шикарный... всё как в прежние времена. До катастрофы. Как будто ничего и не произошло. Тс-тс... — ну-тка, поглядите. Это я пришёл. Саша Дюма. В белых штанах.
И все дамы дома, думы, Дюма всплеснули руками. Как это хорошо!.. Как это красиво...
И все дамы дружно закричали: «Ах, Саша!» «Ах!» — я помню, мадам, о..., как вы были хороши.
Ещё тогда, до революции. В те времена..., когда..., когда...
— Ну вот, девочки, смотрите: я вернулся. Такой великолепный... Благородный и доблестный. Несмотря ни на что. Такой шикарный!.. — Шикарный хлыщ. Из другой страны.
«Та Франция, которую мы потеряли». Императорская. Усатая. С Альфонсом тринадцатым во главе... Акционерное общество по расхищению национального достояния, месье. Не желаете ли что-нибудь ещё?
— Желаю, конечно. На коне.... Желательно, на белом. — И ещё что-нибудь в довесок, белое..., — не только штаны.

Само собой, старорежимная пьеса имела успех. Как же иначе! — посредственный. Довоенный. Дореволюционный. — Ох, ведь всё как «тогда»!
Само собой, старорежимная пьеса была скоро отставлена и забыта. Как иначе! — посредственная. Довоенная. Дореволюционная.
Но штаны..., прекрасные штаны оказались уже — непоправимо подмочены. Не так ли, «Месье Альфо́нс»? Такой шикарный, такой невозмутимый... На фоне Парижской Коммуны. И других, не менее (бес)славных коммун...
Оставим... Здесь и сейчас, нам ли пристало считаться?

И в самом деле, трудно было (бы) представить себе более посредственную и убогую пьесу. Пожалуй, только сама жизнь..., но и она... только что дала свои чрезвычайно талантливые образцы. Эта война..., всего лишь маленькая (европейская) война, — (случайно) определившая жизнь всей Европы на сто лет. Нет, двести... Тот удар, нанесённый альфонсами..., доблестными хлыщами..., — тот удар, от которого Она уже никогда не опомнится. За этой, маленькой, — последует Первая, потом Вторая... и всё остальное, включая все кошмарные революции, рёв и поллюции.
— И вот, едва чуть улеглось..., едва осела муть, едва ослы осели..., как на свет вылезает — Он..., ещё один. да. Ещё один хлыщ..., светский (не доблестный, не благородный, сын своего папы, дворняжка от роду), — с этой посредственной пьеской. Извилины завязываются в узел..., чтобы хоть как-то определить (в приличных словах) эту беспомощную поделку... Довоенную. Дореволюционную. Ходульная морализация..., эссенция бездарности и беспомощности... Даже морок от сумарокова, даже физия фонвизина — возможно, показались бы светом на фоне этой беспросветной... графо-мании. — Сразу и не разберёшь... То ли альфонс от драматургии. То ли драматургия от альфонса.
И посреди всего этого брака & мрака..., помойки слов и тупости ремарок (на фоне живодёрских «5 миллиардов» марок) — всего одна..., находка. Маленькая чёрная жемчужина... для публики..., этого петуха, вечно копающегося в куче этого происхождения... Маленькая шизоидная гримаска случайного попадания в нерв. — Здравствуй, месье Альфонс. Любимый. Дорогой. Спасибо тебе за эту пакостную, мелкую, бездарную пьеску. Сынок...

— Разумеется, петух не упустил своего. Откопал. Нашёл... Тем более, что и искать-то было больше не-че-го. Совсем. — Кучка посреди пустыни. Потому- то и нашёл, петух чортов. А найдя..., там уж другая игра пошла! Совсем не та пьеса. Куда делся весь петушиный срам... — Набросился, словно голодный (после парижской блокады, само собой). Вцепился зубами, когтями — и всё! Больше не отпустил.
— Моё.
— Ну, значит, держи, дружище. Заслужил. В самом деле — твоё.

Очень скоро эта, с позволения сказать, пьеса была выброшена в хлам и забыта. Она и в самом деле заслужила своё место... Вялая поделка, даже не подделка. — Чуть хуже чем просто грязная бумага.
Но её название. Всего-то два слова: «Месье Альфонс». Вот и всё, что от неё осталось, превратившись — в кличку. Определение. Срамное жаргонное имячко... подхваченное жаргонной срамной публикой..., сначала французской, а затем и всякой другой..., оно разлетелось быстрее всякого альфонса, сделавшись модным словечком по случаю... И по какому случаю!.. — Пожалуй, здесь, в России оно укоренилось куда быстрее и глубже, чем даже во Франции. Всё же..., там это было имя, до поры. А здесь — почти ничто. Само по себе — уже почти издёвка. Немец-перец. Или католик-под-столик... Вот он вам всем, — этот Альфонс... Поставленный в Москве на следующий год после парижской премьеры, за каких-то три-пять лет этот новомодный «Альфонс» из павшей бывшей Франции сделался частью. В первую очередь, частью языка..., переместившись с его кончика глубже, глубже..., а затем и ещё глубже, пока, наконец не застрял у них всех там, в горле. Поперёк.

« ...Потому что этот ребёнок предпочитает лучше просить милостыню, предпочитает лучше умереть, чем жить с господином Альфонсом, как она называет его. Ребёнок чувствует и угадывает многое, чего ещё не в состоянии понимать: вы знали это...» [6]:46

Вот, собственно — и всё. Этот «ребёнок» и в самом деле почувствовал... И угадал — как всегда — многое (или, по крайней мере, кое-что), чего ещё не в состоянии понимать. Бедное животное.
Пожалуй, дам себе труд. Всего два слова... вместо объяснения. Для тех..., кто «ещё не в состоянии понимать»..., но уже кое-что почувствовал. Все остальные, как всегда — продолжают отдыхать.
— Итак..., мадам. Месье... (не исключая Альфонса)...

Как показало вскрытие, в пьесе Саши-сына на сцене нет ни одного персонажа (или действующего лица), которое (который) носил бы «это» гордое & благородное имя — Альфо́нс, Альфо́нсо или Ало́нсо (имея в виду также написанные не по-русски варианты: Alfons, Alphons, Alphonse, Alonso, Afons, Affonso, а равно и прочие языковые версии & искажения). В конце концов, не так трудно перечислить. Да. Просто взять — и перечислить...
Эта дивная пьеса..., она того сто́ит, папаша. — Ах, мон шер, какая прелесть, этот (не)свежий Дюма (сын)... Какой аромат (довоенный)! Какой шар(м)! — просто чудо, чудо!..., а не Альфонс!..
И вот они, все уже здесь: персонажи пьесы сына. «Месье Альфонса»...

Монтеглен (капитан корабля, 48 лет)
Октав (33 года)
Реми (моряк, 50 лет)
Дьедонне (клерк у нотариуса, 30 лет)
Раймунда де-Монтеглен (жена капитана, 30 лет)
Г-жа Гишар (между 30-ю и 40 годами)
Адриенна (дочка, 10 лет)

На всякий случай замечу: второй (сверху) из них — и есть Он..., сын. Альфонс... А вторая (снизу) — и есть она..., альфонсина (между 30-ю и 40 годами). Потому что..., посудите сами, месье, — ну разве бывает альфонс — без неё..., без этой ду...(шечки). Киски. Собачки, в конце концов! Валентин без Валентины... Или октябрь без Октябрины... Да...

И вот здесь, посреди этой кучи бездарного мусора слов, словно бы специально написанного для какого-то нелепого школьного théâtre du Gymnase, внезапно — прорыв куда-то вбок и вниз. Во фрейдовский шизоидный синдром... В нитчеанский комплекс несоответствия... В сверх’человеческий бред Карлейла... В розенберговский навязчивый бред... В гитлеровские лагеря смерти... — И даже во всё остальное, если понимаете...

— Нет, конечно!..

« ...каким-то бредовым, каким-то фантастическим образом их жизнь росчерком пера одного незначительного хлыща оказалась разорванной на две неравные части. Появившись на этот свет «до», они уходили обратно уже — «после». Альфонс Доде, Альфонс Кастен, Альфонс Асис, Альфонс Карр, Альфонс Алле... Рождённые просто Альфонсами, добрыми католиками обычного церковного прихода — внезапно ... на месте своего имени они получили — чёрт знает что!.. Чистейшее оскорбление. Поклёп. Или правду — о ней. О своей природе... Или о нём. О своём лице...

— И как бы ни казалась эта мелочь пустяком или шуткой..., но пройти мимо неё — было бы недопустимой роскошью. Роскошью обыкновенного недомыслия... »
[7]

— Альфонс... Да. Именно этим именем (битый десяток лет) называл себя месье Октав (Август Октавиан, не иначе), пытаясь скрыть собственное имя — от самого себя. Пардон, — не совсем так, конечно. От бастарда (исключительно для тех, кто понимает смысл... этого... слова). От подброшенной дочки. — Это не я. Это месье Альфонс. Слышите?

— Да слышу, слышу. Заткнись, скотина. Не ори. И так всё отлично слышно.






...весь Альфонс на’лицо, как говорится
Альфонсо де Асис (1897) [8]

Пожалуй, пора кончать. Пора..., потому что «этот ребёнок предпочитает лучше умереть, чем жить с господином Альфонсом, как она называет его»... И потому ещё..., что больше говорить — не о чем. Вот и весь прорыв. Неизвестно куда. Вниз и вбок. В природу человека. — Прорыв... в прорву. Прямо туда. Без оглядки. С головой. По шею. да. Прорыв..., но чей прорыв-то?
— Да вот в том-то и дело, что Ни-Чей. Всеобщий. Случайный. Закономерный. Стайный и клановый. Плановый и пустой... Как война. Как падение в колодец с дерьмом. Как внезапный потоп... собственной природы, вышедшей из берегов и затопившей Всё. Всё. — Включая Эльзас и Лотарингию, мадам. Всего оно слово. Всего три раза за всю пьесу..., эту бездарную пьесу всей вашей жизни. Месье. Чей-то сын..., чья-то дочь. И все — как один, в едином порыве, в одну шеренгу (как под Верденом!)бастарды.
— Ах, мама, что же ты наделала! Был Альфо́нс..., хильдефу́нс, идельфо́нс, адальфу́нс — и вдруг, проще чем «фу́!»..., одним росчерком пера, мановением волшебной палочки — не стало Его..., доблестного, властного, благосклонного, готового к бою... Хоть сейчас в баню! — остался голый. Как был. Как есть. Как мама родила. — Альфонс... Вот он, голубчик.
— Ну, здравствуй, Альфонс. Я рад, что ты снова здесь, ты снова с нами, дружище!

