Чёртов орех (Натур-философия натур. Плантариум)

Материал из Ханограф
(перенаправлено с «Бес»)
Перейти к: навигация, поиск
...ну какой ещё, к чóрту, орех...
автор: Юр.Ханон       
       не считая мелких бесов
Бальзам на душную Девять сил посреди слабости

Ханóграф: Портал
EE.png


Содержание



Belle-L.pngОрех ты, чортов... Belle-R.png

( а не рогульник... )


...или водяной шайтан...
Чóртов орех(вероятно)

В конце концов, ужé в самом начале статьи чер-р-ртовски приятно, мой дорогой месье, вместо нормального названия увидеть перед собой... — то ли тривиальное ругательство, то ли, напротив — похвалу..., несколько сомнительного свойства. И в самом деле, чёр-р-ртов орех, — заткнись да проваливай, покудова цел...

— Да смотри, не оглядывайся!

  — Само собой, я не шучу. Ничуть. И даже в мыслях в не было. Сугубо между нами... — совсем не тó здесь место, чтобы шутки шутить... Тем более, когда речь идёт по-крупному. Как сейчас, например. Или завтра, может быть... Или в печально знаменитом «деле с амарантом». — Когда рога, мой друг, торчат за версту... Бывало, и самого́-то не видно, а рогаво́т они. Вынь да положь! — Как на ладони!.. (святость невероятная). Дым до небес.

— Вот и судите теперь сами: до шуток ли,
когда — у них — сплошь и рядом тако́е... случается.

Чили́м или рогу́льник, ах..., что́б вы впредь знали, мадам!...[комм. 1] — В самом начале я перечислил самые приличные, можно даже сказать, — светские (а также и полу-светские) названия легендарного растения альбигойцев, словно специально придуманного, чтобы пугать набожных старушек и глупых детей.

Или — наоборот...

  Иногда (кое-где у нас порой) случается, что его зовут ещё подчёркнуто простыми, как бы описательными именами, намекающими на некие прозрачные аналогии из растительного царства. Ну, например: водяно́й оре́х, или водяно́й кашта́н.[комм. 2] А на самом деле его главнейшее имя — чёртов орех, конечно.[комм. 3]
  В конце концов, оставим... Оставим глупые рассуждения.[1]:6 — Видно, дело стоит серьёзно, когда на каждой строчке, от черты до черты — чертей до чертá. А потому начнём сызнова... с чистого листа.

Как ни в чём не бывало... Изобразив на лице подобающее случаю — маленькое удивление.
Очень маленькое, — я хотел сказать...

Чили́м, рогу́льник или чёртов орех..., в первую очередь. По-латински, значит, Trāpa (самый известный и распространённый вид — Trapa natans L.) — это «старинный род», а также и вид, описанный ещё самим Линейным Карлом на заре создания им бинарной систематики... Таким образом, шаг за шагом мы приходим к высокому пониманию, что чортов орех — не просто ругательство или похвала..., а представьте!.. — род. Да ещё какой род! — не мужской, не женский и даже не средний, а — бери выше! — чортов род!..

Со всеми вытекающими (из него) обстоятельствами...

  И вот, не прошло и получасу, как мы уже узнали, что в него (в этот чортов род) включаются водные цветковые растения из ботанического рода «рогульник», в последнее время отнесённого к семейству дербе́нниковых (Lythraceae) в качестве чёртова ореха, — ах, что́б вы впредь знали...[комм. 4] К тому же семейству, кстати сказать, принадлежит и знаменитая (особенно, в языческие чёртовы времена) плакун-трава, — слёзы Богородицы или «мать, царица всех трав» (в последнее время выступающая под научным псевдонимом «дербенник иволистный»).

...совсем как чёрт из воды...
Чóртов орех (Чехия)
растение, (словно) вытащенное на берег [2]

  Не стану скрывать: ведь чёртов орех — растение (почти) легендарное, и к тому же, волочащее за собой (по прибрежному песку) не один десяток шлейфов. И даже не два... Верно, меня ещё могли бы спросить: чёрт, но при чём тут чёрт? И вообще, зачем педалировать на предметах заранее пустых и некрасивых?.. — Само собой. Вне всяких сомнений. Совершенно со...гласен. От века своего любая обезьяна очень хорошо знает, и всю жизнь... до́ смерти помнит — откудова ей грозит опасность. Любая. И даже та, которой нет... — С сáмого малого детства, едва вылезши из матери. И до последнего старческого маразма... — Чёрное, рогатое... да ещё и «в тёмном омуте». — Однако здесь строка заканчивается, чтобы уже не начаться... никогда. Именно так. Сознательно и заранее точно определив круг раскрываемого и доступного, я не стану затрагивать в этой статье широкие (а также узкие) вопросы психофизиологии чёртова ореха..., этой чёрной черепушки, подозрительным образом напоминающей голову (голого) человека. Утопленника, возможно. Тайно убиенного. Или наложившего на себя... (руки).

— Впрочем, я опять немного забегаю вперёд..., кажется.
— Эй..., вернись, дяденька, не тó утонешь!