Потому что..., и сейчас заткнитесь все..., — потому ... что... главное обаяние этой сказки, вне всяких сомнений, заключается не в словах, не в персонажах, не в бездарности и не в пустоте..., а прежде всего в ней. Точнее говоря, в еёподавляющей и всепроникающей натуральности.
Credo!..., — ma dame, ma belle dame, — credo in unum Geum omnipotentem... — Он..., этот фантастический, этот сногсшибательный «альфонс»... Нет, это не Октав. И не Август. Он, единый и всемогущий, — являет собой Его..., — живого бога, ангела, вестника, сошедшего прямо с небес со своей поистине удивительной..., поистине удавительной вестью. Вот он здесь, перед нами. Перед каждым из нас..., сошедшая с небес потрясающая эманация, карнация, инкарнация и реинкарнация — Его, полного и всеобъемлющего Естества. Homo sapie... Homo aeterna...
Вот она здесь. Вечная лень и мление... Мечтательное невтоновское лежание под яблоней в ожидании падалки (яблока или груши, всё равно), или валяние под пальмой, в ожидании пресветлого банана. [9] С небес..., или не бес (того)...
— Получить мытьём или катаньем. Отнять. Обмануть. Насадить на крючок. Обвести вокруг пальца. Жить за счёт чужого, созданного другим. — Это ли не подлинная натур-философия натуры? И здесь не будет никакого (ровным счётом никакого) пафоса... Одни этюды... господина Мечникова (или Сечникова). Меченова (или Сеченова)... Проще не бывает. — Потому что по своей физиологии & психофизиологии (если & когда она есть) все животные — фон-альфонсы. Жить за счёт другого. За счёт сделанного другим. За счёт добытого другими. И не важно — кто это будет завтра. Через год. Через тысячу лет. Лишь бы нашёлся..., лишь бы нашлась она... натура-дура. Чтобы накормить и напоить. Чтобы пережить, пережевать и прожевать... чужое — как своё. Собственное.

За счёт растений. За счёт других животных. Или — за счёт друг друга, по признаку образа и подобия. Альфонс. Альфонсина. Любимая. Дорогая.
Ну конечно, дорогая! — какая же ещё! Не дороже жизни. — В конечном счёте, за счёт Неё, за Её счёт... За счёт природы (своей и не своей). За счёт силы. За счёт счёта... Они живут. Homae aeterni. Нахлебники. Захребетники. Убийцы.
— Да что там животные! Пустое... Да что там обезьяны! — Оставим мелочи. Не будем крохоборствовать. Потому что вот Оно... Прямо здесь, перед передней частью лица... — Оно. Главное, самое дорогое и святое, что у нас есть. — Власть. Государство. Цари. Вожди. Чиновники. Инспекторы. Командиры. Патриоты. Всё в фуражках — как в фураже. Все прекрасные, все сыновья..., и все — сплошь альфонсы, живущие — тысячами и миллионами, веками и поколениями, за её счёт, за счёт любимой... Родины. Земли... Мира... Как заклинание на заклание: ildephonsus, hildefuns, adalfuns... Да. Как мило. Как чудно. Как прекрасно. — Ведь все они её имеют, все они её берут..., и они её самозабвенно жрут, — эти бравые грызуны в клобуках и коронах, в мантиях и сапогах, в пиджаках и верёвках. И здесь, пожалуй, уже ни один Альфонс не подточит носа... Ни отец, ни сын, ни даже дух. Тот тяжёлый святой дух, который вечно исходит вон... от этого бравого животного... — На всю землю. И на всё Время. На всё, которое у него осталось...

И ещё немножко сверх того.
— Вот так-то, мой дорого́й... — Мой слишком дорого́й Альфонс Владимирович.



Ком’ментарии  &  ис’точники

  1. Вне всяких сомнений, в данном случае имеет место месть..., — обычная тривиальная месть рабов своим господам. Как чаще всего это бывает, месть — изподтишка и на безопасном расстоянии.
  2. Иллюстрация.Франсиско Прадилья: портрет Альфонсо I Воителя, короля Арагона (1879 г.) — Retrato del rey Alfonso I de Aragón, el Batallador, por Francisco Pradilla. 1879. Ayuntamiento de Zaragoza.
  3. Прошу не морщиться. Если я сказал: «Гимназический» — значит, гимназический. И точка. Историческая & истерическая (для всех Альфонсов это мира) премьера пьесы Дюма «Мсье Альфонс» состоялась 26 ноября 1873 года в парижском Théâtre du Gymnase (boulevard Bonne-Nouvelle, 38).
  4. Иллюстрация. — Gemalde von Carl Rochling. Kompagnie des Kaiser-Alexander-Garde-Grenadier-Regiments Nr.1 am 30. Oktober 1870 bei Le Bourget, пастель 1908 года (почти сорок лет прошло, а пастели рождались сотнями).
  5. Иллюстрация. — Фрагмент портрета Наполеона III работы Франца Винтерхальтера (между прочим, немца). — 1855 (1863) год, холст, масло, много масла, сплошное масло, 240 × 155 см. — Napoleon III in Uniform mit Hermelinmantel an einem Tisch mit Krone und Zepter, im Hintergrund der Louvre.
  6. цитата из пьесы Александра Дюма-сына «Господин Альфонс» (комедия в трёх действиях), действие второе, явление девятое (перевод Н.А.Путяты). — Москва: Типографія Ф.Iогансонъ, у Красныхъ воротъ, д.Iогансонъ, 1875 г.
  7. Юрий Ханон. «Альфонс Х., или доблестный хлыщ» (первое слово о вечно втором). — СПб.: «Центр Средней Музыки», 2014 г.
  8. Иллюстрация. — Román Navarro. «El rey Alfonso XII a caballo» (1897) — фрагмент картины, масло, холст, музей Прадо.
  9. Да будет Вам известно, драгоценный месье Альфонс, что бананы на пальмах не растут. Вернее сказать, — бананы растут не на пальмах. — Потому что на бананах..., только на бананах растут бананы...






A p p e n d i X

( или большой цитатник маленького Альфонса )



Альфонсы в прозе

...ещё один Альфонс, старина...
Альфонс II, король Неаполя
(медаль, 1481)
➤   

Действие оперы происходит в 1647 году в небольшом рыбацком селении Портичи и в Неаполе.
1-е действие: Сын вице-короля Неаполя Альфонсо готовится к свадьбе с испанской принцессой Эльвирой. Радость предстоящего торжества омрачена для него угрызениями совести: он соблазнил немую девушку, Фенеллу, которая, к тому же, неожиданно исчезла. Между тем, свадебная процессия приближается, собирая зевак. Среди них и юная Фенелла, бежавшая из тюрьмы, куда была заключена по приказу отца Альфонсо. Фенелла обращает на себя внимание Эльвиры. Та расспрашивает девушку и из её жестов понимает: Фенелла ищет своего обидчика. Она обещает ей помощь и защиту. Свадебная процессия входит в храм. Вскоре церемония заканчивается, появляются молодые, и Фенелла с ужасом узнаёт в повенчанном супруге бывшего возлюбленного. Эльвира требует объяснений. Альфонсо признаётся во всем. Стражники пытаются задержать Фенеллу, но толпа защищает её, и девушка убегает.

  Эжен Скриб и Жермен Делавинь, либретто оперы «Немая из Портичи», [комм. 1] 1828
➤   

Французская труппа тем хороша, что гармонирует талантами и не оказывает разительных противоположностей. Небольшие комедии и водевили разыгрываются ею превосходно. Одна только драма произвела во мне впечатление от возобновления в Петербурге Французского театра, а именно: «Лудовик IX в Перроне».[комм. 2] АльфонсАтрюкс играл в этой роли с возможным совершенством. Во французский спектакль собирается лучшая публика, в лучших нарядах, и приезжему семейству трудно достать ложу, потому что почти все абонированы. Но хорошенькая дамочка верно найдёт протекцию, и я ручаюсь, что петербургские вежливые кавалеры будут доставать ложу на лучшие спектакли милым провинцияльным своим кузинам или соседкам по деревеньке. [1]

  Фаддей Булгарин, «Петербургские записки. Толки и замечания сельского жителя (прежде бывшего горожанина) о Петербурге и петербургской жизни», 1833
➤   

Ермак — немецкий бурш; казаки, его товарищи — немецкие школьники; а возлюбленная Ермака — пародия на Амалию в «Разбойниках» Шиллера. Дмитрий Самозванец и Басманов — люди, которых как ни назовите — Генрихами, Адольфами, Альфонсами, — всё будет равно, и сущность дела от этого нисколько не изменится.

  Виссарион Белинский, «Русский театр в Петербурге», 1841
➤   

В Неаполе французы встретили немного более сопротивления. Первые шаги в Италии Карл ознаменовал страшными жестокостями ― два города были истреблены (пленным французы не давали пощады). Итальянские кондотьеры не привыкли к таким войнам и тотчас отказались от битвы при одной встрече с французами. Король Альфонс сложил с себя корону и передал её сыну Фердинанду II, даровитому, но не имевшему воинских дарований; опасаясь, чтобы оставшиеся у него войска не выдали его французам, он бежал на остров Исхию.[2]

  Тимофей Грановский, «Лекции по истории позднего средневековья», 1850
➤   

31 августа 1861 (четверг) … Потом я вслух читал Великим Князьям немецкие стихи различных авторов. Владимир Александрович слушал с большим вниманием, но Александр Александрович недолго выдержал, встал и ушёл к себе. За чаем Великие Князья держали себя недурно, но уже после чая Александр Александрович такую выкинул штуку, что я боюсь, не сглазил ли его Альфонс Карлович. Он вдруг вошёл в такой неуёмный восторг и, подойдя к Альфонсу Карловичу и ко мне, начал повторять свои старые штуки, кривляясь и заигрывая; я попросил его перестать и объяснил, что это вовсе не идёт; надо было видеть, какие гримасы начал он строить; подобные выходки даже не в состоянии рассердить человека, но они так болезненно отдаются в сердце, что в подобные минуты хочется заплакать, глядя на бедного Александра Александровича. [3]

  — Из дневника Н.П.Литвинова, 1861-1862
➤   

Без сомнения, найдутся там, точно так как и у нас, астрологи, наполняющие эти Кольца всевозможными мирами, без малейшаго труда объясняющие небесныя движения и очень может быть, что Альфонсы X Сатурна не имели-бы одинаковаго права с земными Альфонсами X [комм. 3] удивляться запутанности системы неба.[4]

  Фламмарион,_Камиль Камиль Фламмарион, «Жители небесных миров», [комм. 4] 1862
...один за другим: короли и дофины...
Альфонс I, герцог Феррары [5]
➤   

— Да, вот как! — сказал Ростов, видимо думая о другом.
Он пристально и вопросительно смотрел в глаза своему другу, видимо, тщетно отыскивая разрешения какого-то вопроса.
Старик Гаврило принёс вино.
— Не послать ли теперь за Альфонс Карлычем? — сказал Борис. — Он выпьет с тобой, а я не могу.
— Пошли, пошли! Ну, что эта немчура? — сказал Ростов с презрительной улыбкой.
— Он очень, очень хороший, честный и приятный человек, — сказал Борис.[6]

  Лев Толстой, «Война и мир» (том первый, часть третья), 1869
➤   

Все эти мерзости опять-таки не воспрепятствовали той же Лукреции в короткое время сменить трёх мужей. Первым был Джиованни Сфорца, герцог Пезаро и Пьяченцы (1493 г.): с ним дочь папы развелась через четыре года вследствие его рановременной дряхлости. За ним следовал Альфонс, герцог Бизеньи (побочный сын короля Альфреда II Арагонского), в 1500 году удавленный по распоряжению шурина, того же братоубийцы ― Цезаря Борджиа. Через год двадцатидвухлетняя вдова Лукреция стояла пред брачным алтарём с Альфонсом д'Эсте,[комм. 5] герцогом Феррарским. [7]

  Пётр Каратыгин, «Временщики и фаворитки 16, 17 и 18 столетий», 1871
➤   

Граждане Америки и Австралии, не усваивайте себе того узкого, сурового права, которое мы заимствовали из Рима и которое может привести нас к экономической борьбе. Возвратитесь к первобытному преданию ваших предков. Ввиду подобных фактов, число которых растёт с каждым днём, мыслящим человеком может овладеть самое серьёзное недоумение. Глас народа ― глас Божий, — говорит пословица. Если и в массах, и в интеллигенции замечается известное тяготение к прошлому, так какой уж тут Альфонс и какой Карлос могут нас интересовать? [8]

  Николай Михайловский, «Борьба за индивидуальность», 1875
➤   

Понятие о борьбе и термин «борьба за существование» были введены в науку довольно давно, по преимуществу ботаниками. С давних пор уже было замечено вытеснение одних растений другими, процесс, который тем охотнее сравнивался с вытеснением первобытных народов европейцами, что вытеснителями обыкновенно являлись европейские растения. Таким образом составилось понятие о силе растения в борьбе. Явление это должно было по существу своему обратить на себя особенное внимание ботаников-географов, и лучший из них, Альфонс де-Кандоль, дал и самое полное описание процессов борьбы, насколько они были исследованы в его время.[9]

  Илья Мечников, «Очерк вопроса о происхождении видов», 1876




➤   

М. — Твоя жена или вернее твоя невеста не должна быть замешана в эти дела. Я не стану говорить о ней, так как совсем её не знаю, может быть даже и не узнаю никогда. Но не зная её лично, я знаю людей, которые её знают. Она гораздо старше тебя.
О. — Двумя или тремя годами, не более. Да впрочем, она ещё очень хороша.
М. — Однако ты не удостоил бы её и одного взгляда, если бы у ней не было 40 или 50 тысяч ливров годового дохода. Ты пускаешься в афёру, а это не хорошее дело. Притом у тебя есть ребёнок, я думал при первых твоих словах, что ребёнок этот был бы известного рода поправкою, выходом из положения, которое присутствие мужа делало лишним, а смерть его позволяет узаконить. Но оказывается, что этого нет. Тебе 33 года, — возраст, когда человек может вполне проявить свою энергию и свой рассудок. Ты служишь в бюро, — место не особенно значительное, тем не менее почтенное. Ценой небольших усилий ты мог бы улучшить своё положение и сделать вполне независимым — но ты предпочитаешь жениться на женщине, стоя́щей как по воспитанию и по положению, так и по своему прошлому (Октав делает нетерпеливое движение) гораздо ниже тебя. Я ничего не спрашиваю у тебя...
Ты хочешь жениться потому, что состояние твоей жены даст тебе возможность проводить время в безделии и жить в Париже среди лентяев, которые будут или эксплуатировать, или презирать тебя, смотря по тому, будут ли они стоять ниже или выше тебя. Ты делаешь большую ошибку. Вот и всё, что я считаю себя вправе сказать тебе, как друг твоего отца, храброго моряка, умершего на моих руках и который сделал большую ошибку, отдав тебя на воспитание слишком слепо любящей матери. Бедная женщина! она дорого заплатила за это! она умерла, заплатив за твои глупости последние гроши и сознавая свою бесполезность после этого. Всё это очень нехорошо, мой друг!
О. — Я замечу только, что брак мой есть некоторым образом освящение...
М. — Знаю, что ты уже три года в связи с этой Гишар, бывшей служанкой в отеле «Золотого Льва», в известном мне городе, и с которой был тогда в связи сам хозяин отеля.
О. — И на которой он женился.
М. — Когда?
О. — За две минуты до смерти.
М. — Было время!
О. — Это было зна́ком его уважения.
М. — Уважения совершенно неосновательного, так как ты уже тогда был...
О. — Старик был вечно болен, вечно бранился, нужно было много терпения, чтобы ухаживать за ним. Редкая женщина обладает её самоотвержением.
М. — Наконец, говорят, что ты не только пользовался её расположением, но и карманом. (Октав делает нетерпеливое движение). Мне не нужно твоих оправданий! есть вещи, о которых лучше совсем не говорить.
О. (Удаляясь) — Прощайте, капитан!
М. — Ты уходишь?
О. — После того, что я слышал, я думаю, это будет самым лучшим...[10]:13-15

  Александра Дюма, «Месье Альфонс» (действие первое, явление третье), 1870 (1873-1875)
...финал одной бездарной пьесы...
Сцена из спектакля «Monsieur Alphonse» (1873)[11]
➤   

М. — Отчего же вы не говорили с этим господином?
А. — Он редко бывал у меня и всегда спешил уходить. <...>
М. — Отчего же вы не писали ему, чтобы он приходил почаще?
А. — Я не знала его адреса, я знаю только его имя: господин Альфонс.[10]:21

  Александра Дюма, «Месье Альфонс» (действие первое, явление пятое), 1870-1875
➤   

М. (Октаву). — Ты обедаешь с нами!
О. — Но...
М. — Оставайся, оставайся! пробудь целый день.
А. — «Я принуждён ехать в Париж» — вот фраза, которую говорил мне всегда господин Альфонс. Я её очень хорошо знаю и думал, что он вам скажет её в ответ на ваше приглашение.
М. — Простите ему за это.
А. — Я всё-таки очень люблю его.
М. — Какая она милая. (Октаву) Остаёшься же ты, наконец?
О. — Я должен вернуться в Париж.
А. (смеясь). — Вот видите! [10]:22

  Александра Дюма, «Месье Альфонс» (действие первое, явление пятое), 1870-1875
➤   

Р. — Потому что этот ребёнок предпочитает лучше просить милостыню, предпочитает лучше умереть, чем жить с господином Альфонсом, как она называет его. Ребёнок чувствует и угадывает многое, чего ещё не в состоянии понимать: вы знали это, удалив её из этой комнаты...[10]:46

  Александра Дюма, «Месье Альфонс» (действие второе, явление девятое), 1870-1875
➤   

То есть, приезжая даже в Париж, имею в виду главное: как можно скорее сойтись с соотечественниками. И до сих пор это мне удавалось. Во-первых, потому, что я посещал Париж весною и осенью, когда туда наезжает непроглядная масса русских, и, во-вторых, потому, что я всегда устраивался наидешевейшим способом: или в maison meublée, или в таком отельчике, против которого у Бедекера звёздочки нет. [комм. 6] Приедешь и вступишь с хозяйкою («хозяин» в такого рода заведениях предпочитает сибаритствовать, ежели он «Альфонс», или живёт под башмаком и ведёт книги) в переговоры:
― Есть у вас русские?
Oh! monsieur! [12]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «За рубежом», 1881
➤   

— От вашей же сестрицы слышал, поспешил объяснить Сусальцев: — язычок-то у Антонины Дмитриевны изволите ведь знать какой! Нет-нет, да отпустит вдруг, как ножичком пырнёт. Отыскала теперь эта графиня ваша молодца какого-то, мальчишке её будто бы русский язык преподавать, а Антонина Дмитриевна по этому случаю так прямо мне про всё и отрезала: «Нового Альфонса, говорит, взяла себе из нигилистов»... А «Альфонс», знаете, — ездили мы с нею в Париж на премьеру этой самой пиесы Дюма-фиса смотреть,[комм. 7]на счёт любовницы своей живущий человек, значит.
— Видали вы этого учителя? — с тревожным любопытством в глазах спросила девушка.
— Видел, как же. Ничего себе, молодой, белокурый, лицом недурён. <...> графиня-то представляла и его вместе с прочими: «Monsieur Поспелов», назвала его, и тот ему руку дал... мне не дал, — хихикнул Пров Ефремович; — а ему дал, удостоил чести...
— И Тоня была тут с вами?
— Само собой.
— И говорила с ним?
— С кем это, с учителем? Дожидайтесь, как же! Антонина Дмитриевна с одними принцами да королевичами привыкла разговаривать, промолвил Сусальцев с какою-то странною смесью самодовольства и иронии в тоне; — этот самый князь Иоанн всё её тут под ручку водил... Станет она каким-нибудь Последовым, или как его там по-настоящему зовут, заниматься!.. Она его, сказываю Вам, «кузинным Альфонсом» зазывает. [13]

  Болеслав Маркевич, «Бездна» (часть вторая, глава вторая), 1883
➤   

― Уж так они там набалованы, так набалованы ― совсем даже как оглашенные! ― присовокупил Иван Тимофеич, ― и к нам-то приедут ― сколько времени, сколько труда нужно, чтоб их вразумить! Есть у меня в районе француз-перчаточник, только на днях я ему и говорю: «смотри, Альфонс Иваныч, я к тебе с визитом собираюсь!»
― «В магазин?» ― спрашивает.
«Нет, говорю, не в магазин, а туда, в заднюю каморку к тебе хочу взглянуть, как ты там, каково поживаешь, каково прижимаешь… републи́к и всё такое»…[14]

  Михаил Салтыков-Щедрин, «Современная идиллия», 1883
➤   

Французы замечательны своим легкомыслием. Они читают нескромные романы, женятся без позволения родителей, не слушаются дворников, не уважают старших и даже не читают «Московских ведомостей». Они до того безнравственны, что все французские консистории завалены бракоразводными делами. Сара Бернар, например, так часто разводится с мужьями, что один секретарь консистории по её милости нажил себе два дома. Женщины поступают в опереточные актрисы и гуляют по Невскому, а мужчины пекут французские булки и поют «Марсельезу». Много альфонсов: Альфонс Додэ, Альфонс Ралле [комм. 8] и другие…[15]

  Человек без селезёнки, «К характеристике народов», 1884
...Альфонс Доде, фото: Надар
Альфонс Доде (1860-е)
➤   

Не верьте шампанскому… <...> Оно есть вино укравших кассиров, альфонсов, безуздых саврасов, кокоток… Где пьяный разгул, разврат, объегориванье ближнего, торжество гешефта, там прежде всего ищите шампанского. Платят за него не трудовые деньги, а шальные, лишние, бешеные, часто чужие…[16]:282

  Человек без селезёнки, «Шампанское» (мысли с новогоднего похмелья), 1885
➤   

Браков на всех дачах было совершено за всё лето 5, чего, конечно, нельзя не одобрить. Женились: аптекарь, чиновник контрольной палаты, оставивший учение гимназист, французский повар и репортёр — все пятеро по любви и с дозволения родителей. В «альфонсы» поступило 105. Умерло на Сокольницком кругу от безнадёжной... погони за женихами 13 девиц и одна вдова.[17]:128