  К сожалению, в русской традиционной мифологии (а также истории, натур’философии и прочих антропоморфных науках) на месте рогульника вечно находится — пустое место. Как — и сам он,[комм. 5] вечно присутствующий и вечно невидимый. Причина этого проста: проще некуда. Рогульник всегда находился на периферии (ad marginem) русского мира, упрямо вытесненный туда промозглым велiкороссийским климатом и многовековым засилием христианских чертей. Редко-редко когда удаётся обнаружить его лохматые следы в стоячей тине..., или на мокром песке — севернее Астрахани, вернее... Или Афганистана. Или даже (нашего) Прованса пополам с Пьемонтом, на худой конец... — а значит, постараемся на этот раз проявить гуманную гуманность... и не будем попусту тыкать пальцем в то (причинно-следственное) место, где у них — опять — ничего нет.

— А ведь они этого не любят..., ох, не любят, — матушка.






A p p e n d i X

( или маленький чёртов цитатник на орехи )


...безупречная геометрия плавающего растения...
Рогульник плавающий
(во всех смыслах слова)


Чилим в прозе...,  орех чёртов


➤   

Сверьхъ сего мокрота мѣста такое множество раждаетъ комаровъ, что надобно имѣть особливую привычку, дабы сносить сію досадную тварь. Кромѣ нездороваго воздуха жители чувствуютъ и великой во всемъ недостатокъ: ибо, что получатъ изъ Астрахани, тѣмъ и довольствуются. Болотистыя и солёныя мѣста со всемъ неудобны не только подъ пашню, но и не можно на нихъ развести никакого огороднаго растѣнія. Одна жителямъ отрада въ осень болотная трава, Чилимъ называемая (Trapa natans). Угловатой плодъ сей травы Гурьевскіе жители собираютъ на лодкахъ и запасаются. Плодъ сей облупивъ, ѣдятъ сырой безъ всякаго дальняго приуготовленія.[3]

  — Иван Лепёхин, «Дневные записки путешествія доктора и Академіи Наукъ адъюнкта Ивана Лепехина...», 1768
➤   

Кстати об адмиралах. Толкуют, что адмирал Синявин, высадив внезапно команду человек в триста на один из далматских островов, Курцоли, занятый французами, перебил и взял в плен у них много людей и совершенно вытеснил их оттуда. О великих способностях и неустрашимости Синявина говорят очень много; подчинённые его обожают и, кажется, он пользуется общим уважением и большою народностью. Наш Фёдор Данилович всегда в восторге, когда дело идёт о какой-нибудь филантропической мере; прежде он очень превозносил румфордов суп,[комм. 6] а теперь превозносит какое-то растение «рогатку», или «чилим», которое находится по берегам рек, прудов и озёр и может быть употребляемо в пищу. Министр коммерции граф Румянцев предложил Экономическому обществу сделать испытание, в какой степени это растение, похожее на каштан или картофель, может быть полезно и как успешнее разводить его в большом количестве. Фёдор Данилович уверяет, что прибрежные жители реки Суры иногда едят его и находят вкусным и питательным и что оно может заменить хлеб.[комм. 7] Всё это прекрасно, но зачем же заботиться об успешном разведении «чилима», а не обратить лучше внимания на средства к успешному урожаю самой ржи или пшеницы там, где они плохо родятся? а где родятся хорошо, так на что ж там «чилим»? Что-то непонятно...[4]

  — Степан Жихарев, «Записки современника», 1809
➤   

Астраханцы — чилимники (чилим — водяные орехи). Икорники.
Ворвань тухлая. Белужники. Разбойники. Дуванщина.[5]

  — Владимир Даль, из сборника русских поговорок, 1853
➤   

Везде здесь преобладает травяная растительность, которая по заливным низинам состоит почти исключительно из тростеполевицы (Calamagrostis purpurea) <С. Langsdorfii ― вейник>, достигающей саженного роста <примерно два метра>, а по кочковатым берегам озёр, покрытых множеством чилима (Trapa natans) и кувшинки (Nymphaea tetragona) и окаймлённых тростником (Arundo phragmitis) <Phragmites communis> или аиром (Acorus calamus), ― из видов осоки (Carex) и ситовника <сыть> (Cyperus)...[6]

  Николай Пржевальский, «Путешествие в Уссурийском крае», 1870
➤   

— Чего заорали, чёртовы угодники? Забыли, что здесь не в лесу? — крикнул он распевшимся ребятам. — Город здесь, ярманка!.. Оглянуться не успеешь, как съедут с берега архангелы да линьками горла-то заткнут. Одну беду избыли, на другую рвётесь!.. Спины-то по плетям, видно, больно соскучились!..
Смолкли певуны, не допели разудалой бурлацкой песни, что поминает всё прибрежье Волги-матушки от Рыбной до Астрахани, поминает соблазны и заманчивые искушенья, большею частью рабочему люду недоступные, потому что у каждого в кармане-то не очень густо живёт. Не вскинься на певунов дядя Архип, спели б они про «Суру реку важную — донышко серебряно, круты бережки позолоченные, а на тех бережках вдовы девушки живут сговорчивые», спели бы, сердечные, про свияжан-лещевников, про казанских плаксивых сирот, про то, как в Тетюшах городничий лапоть плёл, спели бы про симбирцев гробокрадов, кочанников, про сызранцев ухорезов, про то, как саратовцы собор с молотка продавали, а чилимники, тухлая ворвань, астраханцы кобылятину вместо белой рыбицы в Новгород слали. До самой Бирючьей Косы пропели бы, да вот — дядя Архип помешал...[7]