  Антоша Чеханте, «Осколки московской жизни» (30. 1 сентября), 1885
➤   

Овидий почерпнул бы много материала для своих превращений, если бы пожил осенью в Москве. Московская осень — время торжества альфонства и фиктивных браков. Всему же миру известно, что ничто не даёт таких блестящих метаморфоз, как эти два фактора. <...> Продают себя наши умеючи, с чувством и толком. Альфонс с первого же дня после «обзаведения» начинает говорить в нос, сидеть в первом ряду и не узнавать старых знакомых, апломб же, написанный на физиомордии прохвоста, отдающего себя через маклера богатой невесте, не имеет ни начала, ни конца.[17]:145

  Антоша Чехонте, «Осколки московской жизни» (32. 13 октября), 1885
➤   

Шампунь поднимает голову и недоверчиво глядит на Камышева.
— Да… Вот увидите! Заметят по лицу, что вы без паспорта, и сейчас: кто таков? Альфонс Шампунь! Знаем мы этих Альфонсов Шампуней! А не угодно ли вам по этапу в не столь отдалённые!
— Вы это шутите? [16]:165

  Антоша Чехонте, «На чужбине», 1885
➤   

Такое паразитное пользование женской любовью со стороны сердцеедов-мужчин — вещь весьма обыкновенная в низшем слое столичного населения; особенные мастера на это — солдатики, неизбежно фигурирующие, в качестве классических «кумовьев», чуть не в каждом кухонном романе. Это — истые Альфонсы петербургских кухарок, задолго предупредившие на практике литературное гражданство у нас этого модного ныне термина и представляемого им понятия. [18]

  Владимир Михневич, «Язвы Петербурга», 1886
➤   

С своей стороны, и женщина этой среды ни во что не ценит личность мужчины, как с внутренней, так и с внешней стороны, и отдаётся с полным безразличием всякому, кто в состоянии заплатить за её экипаж, за её обед и т.д., включительно до её издержек на Альфонса.
Альфонс тут неизбежен и является вполне естественным дополнением семейного очага содержанки. По расчёту, без всякого увлечения, а иногда с отвращением отдаваясь за деньги богатому содержателю и, конечно, не связываясь с ним внутренне никаким долгом верности, она ставить ему рога, не стесняясь, при первой оказии. [18]

  Владимир Михневич, «Язвы Петербурга», 1886
➤   

Альфонс — парижское название мужчины, промышляющего собой на рынке разврата. Это — форменный проститут, но несравненно гнуснейший, чем проститутка. Порождение современного распутства, он точно так же, как и клеймёная женщина, продаёт себя и, подобно ей, служит порочным инстинктам общественного темперамента, обнаруживаемым только не мужской, а женской половиной рода человеческого. Собственно Альфонс, как явление, как тип, не представляет собой ничего нового: он у нас, например, водился в обилии уже в восемнадцатом столетии и запечатлел себя даже на страницах истории, в лице крупных «фаворитов». Ново только название — Альфонс, очень быстро у нас распространившееся, может быть, потому, что самый тип-то стал нынче очень распространяться. О современных петербургских Альфонсах составилась целая скандалёзная литература и на знаменитейших из них чуть не тыкают пальцами, правда, иногда с риском попасть в неприятную «историю», когда изобличённый Альфонс сочтёт за благо разыграть роль оскорблённого рыцаря...[18]

  Владимир Михневич, «Язвы Петербурга», 1886
➤   

Хотя Альфонсы прикомандировываются и к пошаливающим, лакомым барыням, не торгующим собою, но главным образом ютятся они около видных, много получающих содержанок. Оно и естественно: праздные, испорченные, без всякого чувства взаимности, ради одних денег отдающиеся своим «содержателям», женщины этого сорта, по логике вещей, должны искать и развлечения и удовлетворения потребности любить — в связях на стороне, заключённых по сердцу. Героями этих-то романов и являются чаще всего Альфонсы. Обыкновенно дело устраивается так, что Альфонс, эксплуатируя нежную страсть к себе такой особы, бесцеремонно пользуется её кошельком и иногда жестоко её обирает. В операции этой всегда чувствуется в большей или меньшей степени и шантаж, особенно если Альфонс имеет дело с женщиной, сколько-нибудь дорожащей репутацией порядочности и таящей свои амурные шалости от мужа или «содержателя». Скромность или молчание в таких деликатных отношениях — слишком ценная вещь для падшей женщины, чтобы пользующийся её фавором Альфонс пренебрегал возможностью подороже их продавать.
Альфонсизм, если можно так назвать это отвратительное явление, имеет множество разновидностей. Из них особенно распространена одна, которая примыкает к голому мошенничеству и нередко делается объектом правосудия. Жертвами являются здесь чаще всего женщины уже немолодые, вдовы и старые девы, но которым ещё «ничто человеческое не чуждо». Тем не менее, они собой дорожат и если мечтают о любви, то не иначе, как о законной, освящённой супружеством. Не представляя собою лично ничего соблазнительного, они делаются предметом хищнического ухаживания со стороны Альфонсов из-за приданого. [18]

  Владимир Михневич, «Язвы Петербурга», 1886
➤   

Имущества антрепренёров, казённых подрядчиков и секретарей тёплых учреждений всегда записаны на имя жены. Распущена женщина донельзя. Каждая богатая барыня всегда окружена десятками молодых людей, жаждущих попасть к ней в альфонсы. Бедные молодые люди!
Отечеству женщина не приносит никакой пользы. Она не ходит на войну, не переписывает бумаг, не строит железных дорог, а запирая от мужа графинчик с водкой, способствует уменьшению акцизных сборов. [19]:115

  Человек без селезёнки, «О женщинах», 1886
➤   

Далее сочинитель просит познакомить его с фальшивыми монетчиками, шантажистами, шулерами, червонными дамами, альфонсами, и на всё сыщик отвечает:
— И это можно... Сколько хотите! [19]:115

  Рувер, «Rara avis», 1886
➤   

Альфонс Доде прославился как автор «Contes du Lundi», не написав ещё ни одного романа; известность Мопассана основывается преимущественно на его мелких рассказах. Привычке не считать, а взвешивать строки у нас, русских, должны были положить начало уже повести Белкина. Не в объёме рассказов г.Чехова нужно искать, следовательно, разгадку тому, что о них мало говорили наши журналы и газеты; ещё меньше это зависит от места первоначального их напечатания. [20]

  Константин Арсеньев , «Беллетристы последнего времени», 1887
➤   

— Больная! Больная! — крикнул Абогин, смеясь, плача и всё ещё потрясая кулаками. — Это не больная, а проклятая! Низость! Подлость, гаже чего не придумал бы, кажется, сам сатана! Услала затем, чтобы бежать, бежать с шутом, тупым клоуном, альфонсом! О боже, лучше бы она умерла! Я не вынесу! Не вынесу я!..[21]:39

  Антон Чехов, «Враги», 1887
➤   

...Она с тебя взыскивать не будет! Дело известное, кто в альфонсы поступает... — Он не дал ей договорить, схватил за руку и, задыхаясь от внезапного наплыва гнева, отшвырнул от стола. [22]

  Пётр Боборыкин, «Василий Тёркин», 1892
...эталон Альфонса...
Альфонс Алле, настоящий
(Париж, 1890-е) [23]
➤   

У меня в прачках семь лет живёт прекрасная женщина и всегда с собой борется, а в результате всё-таки всякий год посылает нового жильца в воспитательный дом. А анонимный автор всё продолжает, без подписи, и ничего знать не хочет: придёт, отколотит её, и что есть, всё оберёт. И таковы они все. Альфонсизм в наших нравах. А когда я ей сказала: «Брось их всех вон или обратись к религии: это поможет», ― она меня послушала и поехала в Кронштадт, но оттуда на обратном пути купила выборгских кренделей и заехала к мерзавцу вместе чай пить, и теперь опять с коробком ходит и очень счастлива. Что же тут сделать? «Не могу, говорит, бес сильнее». [24]

  Николай Лесков, «Зимний день», 1894
➤   

– А как там Доде? – однажды переспросил меня капитан Фламбер.
– Доде? – тупо переспросил я, – Какой-такой До-де? Не понимаю.
– Не понимаешь? Не помнишь Доде? Что за дикая шутка, Альфонс! Прости, старик, но ведь не всякий же день на улице великие писатели валяются, далеко не всякий. Вот я тебя и спрашиваю: как там Доде? – понимаешь ли, До-де, ну..., чёрт побери, тот самый писатель Доде, знаменитый писатель, и как же его можно было забыть?.. Наш старый знакомый, Альфонс Доде.
– Ну и что из того, что Альфонс? Подумаешь, важное дело, да ведь и я тоже Альфонс, до некоторой степени, если знаешь. Но... по какому поводу ты вдруг решил спросить меня — о старике Доде? [25]:80

  Альфонс, Юрий Ханон, «А До-де?»  (из сборника «Дважды два — почти пять»), 1895
➤   

Итак, сегодня в нашем судебном заседании рассматривается дело Жанны Лефусте́, девушки в возрасте 17 лет, и Альфонса Ланде́на, (pardon, чтобы не сказать г.) её соседа по комнате, к которому она питает нежнейшие чувства, всеми силами защищает и выгораживает. [25]:135

  — Альфонс Алле, Юрий Ханон, «Галантные люди»  (тоже из сборника «Дважды два — почти пять»), 1895
➤   

И, в самом деле, даже сегодня, находясь как будто в здравом уме и вялой памяти, я готов подтвердить: эта статья Сен-Женеса – самая неудержимо смешная из всех, которые я прочитал за долгое-долгое время... – Как следует просмеявшись, я равнодушно отложил газету, подошёл к зеркалу и строго спросил у своего пыльного двойника: «Кто этот каналья Сен-Женес? У меня есть серьёзные подозрения, – что под этим именем скрывается некий слабо замаскированный альфонс? Да..., и в конце концов, алле’я или не алле’я??» – Очень тяжёлый вопрос, особенно когда прогуливаешься на променаде Круазет, в Каннах.
– Прошу прощения (особенно, дам). [25]:336

  — Альфонс Алле, Юрий Ханон, «Записки с Лазурного берега»  обратно из сборника «Дважды два — почти пять»), 1895
➤   

Вырезаю эти строчки из ветхой, рассыпающейся жёлтыми листами, сотлевшей книги. Да станут и они фамильным документом в дневнике моём! «Мёртвые только днём мертвы, а ночи им принадлежат, и эта луна, поднимающаяся по небу, ― их солнце». Альфонс Карр. [26]

  Александр Амфитеатров, «Жар-Цвет», 1895
...тот самый Альфонс Карр, между прочим
Альфонс Карр (~1880) [27]
➤   

Ну что же..., с тех пор, признаюсь, я чувствую себя настоящим счастливчиком, особенно на фоне всех остальных... Только подумать: каким-то чудом мне повезло..., ведь этот молодой человек пригвоздил меня всего лишь за какой-то жалкий снобизм, – тогда как мне удалось избежать опасности несравненно более серьёзной... И главное: ведь я Альфонс, я всё-таки Альфонс и ничего – больше.
Какая чудная мысль!.. – Кажется, у меня ещё осталось немного времени, чтобы привести её в исполнение. [25]:453

  Альфонс Алле, Юрий Ханон, «Непочтение», 1896
➤   

Уважаемый Альфонс Алле, если вы действительно Альфонс, за которого себя выдаёте, – спрашивают они меня, – скажите пожалуй, ста, является ли наша Академия Медицины высочайшим собранием августейших учёных или это жалкая кучка старых болванов и гаеров? [25]:503

  — Альфонс Алле, Юрий Ханон, «Пьяные кролики», 1896
➤   

Контингент посетителей бенефисов очень пёстрый, чаще всего попадаются: мелкий чиновник, содержатель извозчичьей биржи, разбогатевший лавочник, купеческий альфонс и, наконец, личности загадочных профессий и подозрительного вида. [28]

  Александр Куприн, «Киевские типы», 1897
➤   

Каждая богатая барыня всегда окружена десятками молодых людей, жаждущих попасть к ней в альфонсы. Бедные молодые люди! Отечеству женщина не приносит никакой пользы. Она не ходит на войну, не переписывает бумаг, не строит железных дорог, а, запирая от мужа графинчик с водкой, способствует уменьшению акцизных сборов.