  — Мельников-Печерский, «На горах» (книга первая), 1881
➤   

Trapa natans принадлежит к семейству кипрейных (Onagraceae)[комм. 8] и растёт на дне озёр и прудов всей Южной Европы. Грунт любит илистый и поднимается со дна в виде тонкого плавающего, усаженного придаточными перистыми корнями стебля.
Достигнув поверхности, этот стебель становится толще и пускает из себя розетку в 30—40 прелестных тёмно-зелёных плавающих листьев. Листья плотные, кожистые, неправильно четырёхугольные, в виде лопаточек с крупными зазубринами на наружной стороне и снабжены черешками, которые тем длиннее, чем старше лист. Самые длинные черешки доходят иногда до 3 и более вершков. <...>
Плод деревянистый, рогатый орех. Рогов большей частью четыре. Они все расположены неправильно, и в середине их помещается утолщение в виде толстого бутылочного горла, в котором находится отверстие для ростка — микропиле. <...>
Интересно влияние освещения на чилим. Если лишить чилим света, то все его листья, а особенно молодые, поднимаются вертикально кверху и выставляют верхнюю часть своих пластинок из воды, а как только получат свет, начнут постепенно опускаться и, наконец, принимают прежнее своё горизонтальное положение.
Курьёзное это растение на юге России встречается довольно часто и было когда-то найдено даже под Москвой, в Анофриевском озере, что близ Крюковской станции.
Кроме нашего европейского чилима существуют ещё родственные ему азиатские виды: Trapa bicornis и Т. bispinosa, отличающиеся главным образом формой своего ореха, у которого два рога. Орех этих видов прорастает гораздо легче и потому в настоящее время встречается в продаже чаще, чем наш европейский. Кроме формы ореха китайский чилим отличается ещё тем, что вместо одной розетки листьев имеет их несколько...[8]

  Николай Золотницкий, «Аквариум любителя», 1885
➤   

Рогульник (Trapa L.) — однолетнее травянистое растение из семейства Onagraceae,[комм. 9] растущее в стоячей воде в Старом Свете. Известно до 4 видов; из них наиболее обыкновенен Trapa natans L., называемый также водяным орехом, болотным орехом, чёртовым орехом и пр. Растёт по болотам, в заводях рек, по озёрам; в некоторых местах изобильно, например в дельте Волги, около Пензы и пр., и служит здесь предметом торговли, так как плоды его («орехи») съедобны; в других местах Trapa natans вымер, так, например, в Тростенском озере Московской губернии, где теперь встречаются только мёртвые пустые орехи;[комм. 10] да и вообще это растение считается вымирающим.

  — Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, статья «Рогульник», 1907
➤   

Из туземных естественных произведений: Singhara, или водяной орех — семена Trapa bispinda, которым питаются беднейшие жители Кашмира; растёт этот сингара на озере Вулур и добывается ежегодно в количестве 60000 тонн.

  — Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, «Кашмир», 1907
...японский городовой, чёрт...
Чёртов орех японский
➤   

Чем ближе мы подвигались к озеру Ханка, тем болотистее становилась равнина. Деревья по берегам проток исчезли, и их место заняли редкие тощие кустарники. Замедление течения в реке тотчас сказалось на растительности. Появились лилии, кувшинки, курослеп, водяной орех и т.п. Иногда заросли травы были так густы, что лодка не могла пройти сквозь них, и мы вынуждены были делать большие обходы...[4]

  — Владимир Арсеньев, «По Уссурийскому краю», 1917
➤   

Без дальнейшей помехи пообедали, отдохнули и пошли дальше, придерживаясь берега ручья в надежде, что он приведёт к озеру. Эта надежда оправдалась: хотя луг становился всё болотистее, но вдоль ручья удалось пройти, и вскоре перед глазами открылась площадь воды до полукилометра в диаметре, окаймлённая зеленью камышей. Большие кувшинки расстилали по воде свои листья вперемешку с мелкими листьями водяного ореха (Trapa nalans) ― растения, почти вымершего на Земле, а здесь существовавшего в изобилии. Дно озера, покрытое водорослями, медленно уходило вглубь, и среди подводной зелени сновали жуки и плавали стайки мелкой рыбёшки...[9]

  — Владимир Обручев, «Земля Санникова», 1924
➤   

Северные олени являлись единственным домашним скотом онкилонов, доставлявшим им молоко, мясо и шкуры. Охота на зверей и птиц, рыбная ловля в озерах дополняли продукты стада, а водяные орехи и корни сараны, вылавливаемые из озёр и выкапываемые женщинами на полянах, давали растительную пищу этому, в сущности, мирному племени, которое лишь соседство вампу сделало воинственным. <...> По возвращении в землянку возобновилось угощение молоком и копчёной олениной, к которой подали лепёшки из муки, приготовленной из плодов водяного ореха, и печёные луковицы сараны. Ни хлеба, ни чая, ни табака онкилоны не знали, и несколько сухарей и кусков сахара, которые путешественники достали из котомок, пошли по рукам, осматривались, обнюхивались и пробовались с большим интересом. <...> После супа подали жареное мясо и лепёшки из водяного ореха; ужин закончился чашкой молока...[9]