  Антон Чехов, «Из записной книжки Ивана Иваныча», 1890-е
➤   

– Но вот что меня беспокоит более всего: хотелось бы знать, а в каком месте всё это время дремала наша доблестная разведка? – ведь только вдумайтесь! – весь этот секретный собачий кошмар удалось раскрыть благодаря всего одному лазутчику (да и то, не вполне трезвому), случайно случившемуся в местных кустах лопуха и бузины под Кёнигсбергом..., – да и тот, как видите, на поверку оказался – Альфонсом! [29]:302

  Альфонс Алле, Юрий Ханон, «Бдите, часовые!», 1899
➤   

И вот, продолжая пользоваться вышеупомянутыми привилегиями всех романистов, я постараюсь перевести на более-менее понятный язык те птичьи мысли, которые беспорядочно и беспокойно роились в маленькой душе маленькой да-дамы.
Её друг..., а вернее, я хотел сказать, её основной друг (потому что, в конце концов, у кого же нет своего жиголо или, на худой конец, альфонса?) — точнее говоря, её авторитетный друг, мсье де Выдырьё, уезжая на побывку в Монблудьё, определённо обещал ей вернуться в Париж — не далее как сегодня вечером...[30]:133

  Альфонс Алле, «Процесс Барсука]]» (шляпа XI), 1899
➤   

Волынский на него бросился. Раскатов схватился за шашку. Но присутствующие успели стать между ними и не допустили скандала. «Альфонс» ― скверная кличка, и надо быть или образцом христианского незлобия, или медным, нет, ― мало: никелированным лбом, чтобы равнодушно расписаться в её получении. Да ещё и кличка-то была не по шерсти, и получение не по адресу. Волынский был… чем хотите, только не альфонсом. Свет знал наружность дела: Волынский, полуразорённый вивер, вступил в открытую связь с Антониной Павловной Ридель, женщиной очень богатой, на пятнадцать лет его старше, ― и устами Раскатова бросил позорное обвинение. [31]

  Александр Амфитеатров, «Альфонс» (из сборника «Бабы и дамы»), 1900
➤   

– Надо же, прежде небывалое дело! (в конце концов, хотелось бы знать: Альфонс я или не Альфонс? – вот в чём вопрос).
Последние слова повисли в воздухе и остались без ответа. [29]:408

  Альфонс Алле, Юрий Ханон, «Точка зрения на сражение», 1900
➤   

О, я не стану бросать тебе упрёки, потому что, расставаясь, ты был со мной даже великодушен... И я больше не сержусь за твою нелепую ошибку, вполне понятную и простительную, ведь мои дорогие кузены из Коммерси, с которыми меня и в самом деле заметили твои друзья, и в самом деле, с первого взгляда они очень похожи на двух известных альфонсов с улицы Лепик, в гнусной связи с которыми ты меня столь жестоко и незаслуженно обвинял. Но посуди сам, кто ж тому виной, что мои дорогие родственники из Лотарингии прежде ни разу не приезжали ко мне, и ты с ними до сих пор не познакомился! [29]:438

  — Альфонс Алле, Юрий Ханон, «Призрак Ирмы», 1900
➤   

Особливо же возлюбил Ивана весёлый барин Альфонс Альфонсович мусье Гильоме. Сей мусье, быв принуждён бежать из отечества своего, по несогласиям с полицией нравов, он же говорил — по причинам политическим, — жил первоначально в городе Петербурге в подмастерьях у самого первого парикмахера на Большой Морской. [32]

  Александр Амфитеатров, «Сказка о мужике Иване и о старом Змее Горыныче», 1901
➤   

Каково ему было после таких лакомств да на колбасу с чесноком садиться? Подумайте, легко ли?.. Ну, и я тогда заместо шелков да атла́сов простой ситец узнала… Прежде придёт проситель: «Пожалуйте ручку» (я для этого и руки-то Альфонсом Ралле мыла), а теперь сам лапищу свою подаёт да ещё ребром... А она у него только что не щетиной поросла. И всё это приходилось терпеть при моей нежности. [33]

  Василий Немирович-Данченко, «Анфиса Гордеевна», 1901
➤   

Но в портретной галерее нашего автора есть, например, и «проходимец» Промтов, тоже сильный и смелый красавец, но пройдоха, лжец, шулер и альфонс, который, однако, тоже окружен некоторым ореолом красоты, так что Варенька Олесова могла бы любоваться им не меньше, чем злодеями французских романов. [8]

  Николай Михайловский, «О повестях и рассказах гг. Горького и Чехова», 1902
➤   

— Ведь вот везёт же людям. Вчера Кутилов у Альфонсова двести занял.
— Альфонсов молодчина. Говорят, с такою теперь миллионершей…
— Это что за молодец! Вот был Жуликов. Тот был молодец… [34]

  Влас Дорошевич, «Кандидаты», 1906
➤   

Случалось, что такой добычей оказывался, по его собственному выражению, какой-нибудь «рыцарь из-под тёмной звезды» — шулер, известный плагиатор, сводник, альфонс, графоман — ужас всех редакций, зарвавшийся кассир или артельщик, тратящий по ресторанам, скачкам и игорным залам казённые деньги с безумием человека, несущегося в пропасть...[35]

  Александр Куприн, «Штабс-капитан Рыбников». 1907
➤   

— Я — живой человек и хочу жить! — выпив стакан сельтерской, говорил Казимиров. — А для этого я должен быть богатым! И я буду богатым! Буду!.. Чёрт с нею, женюсь на богатой старухе, но буду богатым!.. Взломаю кассу, буду альфонсом, украду, убью кого-нибудь, но буду богатым! Я хочу жить!.. Я жить хочу!..[36]

  Василий Брусянин, «Жизнью пользуйся, живущий»…, 1910-е
➤   

Что такое отставной унтер-офицер Сила Ерофеевич Грознов?
Если взглянуть по-прокурорски:
— Альфонс и шантажист.
Грознова полюбила молодая девушка, и он за это брал с неё: всякие продукты и деньги. [37]

  Влас Дорошевич, «Великий комик», 1921
➤   

Надо будет просить сменить всех командиров. Всех долой ― к чертям! И офицеров этих! Пусть пришлют лучше унтер-офицеров, храбрых да честных, чем эти три Аякса ― альфонс, сутенёр и гермафродит. А хорошо поёт, каналья, с надрывом. Надо будет его к Пестрецову отправить, пусть Нину Николаевну услаждает. [38]

  Пётр Краснов, «От Двуглавого Орла к красному знамени», 1922
...на редкость хорошая фотография Альфонса Е. (Екатерина Груб, 1922 год, Мосва)
Приятель Айседоры Дункан (1922)
➤   

— Постой, постой... Об остальном я пока не спрашиваю... Но у неё же был только один твой вексель?..
Чорта с два! Все шесть — целехоньки.
— Да ведь она же их рвала?
— Поддельные рвала! Этот её альфонс и подделывал под мой почерк.
— Светлая личность?! Её брат?!
— Брат?! Такой же он ей брат, как ты мне падчерица! Полетел я к ней объясняться, а он выходит и говорит: «Если вы не оставите в покое мою жену и не прекратите преследовать её своей любовью — я заявлю в английскую полицию!»

  Аркадий Аверченко, «Записки Простодушного» (Эмигранты в Константинополе), 1921-1923
➤   

В газете «Ecler» Сергеевич Мережковский Мережковский называл меня хамом, называла меня Гиппиус альфонсом, за то, что когда-то я, пришедший из деревни, имел право носить валенки.
— Что это на Вас за гетры? — спросила она, наведя лорнет.
Я ей ответил:
« — Это охотничьи валенки.
— Вы вообще кривляетесь.»
Потом Мережковский писал: «Альфонс, пьяница, большевик!»
А я ему отвечал устно: «Дурак, бездарность!»

  Сергей Есенин, «Дама с лорнетом», 1925
➤   

В тринадцатой ― рвань форменная. Например ― Ванька-Туруру. Вместо фуражки ― тулейка одна; на ногах зимою ― портянки, летом ― ничего; ни одной заплатки, всё ― в клочьях, будто собаки рвали. А ведь первый альфонс! Трёх баб имел одновременно: Груньку-Ошпырка, Дуньку-Молочную и Шурку-Хабалку. Перед зеркалом причёсывается, не иначе. [39]

  Василий Андреев, «Волки», 1925
➤   

Единственное, о чём я жалел, это о том, что нельзя установить на бычьих рогах пулемётов и нельзя его выдрессировать стрелять. Почему нужно жалеть такое человечество? Единственное, что примиряет меня с боем быков ― это то, что и король Альфонс испанский против него. [40]

  Владимир Маяковский, «Моё открытие Америки». 1926
➤   

― Как вам понравится этот альфонсизм? Три месяца живёт на мой счёт! Три месяца я кормлю его, пою и воспитываю, и этот альфонс становится теперь в третью позицию и заявляет, что он... Ну! Довольно, товарищ! Одно из двух: или вы сейчас же отправитесь к «Цветнику» и приносите к вечеру десять рублей, или я вас автоматически исключаю из числа пайщиков-концессионеров. [41]

  Илья Ильф, Евгений Петров, «Двенадцать стульев», 1927
...Альфонс красы невероятной
Ещё один Альфонс XIII (1915) [42]
➤   

Фохт сочно шлёпнул себя по выбритому черепу и не попал по мухе.
― Нету красненькой! Нету! Лучше раздобудь целковый и пошли за вином... А её, эту твою, тоже пошли... к дьяволу. А то пусть купит на свои... Подумаешь, «альфонс»!.. Ну и альфонс ― велика беда! Горлов суетливо подтянул сползающие брюки и прошлёпал толстыми губами:
― Ну, ну, миленький, неловко всё-таки...[43]

  Николай Шпанов, «Домик у пролива», 1930
➤   

Всюду, где бы он ни столкнулся с той или иной высочайшей особой, его награждали орденами. Чтобы получить таковые, он не стеснялся никакими средствами, доходя в своей изобретательности до виртуозности. В Мадриде он прожил больше недели, добиваясь аудиенции у короля. Это было перед пасхой, Альфонс XIII и королева в это время говели и никого не принимали. Адмирал терпеливо ждал и только на второй день пасхи представился им в цирке во время боя быков. Король был в прекрасном расположении духа, милостиво беседовал с русским адмиралом и, сняв с одного из своих придворных моряков звезду, лично приколол её на грудь Бирилёва. Больше ему нечего было делать в цирке.

  Алексей Новиков-Прибой, «Цусима», 1935
➤   

— Один естественник, знакомый мой, очень даровитый парень, но — скотина и альфонс, — открыто живёт с богатой, старой бабой, — хорошо сказал: «Мы все живём на содержании у прошлого». Я как-то упрекнул его, а он и — выразился. Тут, брат, есть что-то...

  Максим Горький, «Жизнь Клима Самгина» (часть первая), 1936
➤   

Клим отказался. Тогда Тагильский, пожав его руку маленькой, но крепкой рукою, поднял воротник пальто, надвинул шляпу на глаза и свернул за угол, шагая так твёрдо, как это делает человек, сознающий, — что он выпил лишнее.
«Ассенизатор, — подумал Самгин, взглянув вслед ему. — Воображает себя умником. Похож на альфонса, утешителя богатых старух».
Ругаясь, он подумал о том, как цинично могут быть выражены мысли, и ещё раз пожалел, что избрал юридический факультет. Вспомнил о статистике Смолине, который оскорбил товарища прокурора, потом о длинном языке Тагильского.
«Врёт он, не пойдёт в прокуратуру, храбрости не хватит»...

  Максим Горький, «Жизнь Клима Самгина» (часть вторая), 1936
➤   

Драма «Альфонс» написана, очевидно, под свежим впечатлением «Тамерлана» Марло. Герой Грина так же, как и его прототип, стремится к мировому господству и достигает его. Какой именно из исторических Альфонсов воспет Грином, ― неясно. Считают, что это Альфонсо Аррагонский, основатель династии в Неаполе (XV в.), но в пьесе участвуют одновременно герцог миланский и султан Вавилонии, не говоря уже о волшебнице Медее, что даёт совершенно невероятный хронологический охват и заставляет вспомнить беззаботность в этих делах ариостовой поэмы, источника следующей драмы Грина. Гринёвский Альфонс воюет, покоряет, истребляет, произносит монологи белыми стихами в стиле Марло, и этим всё исчерпывается. Пьеса имела средний успех. [44]

  Алексей Дживелегов, «Предшественники Шекспира», 1943
➤   

...Но современная нам западная литература занята низкопробными пустяками, развлекательством тех, кому нечем наполнить досуг. Дело там доходит до такой идеализации гангстеризма, что будь жив пресловутый Альфонс Капоне, он мог бы предложить свою кандидатуру в президенты Соединённых Штатов. [45]

  Николай Шпанов, «В новогоднюю ночь», 1950
➤   

― Вам чего? Где ваш пропуск? Кто вас вызвал?
― Альфонс Коппе должен мне две тысячи пятьсот, ― кричал Швейцер с пола.
― Пусть жена возьмёт их…
― Ты!..― рявкнул на него солдат и занёс руку для удара. ― Будешь ты молчать или нет?! [46]

  Юрий Домбровский, «Обезьяна приходит за своим черепом», 1958
➤   

Одновременно с увлечением революционной борьбой и, может быть, ещё искреннее, мы увлекались французской борьбой, процветавшей на цирковых аренах. Горький охотно бывал судьёй наших состязаний и непременно наделял их участников особыми кличками. Мне, постоянному финскому жителю, было присвоено прозвище «Гроза Финляндии». В одно из таких состязаний мой противник, черноволосый и смуглый гимназист «Альфонс XIV ― Испания», сжал моё горло и принялся душить. Я с удовольствием лёг бы на обе лопатки, но лечь оказалось так же трудно, как и вырваться. Не в силах даже крикнуть, я приготовился к смерти и потерял сознание. [47]

  Юрий Анненков, «Дневник моих встреч», 1966
➤   

И тут мне вспомнились любопытные строки, написанные без малого семьдесят лет назад знаменитым русским журналистом Власом Дорошевичем, побывавшим тогда в Испании, которая и в то время ждала перемен. «Король Альфонс XIII, шестнадцатилетний юноша, ― писал он, ― в трудную минуту возлагает на себя корону. Он вступает действующим лицом в трагедию. Оставшись вдовой с малюткой сыном, королева-регентша сохранила ему Испанию.» <...> Мы помним, чем кончил Альфонс XIII: в 1931 году он сбежал из Испании, опасаясь возненавидевшей его страны. Сейчас наследником его «облысевших шуб» выступает внук Альфонса Хуан, воспитанный в духе тех идей, которыми вдохновлялась армия, поднявшая мятеж против республики. [48]

  Юрий Жуков, «Двенадцать дней в Испании», 1970
➤   

Через три месяца ложа печати писала: «Говорит всем известный альфонсообразный Шульгин». «Всем известный!..» Давно ли о нём ронялось презрительно: «какой-то» Шульгин?! «Альфонсообразный», конечно, выражение оскорбительное. «Альфонс» ― это мужчина, живущий на средства женщины, которая ему не жена. Тратить деньги богатой, но законной и любимой жены допускалось в лучшем обществе. Но мне не пришлось этой льготой воспользоваться. Моя жена, Катя, происходила из старинной дворянской семьи, давно обедневшей. [49]

  Василий Шульгин, «Последний очевидец», 1971
➤   

...И опять же насчёт сухого пайка никакого известия. Значит, я что же, выходит, должо́н жить за счёт бабы?
― Да, это нехорошо, ― сказал Гладышев. ― Ты теперь называешься ― Альфонс.
― Ну это ты брось, ― не согласился Чонкин. ― Ты, слышь, жену свою как хошь называй, хоть горшком, а меня зови по-прежнему, Ваней. [50]

  Владимир Войнович, «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина», 1975
➤   

Последнее время он на заводе работягой вкалывал. И пихнул охранника-вахтёра с лестницы. Дело завели. И он в бега подался: Альфонс сохранил наивность пещерного человека. Помнишь историю с его гадами? «Гадами» на курсантском языке назывались рабочие ботинки ― тяжёлые, свиной кожи, с ременными шнурками. Альфонс как-то красил борт учебного корабля и уронил в воду гад, который по лени не зашнуровал: продевать ременной шнурок в маленькую дырочку дело тягостное и требующее адского терпения. С досады и расстройства Альфонс стряхнул в волны и второй ботинок, правильно полагая, что один-единственный гад ему не пригодится в будущем. И в этот момент боцман принёс ему первый ― успел подхватить с кормы отпорным крюком, Альфонс взял в руки спасённый гад, посмотрел вслед безвозвратно утонувшему другому и заплакал настоящими слезами. [51]

  Виктор Конецкий, «На околонаучной параболе» (путешествие в Академгородок, повесть), 1978
➤   

Одни утверждают, что ты сутенёр и что тебя Циля Яковлевна и Анна содержат, другие ― напротив ― говорят, что ты содержишь Анну и Цилю Яковлевну, и они заставляют тебя шить брюки, шить всё больше брюк…
― Боб смеётся. ― Во-первых, мужчина, живущий за счёт женщины, называется альфонс, сутенёр ― это тот, кто заставляет женщину проституировать. [52]

  Эдуард Лимонов, «Молодой негодяй», 1985
...Альфонс, счастливо избежавший своего имени (по времени и временам)
Альфонс, хоть и Ламартин (1856)
➤   

О проституции все наслышаны, а вот об альфонсах… новая профессия в условиях свободного рынка. Как отмечает газета, в основном альфонсы, как и дорогие проститутки, ищут клиентуру по богатым отелям, причем многие официально устраиваются туда на работу ― присматривать будущую жертву очень удобно, например, разнося заказы по номерам. Некоторые юноши, особенно умеющие хорошо танцевать, любят работать по ресторанам, дискотекам. Но, в отличие от проституток, им не нужно выходить «на охоту» каждый вечер, так как альфонс снимает клиентку не на одну ночь. «Потому что женщины любят постоянство, ― объяснил один альфонс по имени Алик. ― Некоторые так привязываются, до смерти готовы не отпускать... Я приношу радость этим женщинам». [53]

  Юрий Безелянский, «В садах любви», 1993
➤   

...в ночь на 26 декабря некая г-жа Шарль, воспетая поэтом-романтиком Ламартином под именем Эльвиры, пишет своему молодому возлюбленному письмо. Г-жа Шарль была на шесть лет старше Ламартина, замужем, неизлечимо больна и завещала передать поэту распятие, с которым в руках она умерла: «Это вас, Альфонс, я сжимала в своих объятиях, и это вас я утратила, как утрачивают призрак счастья… Альфонс! Альфонс! Я задыхаюсь от волнения! Я обожаю вас, но у меня нет больше сил выразить вам это…» [53]

  Юрий Безелянский, «В садах любви», 1993
➤   

Заготовит в тазах жидкую краску, доведет себя опиумом до бешеного состояния ― и давай швырять горстями на брезент. И он у них ― абсолютно первый. Курицу нарисовать не может, а спроси, кто лучший художник, ― Бекассо́. С детства решил: вы там рисуйте ― король Альфонс в латах, барышня кушает черешню, балкон на закате дня, ― а я буду тюбики зубами перекусывать и краской харкать. И докажу. И доказал. Талант не рисование: а плюс б в квадрате. [54]

  Анатолий Найман, «Славный конец бесславных поколений», 1994
➤   

Может, потому, что я хорошо утюжу брюки, хорошо готовлю, люблю кормить? Рапопорт обо всём узнает. Герасимов и Макарова ― а Рапопорт с ними работает ― хотят меня спасать. Рапопорт говорит: «Господи, полюби кого-нибудь другого, но только не его, потому что он бабник и альфонс». Что альфонс, это потом выяснилось, потому что одна женщина его кормила, другая одевала, а третья ― обувала. Но я всего этого не знала (потом узнаю). Кончается это тем, что Комитет партийного контроля ― ни больше ни меньше ― ставит вопрос о моральном облике Рудника, и все меня костерят направо и налево. [55]

  Лидия Смирнова, «Моя любовь», 1997
➤   

Так вот, миллионы мужчин ― и нулевых импотентов, и просто малоуспешных пол-потентов, счастливы были бы обладать хоть вполовину теми способностями, которыми природа наделила Героя, ― а он принимает их как должное и совсем не желает сделаться профессиональным донжуаном. Правда, при дефиците средств эти завидные способности, скорее, открывают ему путь в альфонсы ― в особенности в век рыночных отношений. Так что же ― перестать рваться в гении и устроиться любовником на содержании?! Как несравненный любовник он и на содержание может рассчитывать самое высокое... И наконец спасительный сон принёс ему передышку. [56]

  Михаил Чулаки, «Примус», 2002
...один очень богатый Альфонс
Богатый Альфонс Ротшильд (~1895)
➤   