  — Владимир Обручев, «Земля Санникова», 1924
➤   

17. VIII. на моторной лодке до Сваромья. <заросли> Trapa natans в Сваромском «озере». Через лес на волах в дом лесничего А.П.Гарвис в 2 часа утра 19-го. Назад на берег Днепра ― ночёвка на берегу. 20-го утром ― мотор испортился, вернулись в Киев с опозданием...[10]

  — Владимир Вернадский, Дневники, 1926-1934
➤   

Основными задачами заповедника являются сохранение и накопление природных ресурсов и генетических фондов устья Волги и побережья Каспия, а также исследование динамики дельтообразования и жизни её ценозов в целях хозяйственного освоения природных производительных сил дельты и охраны мест гнездования и перелёта водоплавающей птицы, рыбных нерестилищ, рыбных ям, а также редких растений — лотоса, чилима (водяной орех) и др.[11]

  — Постановление СНК РСФСР и ВЦИК от 10 февраля 1935
➤   

В медленно текущих и стоячих водах устья Волги, а также в ряде озёр средней европейской части СССР, хотя и не часто, но иногда в больших количествах растёт водяной орех чилим. К осени это растение даёт плоды, имеющие вид крупных орехов с рогатыми выростами. Под очень твёрдой кожурой находится питательная ткань, содержащая 8―11% белка и 34―51% крахмала и сахара. В сыром виде орехи эти тверды и несъедобны, печёные же очень вкусны и сытны, напоминают по вкусу печёные каштаны. В Китае чилим даже разводят в искусственных бассейнах...[12]

  — Георгий Боссэ, «Готовьте из диких весенних растений», 1942
➤   

Многие жители Поволжья собирают орехи чилима, проезжая на лодках вдоль зарослей чилима и переворачивая плавающие листья этого растения, под которыми висят в воде созревшие орехи. Этим способом один человек в больших зарослях чилима (в устье Волги) может собрать за 8 часов до 60-65 кг. орехов. К зиме плоды чилима отрываются и падают на дно. Оттуда их добывать труднее. Однако, весной, пока плоды ещё не проросли, их можно собирать сетями. В чистых зарослях чилим даёт в урожайные годы до 3,5 т. плодов с 1 га. Водяные орехи следует готовить как каштаны. Их отмывают, надрезают или пробивают твёрдую оболочку в нескольких местах. Затем орехи обваривают несколько минут в кипятке или кладут в печь на горячую золу или в духовой шкап и держат там до тех пор, пока кожура не растрескается и орехи можно будет очистить от кожуры пальцами.[12]

  — Георгий Боссэ, «Готовьте из диких весенних растений», 1942
➤   

С запада иногда надвигались грозы, и раскаты грома многократно повторялись отражением от горных склонов. Но дожди были преходящие и только два или три дня нельзя было ходить на прогулку, с которой мы возвращались с букетами красивых и разнообразных алтайских цветов, украшавших нашу столовую. Предисполкома иногда приезжал из Ойрот-туры в Манжерок. Однажды он организовал экскурсию на левый склон долины Катуни, где на поверхности третьей высокой террасы, занятой пашнями алтайцев, в плоской впадине находилось порядочное озеро, лишённое стока и вероятно питаемое подземными ключами; в озере со времен ледниковых эпох сохранилось интересное водное растение Trapa nalans — водяные или чортовы орехи. Его небольшие плоды, по вкусу похожие на лесной орех, заключены в чёрную твёрдую оболочку с отростками в разные стороны, похожими на рога или когти...[13]

  — Владимир Обручев, «Мои путешествия по Сибири», 1948
➤   

Немало страниц Летописи отведено растениям. Ценную информацию о них собирает ботаник Бэлла Филипповна Самарина. Объект её изучения — 180 различных растений: деревья, кустарники, травы, ягодники. Но у ботаника есть любимое растение — водяной орех, или чилим. Растение замечательное, содержит много ценных питательных веществ. Водяной орех всюду, где он сохранился, взят под охрану, его внесли в Красную книгу.[14]

  — Иван Константинов, «Где течёт речка Пра», 1980
➤   

Растёт в стоячих или слабопроточных водоёмах, преимущественно в поймах рек (старицы, заводи и т.п.) на глубине 50-250 см. Предпочитает илистые грунты. Образует чистые заросли или встречается вместе с другими растениями — кувшинковыми, урутью, роголистником, водяной гречихой и др. Однолетник. Размножение только семенное. По-видимому, почти облигатный самоопылитель: насекомые изредка посещают цветки, но точных данных о перекрёстном опылении нет. Плоды распространяются токами воды, копытными, птицами. Семена долго сохраняют всхожесть (в подходящих условиях — до 40-50 лет); прорастает ежегодно только часть семян — это одна из причин резкой пульсации численности водяного ореха по годам.