Правда, пылкая Джулия явно готова была не только оплатить счёт за ремонт, но и компенсировать нанесённую моральную травму. С избытком. Это-то и унизительно. Точно продаваться готовился, как записной альфонс. Даже взять сумму точно по счёту ― не слишком приятно. Хотя какие сантименты в наше пореформенное время? Дамы платят за себя ― и за других, если нажать как следует. <...>
Других планов не было, но нужно было сразу отучить Джулию от хозяйских замашек. Расставить точки над i, или вернее над ё, патриотичнее: зачем нам это нерусское «i»? Пусть поймёт, что она его не купила, что он не паж, состоящий при ней безотлучно! Не альфонс, откровеннее говоря. Джулия посмотрела на него. Он ответил взглядом твёрдым и насмешливым. Другая отоварила бы этот обмен взглядами в долгую сцену. [56]

  Михаил Чулаки, «Примус», 2002
➤   

Альфред, Альфонс, Адольф..., — силюсь понять, но даже и близко не постигаю, и кому ещё могло подойти это экзотическое имя, кроме моего биологического отца. Разве что — Сен-Сансу или Д’Энди?.. Бедняги, как бы им после этого пришлось туго..., среди себе подобных, да ещё и с таким пожизненным клеймом на лице..., или даже под лицом. [57]:20

  Эрик Сати, Юрий Ханон, «Разговаривая о себе» (1866), 2010
➤   

На исходе семидесятых годов XIX века, когда польза каменного угля была подорвана изобретением конфорки, позволявшей экономно сжигать нефть, парижский особняк на улице Лафит, построенный ещё в год заключения мира с Россией и увенчанный красным геральдическим щитом, стал штабным пунктом, в котором планировалось освоение земель на Апшеронском полуострове. Альфонс Ротшильд делегировал младшего брата Эдмонда для разработки каспийской золотой жилы. Министерство финансов Российской империи благосклонно приняло капиталы крупнейшего банковского дома Европы, с помощью которых намеревалось дать толчок нефтяному делу на Апшеронском полуострове. Бароны Ротшильды открыли широкие кредиты нефтепромышленникам, многих спасли от разорения, большинство привели к процветанию. Шесть миллионов золотых рублей и двадцать пять миллионов франков хранились в бакинских сейфах Ротшильдов. [58]

  Александр Иличевский, «Перс», 2010
➤   

...оставив эти социально-политические глупости в стороне, невольно возникает следующий, более насущный вопрос: ну, предположим, если этого Альфонса не было, но в таком случае, был ли он вообще Альфонсом? [25]:65

  — Юрий Ханон, «Альфонс, которого не было», 2011
➤   

Однако по здравому размышлению всё же приходится признать, что никакая правда не абсолютна, кроме той, что любой человек изнутри по природе своей – неминуемый, вечный альфонс, и только граница человеческого измерения находится в разном месте. [25]:66

  Юрий Ханон, «Альфонс, которого не было», 2011
➤   

Любой словесный блуд — бледнеет перед богословием.
Так же как и любой Альфонс — не более чем бледная тень Бога.[29]:12

  Юрий Ханон, «Чёрные Аллеи», 2013


Альфонсы в стихах


...одного взгляда достаточно, чтобы увидеть...
Альфонс II, герцог Феррарский
➤   

Безумным счёл тебя Альфонсов двор[комм. 9]
Ты награжден всемирным удивленьем;
Ты отплатил ему великим мщеньем:
Их имена в поэме дивной Стёр ―
И их сразит проклятие потомства! [59]

  Егор Розен, «Видение Тасса», 1828
➤   

Как мне скрывать, чем сердце у меня
Отравлено, оковано и сжато?
Альфонс! Альфонс! Мне скучно без тебя;
Скучнее без тебя мне, Константини!
Один ― ты смел глядеть украдкой в сердце
Несчастной Леоноры, и порой
Меня ласкать участьем, снисхожденьем,
И в светлом облаке манить надеждой!
Но всё прошло! Страдает герцогиня...[60]

  Нестор Кукольник, из драматической фантазии «Торквато Тассо», 1831
➤   

Альфонс, с небес поэзии своей
Торквато Тасс тебя благословляет!
Да будет мир внутри тебя и вне!
Да божий свет красуется тобою!
Да слава имени Альфонса ― шумно
Мир пролетит и в каждом, каждом месте
Оставит о тебе святую память!
Но в те часы, когда благословенье
Торквата Тасса действие окажет,
Воспомни обо мне, о бедном Тассе!
Кто более любил тебя, Альфонс,
Кто более тебя, Альфонс, прославил?
О чем теперь грущу на троне славы?
Всё о тебе, Альфонс великодушный,
Что не могу октавы сочетать
Тебе же в честь, тебе же в прославленье! [60]

  Нестор Кукольник, из драматической фантазии «Торквато Тассо», 1831
...альфонс — и на коне, какая шутка!..
Альфонсо XII на коне (1897) [61]
➤   

Альфонс садится на коня; [комм. 10]
Ему хозяин держит стремя.
«Сеньор, послушайтесь меня:
Пускаться в путь теперь не время,
В горах опасно, ночь близка,
Другая вента далека...[62]

  Александр Пушкин, «Альфонс садится на коня...», 1836
➤   

С молоду был он лихим сердцеедом:
Долго ли денег достать?
С шиком оделся, приставил лорнетку
К левому глазу, прищурил другой,
Мигом пленил пожилую кокетку,
И полилось ему счастье рекой. [комм. 11]
Сладки трофеи нетрудной победы —
Кровные лошади, повар француз…
Боже! какие давал он обеды —
Роскошь, изящество, вкус! [63]

  Николай Некрасов, «Папаша», 1860
➤   

Её Булгарин к нам занёс,
Взяв в образец Альфонса Карр,
И в книжке под названьем «Ос»
(Les guepes) принёс отчизне в дар. [64]

  Василий Курочкин, «Causerie», 1866
➤   

О, испанец из военных.
О, скучающий красавец!
Не из тех ли вы испанцев,
Что Альфонсами зовутся?..[65]

  Саша Чёрный, «О, испанец благородный!..», 1906
➤   

Поэты слова теряют,
Как у Зенкевича быки помёт.
(И.Соколов. «Альфонсы Красоты»)
Мой мозг ― публичный дом.
Моя фантазия ― проститутка:
по вечерам шляется по Тверской,
задрав высоко юбку...[66]

  Ипполит Соколов, «Поэт», 1919
➤   

Другой мой товарищ той же эпохи был Альфонс Эрнестович Вормс; мы познакомились с ним на том же семинарии Виноградова. Потом мы с ним очень дружили; он подолгу живал в моём имении. В отличие от нас, которые в деревне ходили в русских рубашках, он был всегда в крахмальной сорочке и галстуке, с видом настоящего европейца. <...> Свершилось. Вормс сбрил бороду.
Когда и с бородой он побеждал мгновенно
Сердца и нежных дев и молодиц,
То что же может быть, когда теперь
Он стал и свеж и юн,
И новою блистает красотою.
Вормс осаждён (не город), а Альфонс. [67]

  Василий Маклаков, «Из воспоминаний», 1954 (1908-1910)
...такое вот, побочное лицо Альфонса
Борхес (кавалер ордена Альфонса) [68]
➤   

Три окна, закрытых шторой,
Круглый двор ― большое D<е>.
Это мельница, в которой
Летом жил Альфонс Доде. [69]

  Вс.А.Рождественский, «Мельница», 1926
➤   

Муку́ собирает в похожих на дыню
Плодах (для амбара-дупла) баобаб.
Вы только представьте: Альфонс в Аргентине
Под ним восседает средь крашеных баб…
Но в Южной Америке сроду я не был.
Какие (узнать бы) там бьют сквозняки,
Какой кандибо́бер, наёмник, фельдфебель
Там оберегает повес пикники? [70]

  Владимир Нарбут, «Сердце», 1936








Ком’ментарии


  1. Легендарная опера Франсуа Обера «Немая из Портичи» (La muette de Portici) была поставлена 29 февраля 1828 года в парижском театре Ле Пелетье и прославилась более всего тем, что несколько раз «провоцировала революции» и беспорядки в местах своего показа. Во избежание повторения неудачных исторических прецедентов, в России опера ставилась под другими названиями: сначала «Фене́лла», а затем — «Палермские бандиты».
  2. Не могу утверждать наверное, но мне мнится, что Федя-Болгарин имеет в виду одну из самых популярных комедий французского автора второй руки, Мели-Жанена (к тому году уже покойного), «Людовик IX в Перроне». Отдельно замечу, что этот Людовик — святой. Только не надо ломать комедию.
  3. Ради справедливости следует заметить, что Фламмарион,_Камиль Камиль Фламмарион, написавший свою крайне занудную фантастическую книгу в 1860-1862 году, говорит об Альфонсах совершенно серьёзно и, описывая жизнь на Сатурне, не пытается намекать ни на что дурное.
  4. «Жители небесных миров» — «Les habitants de l’autre monde», — на французском языке эта книга (когда-то очень популярное фантастическое чтиво для скучающих бюргеров) была опубликована в 1862 г., перевод на русский и таковое же издание — в 1876 г. Как видно, это был как раз период становления и укоренения нового «альфонса» в русском языке.
  5. Приятно поглядеть на жизнь этих итальянских «аристократов». Как видно из простого перечисления, двадцатидвухлетняя вдова Лукреция Борджа из трёх мужей имела двоих Альфонсов, «равно благосклонных и готовых к бою».
  6. «Бедекер» — это самый распространённый в XIX веке путеводитель (серия путеводителей) по Европе и европейским городам. Издателем этой серии был Карл Бедекер и его именем (без уточнения) называли эти книжечки.
  7. (Premiére — первое представление. «Monsieur Alphonse» — название комедии Александра Дюма-сына) — примечания редактора к изданию 1886 года. Добавлю от себя: «Дюма-фис» — искажённое (речевое) Дюма-сын (Alexandre Dumas fils)
  8. Антоша Чеханте изволит иронизировать, перечисляя французских Альфонсов. Альфонса Додэ он знает, Альфонса Алле (не Ралле!) — пока нет, к сожалению. А вот упомянутый вскользь «Альфонс Ралле» — это не француз, а мыло (для читателя того времени). «А. Ралле и Ко» — это московская (а затем и питерская) парфюмерная фабрика, учреждённая в 1843 году. Её основал французский подданный Альфонс Антонович Ралле. Большинству читателей наверняка было известно мыло с этикеткой «Альфонс Ралле».
  9. Здесь Розен ведёт речь о трагической биографии Торквато Тассо. Свою поэму «Иерусалим» он даровал (и посвятил) Альфонсу, герцогу Феррарскому («o magnanimo Alfonso!») ― «за что» великодушный покровитель отправил его прямиком в больницу св.Анны (точнее говоря, в сумасшедший дом), где Тассо впоследствии и умре.
  10. Месье Пушкин (если знаете, кто это такой) пересказывает в стихах один из эпизодов очень популярного французского романа графа Яна Потоцкого «Dix journées de la vie d'Alphonse Van-Worden» (Paris, 1814). Несмотря на качества (не слишком высокие) мистической фантастической прозы, Пушкин очень любил этот роман, «в котором яркими и верными красками выдаются своеобразные вымыслы арабской поэзии и не менее своенравные нравы и быт испанские».
  11. В точности описав поведение этого типического жиголо (или явление «альфонсизм»), Некрасов тем не менее, ни разу не произносит заграничное слово «альфонс». Стало быть, ещё рано. На дворе 1860 год. И за двором — тоже.