  — Красная книга СССР, «Водяной орех плавающий», 1984
➤   

После обеда мы собрались ловить чилимов. Вообще, чилим ― это водяной орех. Но здесь так называют ещё и креветок. Мария Александровна вынесла из сарая чилимницу ― специальную сеть, похожую на хоккейные ворота, только поменьше. К железной рамке пришнурована сеть, а по бокам приделаны две ручки...[15]

  — Вадим Бурлак, «Хранители древних тайн», 2001
➤   

И действительно, стоило пройти немного вниз по течению, как за поворотом ручья показался небольшой затон, образовавшийся у сооруженной бобрами плотины. Устроив запруду в русле мелкого ручья, они обеспечили себе вольготный и достаточно широкий водоём, с бережком, одетым в сплошной пояс тростников, камышей и рогозов. На середине запруды, там, где поглубже, красовались кувшинки и рдесты, местами поверхность воды была укрыта ковром водяного ореха ― чилима. Все эти столь любимые бобрами растения позволяли им круглый год без всяких забот жить в своем пруду.[16]

  — Дмитрий Иванов, «Жил-был бобр», 2004
...подсохшие чёртовы плоды...
Чёртов орех двурогий (плоды) [17]
➤   

Очень редкое в наши дни растение ― чилим плавающий, он же чёртов орех, рогатый орех, водяной каштан или, как его называют в ботанической науке, рогульник плавающий (Trapa natans). И действительно, вид у плодов чилима причудливый: они похожи на голову карикатурного чёртика с тремя-четырьмя «рожками», которые на самом деле не рога, а острые шипы-выросты. Всего 60-70 лет назад пресные водоемы Среднего и Нижнего Поволжья, Южной Сибири, Алтая, Дальнего Востока, Украины, Белоруссии, Северного Казахстана изобиловали чилимом. В Нижнем Новгороде, Самаре, Саратове и Астрахани орехи доставляли на базар возами и продавали мешками. Жителей Астрахани даже прозвали «чилимщиками» ― за их пристрастие к этому ореху. Чилим удивительно жизнестоек, его орехи остаются всхожими в течение 40-50 лет, если хранить их в слабоосвещённом месте, в сосуде с прохладной, периодически сменяемой природной водой (речной или прудовой, но не колодезной). Глубина водоёма для размножения должна быть не менее 50 и не более 250 см, а дно покрыто илистым осадком. Бросьте орехи в воду. Если они приживутся и прорастут, на поверхности воды появятся стебли растения с листьями. Когда орехи начнут созревать, стебли оборвутся и вскоре сгниют, а сами плоды упадут на дно и зацепятся своими шипами ― «ро́жками». Поэтому придётся нырять за ними в пруд. Съедобное ядро ореха напоминает жареный каштан ― оно крахмалистое и слегка сладковатое. В России чилим приготавливали особым способом. Его прямо со скорлупой засаливали в слабом рассоле, что придавало орехам пикантный вкус...[18]

  — «Водоплавающий» орех, 2006
➤   

Буксир паромной переправы по часу зависал на плёсе. Рулевой туда-сюда дергал ручкой хода, заклинивал коленом штурвал ― и успевал выкурить полпáчки, покуда машина по сантиметру перекрывала тягу заштормившей стремнины. В мае в Ашулук заходила со взморья селёдка. Кромка берега, чилим, осока ― пенились моло́кой...[19]

  — Александр Иличевский, «Матисс», 2007
➤   

Название вида Trapa natans возникло из военной терминологии Древнего Рима. Плоды водяного ореха немного напоминают четырёхзубчатую колесницу (кольцитрапу), которую использовали в боях против конницы. Позже первая часть слова потерялась, а вторую применили к названию растения. Правда, в английском языке это наименование сохранилось полностью.[20]

  — Андрей Сисейкин, «Чилим», 2007
➤   

Интересен процесс распространения плодов водяного ореха из водоёма в водоём. Зрелые плоды почти не способны переноситься водой ― они слишком тяжёлые и мгновенно тонут. Нельзя положиться и на проглатывание птицами или рыбами ― плоды слишком велики. Вместо этого у различных рас чилима на «рогах» расположены особые щетинки и зазубрины, которые весьма способствуют тому, чтобы плод прочно прикрепился… к шерсти. И действительно, основными распространителями водяных орехов являются крупные копытные, заходящие в воду на водопой или просто для «принятия ванн». Однако и в степной, и в лесной зонах Евразии численность копытных за время господства человека катастрофически снизилась, что стало одной из причин сокращения ареала водяных орехов. Между тем ещё в конце XIX века на Рязанщине плоды чилима были важной статьей дохода приокских деревень. Их ели сырыми, добавляли в муку и доставляли на ярмарки возами. А в южной Сибири они часто и вовсе заменяли зерно в муке.[20]

  — Андрей Сисейкин, «Чилим», 2007
➤   

На высоком берегу Днестра виднелись соты скального монастыря. У выхода к чистой воде в половину русла растекалось мелководье, густо заросшее чилимом. По нему далеко тянулась цепочка серых цапель, стерёгших реку. Через чилим шла тропа, нахоженная мальчишками: они толкали по ней полузатопленную лодку, на которой умудрялись добраться до заброшенного понтона, заякоренного у противоположного берега, чтобы порыбачить. Один бешено черпал воду, вышвыривал фонтаном, другой надрывно грёб. Недвижная цапля, попав под весло, шарахалась в сторону, капли сыпались ртутью по распахнутому оперенью. Некогда богатое село давно находилось в упадке, треть домов была заколочена: хозяева их, подавшись на заработки, канули в прорве России, в Румынии или, как теперь она, ― в Италии...[21]