Ис’точники


  1. Ф.В.Булгарин, «Петербургские очерки». — СПб: «Петрополис», 2010 г.
  2. Т.Н.Грановский, «Лекции по истории позднего средневековья» (изд. 1849-1850)
  3. «Великий князь Александр Александрович»: Сборник документов. — М.: Российский фонд культуры: Студия «ТРИТЭ»: Российский Архив: Российский государственный исторический архив, 2002 г.
  4. Фламмарион,_Камиль Камиль Фламмарион. «Жители небесных миров» (часть I, глава 6, «Астрономия обитателей Сатурна»). — СПб. Типография А.Траншели, 1876 г.
  5. Иллюстрация.Альфонс I, герцог Феррары, придворный (прижизненный) портрет работы Доссо Досси (около 1530 г.)
  6. Л.Н.Толстой, Собрание сочинений в 22 томах. — М.: Художественная литература, 1979 г.
  7. Пётр Каратыгин. «Временщики и фаворитки 16, 17 и 18 столетий» (книга вторая)
  8. 8,0 8,1 Н.К.Михайловский в книге: «Литературная критика и воспоминания» (серия «История эстетики в памятниках и документах»). — М.: «Искусство», 1995 г.
  9. И.И. Мечников. Избранные произведения. — М.: Государственное уч.-пед. издательство министерства просвещения РСФСР, 1958 г.
  10. 10,0 10,1 10,2 10,3 Александр Дюма-сына, «Господин Альфонс» комедия в трёх действиях, (перевод Н.А.Путяты). — Москва: Типографія Ф.Iогансонъ, у Красныхъ воротъ, д.Iогансонъ, 1875 г.
  11. Иллюстрация.A.Hauger. Сцена из спектакля «Monsieur Alphonse» (Théâtre du Gymnase, 1873 год). Картинка изображает финальную сцену из третьего акта пьесы Александра Дюма (сына) «Месье Альфонс»
  12. Салтыков-Щедрин М.Е., Собрание сочинений (в двадцати томах), том 7. — Москва: 1965-1978 год.
  13. Б.М.Маркевич, Полное собрание сочинений, том восьмой. — СПб.: Типографія (бывшая) А.М.Котомина, Фонтанка, дом No 93, 1886 г.
  14. Салтыков-Щедрин М.Е., Собрание сочинений (в двадцати томах), том 8. — Москва: 1965-1978 г.
  15. Чехов А.П.. Полное собрание сочинений и писем в 30 томах (том третий: Рассказы. Юморески. «Драма на охоте», сочинения 1884—1885 гг. — стр.113). — М.: Наука, 1975 г.
  16. 16,0 16,1 Чехов А.П.. Полное собрание сочинений и писем в 30 томах (том четвёртый: Рассказы. Юморески. — Сочинения 1885—1886 гг.) — М.: Наука, 1976 г.
  17. 17,0 17,1 Чехов А.П.. Полное собрание сочинений и писем в 30 томах (том 16: Сочинения. 1881—1902 гг.). — М.: Наука, 1979 г.
  18. 18,0 18,1 18,2 18,3 Вл. Михневич. «Исторические этюды Русской жизни». Том 3. «Язвы Петербурга». — С.-Петербург: Типография Ф. С. Сущинского, 1886 г.
  19. 19,0 19,1 Чехов А.П.. Полное собрание сочинений и писем в 30 томах (том пятый: Рассказы. Юморески, сочинения 1886 г.) — М.: Наука, 1976 г.
  20. К.К.Арсеньев в книге: «Судебные речи известных русских юристов». Сборник. — М.: «Юридическая литература», 1958 г.
  21. Чехов А.П.. Полное собрание сочинений и писем в 30 томах (том шестой: Рассказы, сочинения 1887 г.) — М.: Наука, 1976 г.
  22. Боборыкин П.Д. Сочинения в трёх томах. Том 3. — М.: «Художественная литература» 1993 г.
  23. Иллюстрация.Альфонс Алле (с фоторисунка 1890-х годов, обработка и чистка открытки — моя). Почтовая карточка из популярной серии «писатели Франции». — Парижское ателье «Кантин & Берже». Cliche «Cantin et Berger», Paris (1890-е годы).
  24. Лесков Н.С.. Энциклопедическое собрание сочинений. — М.: «ИДДК».
  25. 25,0 25,1 25,2 25,3 25,4 25,5 25,6 Юрий Ханон «Альфонс, которого не было». — СПб.: Центр Средней Музыки & Лики России, 2013. — 544 с.
  26. А.В.Амфитеатров, Собрание сочинений в 10 томах. Том первый. ― М.: НПК «Интелвак», 2000 г.
  27. Иллюстрация.Альфонс Карр, фото: Антуан Самюеэль Адам-Саломон (Antoine Samuel Adam-Salomon, между 1876 и 1884 г.) — Philadelphia Museum of Art.
  28. А.И.Куприн, Собрание сочинений в 9 томах (том 1). — М.: «Художественная литература», 1970 г.
  29. 29,0 29,1 29,2 29,3 Юрий Ханон. «Чёрные Аллеи» или книга, которой не-было-и-не-будет. — Сана-Перебур: «Центр Средней Музыки», 2013 г.
  30. Юрий Ханон, Альфонс Алле, Франц Кафка, Альфред Дрейфус «Два Процесса». — Сан-Перебур: «Центр Средней Музыки», 2012 г.
  31. А.В.Амфитеатров, Собрание сочинений в 10 томах. Том третий. ― М.: НПК "Интелвак", 2000 г.
  32. Амфитеатров А.В., Дорошевич В.М. «Китайский вопрос». — М.: Товарищество И.Д.Сытина, 1901 г. — стр.4
  33. Немирович-Данченко В.И. «Рассказы о Божьей правде». — М.: Издание Д.П.Ефимова, 1902 г. — стр.32
  34. Дорошевич В.М. Рассказы и фельетоны. — М.: Товарищество И.Д.Сытина, 1905 г. — стр.207
  35. А.И.Куприн. Избранные сочинения. — М.: «Художественная литература», 1985 г.
  36. Брусянин В.В. «Опустошённые души». — М.: «Московское книгоиздательство», 1915 г. — стр.203
  37. Дорошевич В.М. «Старая театральная Москва». — Пг.: Петроград, 1923 г. — стр.145
  38. Краснов П.Н., «От Двуглавого Орла к красному знамени»: В 2 книгах. — Кн. 2. — М.: Айрис-пресс, 2005 г. (Белая Россия)
  39. В.Андреев в литературно-художественном альманахе «Ковш». ― Л.: Государственное издательство (Гиз), 1925 г. Книга 3.
  40. В.В.Маяковский Проза поэта. — М.: Вагриус, 2001 г.
  41. Илья Ильф, Евгений Петров. «Двенадцать стульев». — М.: Вагриус, 1997 г.
  42. Иллюстрация. — Парадный портрет Альфонсо XIII (масло, холст, 130×91см). Автор: Tomás Martín Rebollo. Retrato del rey Alfonso XIII de España, vestido con uniforme de gala de capitán general.
  43. Н.Н.Шпанов. «Красный камень». — М.: Советский писатель, 1957 г.
  44. А.К.Дживелегов в книге: История английской литературы. Том I. Выпуск 1. — М.-Л.: Издательство АН СССР, 1943 г.
  45. Н.Н.Шпанов в книге: «Искатели истины». — М.: Трудрезервиздат, 1955 г.
  46. Домбровский Ю.О. Собрание сочинений: В шести томах. Том 2. — М.: Терра, 1992 г.
  47. Ю.П.Анненков. «Дневник моих встреч», — М.: изд. Захаров, 2001 г.
  48. Ю.А.Жуков. «Двенадцать дней в Испании». — М.: журнал «Огонёк», № 5 за 1970 г.
  49. В.В.Шульгин. «Последний очевидец. Мемуары. Очерки. Сны.» — М.: Олма-пресс, 2002 г.
  50. Владимир Войнович. «Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина». — М.: Вагриус, 2000 г.
  51. Виктор Конецкий. Начало конца комедии. Повести и рассказы. — М.: «Современник», 1978 г.
  52. Лимонов Э.. Собрание сочинений: в трёх томах (том первый). — М.: Вагриус, 1998 г.
  53. 53,0 53,1 Юрий Безелянский, «В садах любви. Хроника встреч и разлук». — М.: Вагриус, 2002 г.
  54. Анатолий Найман «Славный конец бесславных поколений» — М.: Вагриус, 1999 г.
  55. Лидия Смирнова «Моя любовь» — М.: Вагриус, 1997 г.
  56. 56,0 56,1 Чулаки М.М., «Примус». — М.: журнал «Звезда», №1-2 за 2002 г.
  57. Эрик Сати, Юрий Ханон. «Воспоминания задним числом». — С.-Петербург, Центр Средней Музыки & Лики России. 2010 г. 682 стр. ISBN 978-5-87417-338-8
  58. Александр Иличевский, «Перс» (роман). — Москва, изд. «АСТ», 2010 г.
  59. Е.Ф.Розен в книге: «Поэты 1820-1830-х годов». Библиотека поэта. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1972 г.
  60. 60,0 60,1 Нестор Кукольник в книге: «Поэты 1820-1830-х годов». Библиотека поэта. Второе издание. — Л.: Советский писатель, 1972 г.
  61. Иллюстрация. — Román Navarro. «El rey Alfonso XII a caballo» (1897) — масло, холст, 271 × 187 см., музей Прадо.
  62. Пушкин А.С.. Полное собрание сочинений, 1837-1937: в шестнадцати томах (том третий).
  63. Н.А.Некрасов, «Папаша». — СПб., журнал «Современник», 1860 г, том LXXX, с. 251—256
  64. Поэты «Искры». Библиотека поэта. Большая серия. Том первый. — Л.: Советский писатель, 1987 г.
  65. Саша Чёрный, собрание сочинений в пяти томах, — Москва: «Эллис-Лак», 2007 г.
  66. И.В.Соколов в книге: «Русский экспрессионизм». — М.: ИМЛИ, 2005 г.
  67. В.А.Маклаков. «Из воспоминаний». — Нью-Йорк, Издательство имени Чехова. 1954 г.
  68. Иллюстрация. — Busto de Jorge Luis Borges. Paseo de los Poetas, El Rosedal, Buenos Aires, Argentina.
  69. Вс.А.Рождественский, Стихотворения. Библиотека поэта. Большая серия. — Л.: Советский писатель, 1985 г.
  70. В.И.Нарбут. Стихотворения. — М.: Современник, 1990 г.





См. так’же

Ханóграф: Портал
NFN.png

Ханóграф: Портал
Yur.Khanon.png





Red copyright.png  Auteurs : Юрий Ханон&Юрий Ханон.   Red copyright.png  Все права сохранены.   Red copyright.png  All rights reserved.

* * * эту статью могут редактировать или исправлять только альфонсы.
— Желающие сделать замечание или заметку, могут послать её через своего жиголо.



« styled by Anna t’Haron »