  — Александр Иличевский, «Облако», 2008
➤   

Водяной водил за нос ладьи по протокам, кружа, рассеивая, окружая мелями, увлекая в быстрины. Русалки хватались за вёсла, оплетая их своими косами. Пловцов, выпутывавших весла из стеблей лотоса, из плетей водяного ореха, хватали за белые пятки «водяные» ― вспугнутые сомы, оглушительно бившие хвостом на плёсе...[22]

  — Александр Иличевский, «Перс», 2010
➤   

Ольга выкинула вперёд крепкую гладкую руку. Перед глазами Андрея Павловича поплыла родинка в форме лотоса. Студент бросил вёсла. Одно удержалось на лодке, другое булькнуло в заросли чилима. <...> У растения характерный плод, внешне напоминающий голову быка, с одним крупным крахмалистым семенем. Чилим ― любимый продукт Анны. Она готовит из водяного ореха кашу и печёт лепёшки, которые ест сама и которыми вынуждает питаться мужа. Ей нравится чилим, потому что он хорошо держится на воде. Жена огнёвщика верит, что если есть много чилима, то никогда не утонешь.
Вскоре после знакомства Ольги и студента Акинского Анне приснился сон, в котором русалки стоят по шею в воде меж камышовых зарослей на равном расстоянии друг от друга и едят чилим глазами. На плечо к одной из русалок садится колпица и начинает долбить её зрачки с хрустальным звоном. <...>
Пять с половиной дней мучилась Ольга с тростками, к птицам не сходила ни разу. Как только падчерица справилась с тростками, мачеха придумывает ей новую работу ― жать оренучу. Оренуча ― сок из плодов чилима. Требуется огромное усилие, чтобы выжать сок из плотного ореха. Для выжимки обычно используется глиняный круглый пресс, похожий на плотное блюдо. Плод зажимается между прессом и деревянной доской с прорезями, куда при нажатии капает сок. Пока Ольга добывает сок, Анна молится ― непонятно кому, то ли сыну божьему, то ли Уттопе. Через два часа работы Ольга валится с ног. Признаться в этом мачехе она не хочет, к тому же знает ― ни к чему это не приведёт. Но передохнуть необходимо, и вот Ольга просить разрешить ей помолиться вместе с мачехой. Анна, для виду, сначала отказывает ― а сама же пляшет внутри, хоть никогда не плясала снаружи. Наконец она разрешает падчерице преклонять рядом колени, но не надолго ― вон сколько ещё чилима. Ольга опускается рядом с Анной и искренне молится шёпотом за здоровье своего будущего дитя. Жена огнёвщика косится на падчерицу и видит, как у той медленно опускаются длинные пёстрые крылья.[23]

  — Евгения Некрасова, «Ложь-молодежь. Повести-близнецы», 2016


Рогатый рогульник в стихах...,  чилим чёртов

...нагляднее не бывает...
Рогатый плод чёртова ореха (Франция) [24]

➤   

Вышла баба: оглянулась,
Миру злобно улыбнулась
И, лишь только на часок
Увидала чёртов рог,
Прямо чёрта хвать по морде.[комм. 11]
Закипела радость в чёрте;
«Будь мне старшая сестра,
Ты, как вижу я, добра... ―
Сатана сказал и в щёку
Чмок красотку краснооку...[25]

  — Николай Некрасов, «Баба-яга, костяная нога», 1840
➤   

На холме растёт багульник,
Под холмом растёт рогульник,
Между ними ― толстый пень...
― Ах ты, скажут, богохульник!
Где ж ты видел тот багульник,
Тот рогульник и копытень,
Между ними ― толстый пень...[26]

  Михаил Савояров, «Булки» (из сборника «Вариации Диабелли»), 1914
➤   

Чилим, чилим, вот в чём вопрос!
Клюём помёт, клюём навоз,
И все клюют, и все едят,
Но признаваться не хотят...[27]

  Михаил Савояров, «Чилим» (из сборника «Оды и паро́ды»), 1919
➤   

С тех пор всюду рыщут, всё ищут огрехи,
Ошибки, прорехи, грехи и помехи,
С рогами, с ушами их чортов орех,
Повсюду он рыщет, повсюду он ищет,
Надёжное средство, чтоб вывести всех.[28]

  Михаил Савояров, «Чортов орех» (из сборника «Не в растения»), 1922
➤   

Ханум, душа моя, джаным,
Под пеплом спит зелёный дым.
Его баюкает чилим...[комм. 12]
Пусть спит. Не тронь его. Чёрт с ним![29]

  — Марк Тарловский, «Вуадиль», 13 марта 1931
➤   

Лето пьёт в глазах её из брашен,
Нам пока Вертинский ваш не страшен ―
Чёртова рогулька, волчья сыть.[комм. 13]
Мы ещё Некрасова знавали,
Мы ещё «Калинушку» певали,
Мы ещё не начинали жить...[30]

  — Павел Васильев, «Стихи в честь Натальи», 1934






Ком’ментарии


  1. «...что́б вы впредь знали...» — конечно, не лишним было бы кое-кому... кое-что напомнить. — Ведь если разобраться, всё это — очень мягкие формулировки, так сказать, полумеры или пустая дипломатия, которая мало что может дать в условиях современного мира. Но всё же, говоря со всей возможной прямотой, есть на свете такие сопредельные понятия, забывать которые — недопустимо. Даже в том случае, если они не несут за собой осязаемых повседневных предметов. В общем, «что́б вы впредь знали»..., и пожалуйста, зарубите это себе на носу!..
  2. Чилим, водяной орех или такой же каштан — это далеко не полный список народных прозваний рогульника. Вот ещё некоторые региональные имена чилима, которые приведены в словаре Анненкова: батла́чик, дикий бодла́к, ко́тевка, ко́телки, каменные орехи, плавающие орехи, рогатник, чили́га и, наконец, всё-таки чо́ртовы рогули... Последнее название — очевидно среднее, так сказать, компромиссное — по праву находящееся между рогульником и чёртовым орехом. Так его и следует понимать.
  3. Русское название рода «рогульник» связано с бросающимися в глаза особенностями строения плодов этого водного растения. На зрелых костянках чёртова ореха образуются длинные и твёрдые изогнутые выросты, формой напоминающие острые рога.
  4. Вопрос о чёртовом семействе этого чёртова рода рогульник или чёртова вида чилим не очень-то простой. Некоторые морфологические особенности этого чёртова ореха постоянно выделяли его из ряда вон. То в одну, то в другую сторону. И не позволяли надёжно определить — из какого же чортова семейства он происходит. Поначалу его относили к семейству кипрейных (Onagraceae), затем выделили в отдельное семейство Рогульниковые или водяно-ореховые, чтобы не сказать «рогульковые» (Trapaceae) или «чёрто-ореховые». В последнее время прежнее семейство «чёртовых рогуль» было сызнова понижено в статусе — до монотипного под-семейства Рогульниковых (Trapoideae), с удобством размещённого внутри семейства дербенниковых. — В общем, сплошной чортов орех..., что́б вы впредь знали.
  5. После этого слова рекомен...дую делать длинную паузу..., надолго прерываясь в чтении. Потому что иначе... моя неречённая мысль останется предельно не ясна (русский язык, мать)...
  6. Румфордов суп (для бедных) вошёл в притчи как очередной предел дешевизны в общественном притании, в известном смысле, мистер Румфорд добился впечатляющих результатов в экономии на обедах для рабочих и батраков. Вот примерный рецепт этого супа (в изложении Карла Маркса): «5 фунтов ячменя, 5 фунтов кукурузы, на 3 пенса селедок, на 1 пенс соли, на 1 пенс уксуса, на 2 пенса перцу и зелени, итого на сумму 20 3/4 пенса, получается суп на 64 человека, при этом при средних ценах хлеба стоимость этого может быть ещё понижена до 1/4 пенса на душу».
  7. Чёрт, здесь я вынужден дать несущественный комментарий насчёт реки Суры... Скорее всего, в тексте Степана Жихарева упоминается большая река Сура (один из сравнительно-южных притоков Волги)..., но есть также вероятность, что это, к чертяммалороссийская речушка Сура (или Мокрая Сура, как её иногда называют ради различения с более крупной рекой).
  8. Николай Золотницкий ещё пришет по-старому (разумеется, если посмотреть на годы его жизни и причисляет, чёрт, эти орехи к семейству кипрейных. Однако не следовало бы принимать это слишком близко к сердцу. Будем считать, что Золотницкий неправ. Мрачная эпоха перемен, а затем и ещё более мрачная эпоха реакции заставила его так поступить, не в согласии со своими убеждениями, но токмо по принуждению властей...
  9. Здесь, в словаре Брокгауза и Эфрона чёртов орех относится ещё к семейству онагриковых (точнее говоря, это кипрейные), что, в общем-то невеликий грех.
  10. Тростенское озеро (Тростниковое) находится в рузском районе московской области, после Плещеева озера — самый крупный естественный водоём Смоленско-Московской возвышенности. Озеро мелкое, заиленное, очень подходящее для чёртова ореха, если бы не зимние холода.
  11. Многие, впрочем, высказывают резонное сомнение, что в этой своей поэме Некрасов вовсе не имел в виду упоминать чёртов орех. Собственно, на подобные инсинуации я и возражать не стану. Хотя и не возражать — также воздержусь...
  12. Если судить... (нестрого) по контексту, то Марк Тарловский (скорее всего) имеет в виду не чёртов орех, а кальян (именно так его называют узбеки и некоторые другие тюркоязычные народности). Между тем, было бы слишком зловредным пренебречь столь точной игрой, тем более, что строфа с чилимом начинает и заканчивает стихотворение Тарловского.
  13. см. предыдущий комментарий, если кое-кому до сих пор не понятно...



Ис’точники


  1. Юр.Ханон, Аль.Алле, Фр.Кафка, Аль.Дрейфус. «Два Процесса» или книга без-права-переписки. — Сан-Перебур: Центр Средней Музыки, 2012 г. — изд.первое, 568 стр.
  2. Иллюстрация — Vodní rostlina kotvice plovoucí Trapa natans celá rostlina s kořeny i nezralým plodem, Botanická zahrada Univerzity Karlovy, Praha (2 august 2012)
  3. И.И.Лепёхин. Дневныя записки путешествія доктора и Академіи Наукъ адъюнкта Ивана Лепехина по разнымъ провинціямъ Россійскаго государства, 1768 и 1769 году, в книге: Исторические путешествия. Извлечения из мемуаров и записок иностранных и русских путешественников по Волге в XV-XVIII вв. — Сталинград. Краевое книгоиздательство. 1936 г.
  4. 4,0 4,1 С.П.Жихарев. «Записки современника». Под редакцией Б.М.Эйхенбаума. — М.; Л.: Изд-во АН СССР, 1955 г.
  5. В.И.Даль. «Пословицы и поговорки русского народа». — 1853 г. (изданы в 1862 г., — в «Чтениях Общества Истории и Древностей Российских»)
  6. Н.М.Пржевальский. «Путешествие в Уссурийском крае». 1867-1869 гг. — Мосва: ОГИЗ, 1947 г.
  7. П.И.Мельников-Печерский. «На горах». Книга первая (1875-1881). Собрание сочинений. — Мосва: «Правда», 1976 г.
  8. Н.Ф.Золотницкий, «Аквариум любителя» (Растения отечественные: Trapa natans L.) — СПб., 1885 г.
  9. 9,0 9,1 В.А.Обручев. «Плутония». «Земля Санникова». — Мосва: Машиностроение, 1982 г.
  10. В.И.Вернадский. Дневники: 1926-1934 гг. ― Мосва: Наука, 2001 г.
  11. Постановление СНК РСФСР и ВЦИК от 10 февраля 1935 года: «Об утверждении сети полных заповедников общегосударственного значения».
  12. 12,0 12,1 Г.Г.Боссэ, «Готовьте из диких весенних растений мучные изделия, супы, салаты». — Мосва, Госторгиздат, 1942 г.
  13. В.А.Обручев. «Мои путешествия по Сибири». — М.-Л.: издательство АН СССР, 1948 г.
  14. И.Константинов. Где течёт речка Пра. — Мосва: «Работница», № 6 за 1980 г.
  15. Вадим Бурлак, «Хранители древних тайн». — Мосва: Вагриус, 2001 г.
  16. Дмитрий Иванов. Жил-был бобр. — Мосва: «Вокруг света», 15 июня 2004 г.
  17. Иллюстрация. — Three seeds of Trapa bicornis (water caltrop, Thailand, sept. 2006).
  18. «Садоводу на заметку» («Водоплавающий» орех). — Мосва: журнал «Наука и жизнь», № 6 за 2006 г.
  19. Александр Иличевский, «Матисс». — Москва: журнал «Новый Мир», 2007, №2-3
  20. 20,0 20,1 А.Сисейкин. «Чилим» — Мосва: журнал «В мире растений», №11 за 2007 г.
  21. Александр Иличевский, «Облако». — Москва: журнал «Октябрь», 2008, №1.
  22. Александр Иличевский, «Перс» (роман). — Москва: изд. «АСТ», 2010 г.
  23. Евгения Некрасова. Ложь-молодежь. Повести-близнецы. — Саратов: «Волга», №7-8 за 2016 г.
  24. Иллюстрация — Fruit d'une mâcre nageante (Trapa natans). Lac de Soustons, France (6 iuni 2012).
  25. Н.А.Некрасов. Полное собрание стихотворений в трёх томах: «Библиотека поэта». Большая серия. — Ленинград: Советский писатель, 1967 г.
  26. Михаил Савояров. ― «Слова», стихи из сборника «Вариации Диабелли»: «Булки»
  27. Михаил Савояров. ― «Слова», стихи из сборника «Оды и паро́ды»: «Чилим»
  28. Михаил Савояров. ― «Слова», стихи из сборника «Не в растения»: «Чортов орех»
  29. М.А.Тарловский. «Молчаливый полёт». — Мосва: Водолей, 2009 г.
  30. П.Н.Васильев. Стихотворения и поэмы. Новая библиотека поэта. Большая серия. — ДНК: 2007 г.




Лит’ ература  (ни к чорту, ни к ореху)

Ханóграф: Портал
Yur.Khanon.png




См. так’же

Ханóграф: Портал
NFN.png

Ханóграф: Портал
EE.png





← см. на зад


в ссылку

— Компилятивное эссе «орех ты, чёртов» было собрано в конце 2013 года.
На основе этих артефактов ни один из публичных проектов не получил ни черта


Red copyright.png  Автор : Юрий Ханон.  Все права сохранены.  Red copyright.png
Auteur : Yuri Khanon.  Red copyright.png  All rights reserved.


* * * эту статью может исправлять, к чёрту, только сам Автор.
— Желающие сделать замечания или дополнения, могут оставить их при себе
или отправить через чёртову трубочку.


«s t y l e t  &   d e s i g n e t   b y   A n n a  t’ H a r o n»